Власти Южной Осетии заинтересованы в легитимности и честности выборов: глава управления АП

© Sputnik / Виталий Белоусов / Перейти в фотобанкУчасток для выборов президента Южной Осетии
Участок для выборов президента Южной Осетии - Sputnik Южная Осетия, 1920, 28.01.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В Южной Осетии 10 апреля пройдут выборы президента страны. Какова сейчас общественно-политическая ситуация в республике? Сколько кандидатов захотят попробовать свои силы в борьбе за высший пост в государстве и какое их число оптимально для небольшой республики? Какую роль играют соцсети в политике и электоральных процессах в частности? Справляется ли действующая власть с задачами по внутриполитической повестке? Возможны ли фальсификации на апрельских выборах?
Обо всем этом в интервью Sputnik своим мнением поделился руководитель управления по внутренней политике администрации президента (АП) Южной Осетии Мурат Ванеев.
– Как вы оцениваете общественно-политическую ситуацию в начале предвыборной гонки?
– Все в ожиданиях. Вы заметили, что даже несмотря на какие-то острые темы в обществе на протяжении последнего года, мы к выборам подошли относительно спокойно. Потому что у основной части населения было понимание того, что нет необходимости сейчас ломать копья и переходить красные линии. Надо дождаться выборов и изложить свою позицию, поспорить, предложить. Так что ждем.
Возможно, с одной стороны, такое спокойствие связано с национальным менталитетом. С другой стороны, маленькое общество, и мы все-таки понимаем, что обострять, усугублять – это неконструктивно. Лучше вести конкуренцию в допустимых рамках.
© Sputnik / Наталья АйриянМурат Ванеев
Мурат Ванеев - Sputnik Южная Осетия, 1920, 28.01.2022
Мурат Ванеев
– На выборах в 2011 году было 17 кандидатов в президенты. Как вы думаете, будет ли и на этот раз много желающих попробовать избраться на высший пост в государстве?
– Вопрос вроде бы ни о чем, но на самом деле очень интересный. Я коротко попытаюсь сказать, что такое много и что такое мало, какое должно быть у нас мерило, чтобы, к примеру, сказать, что 15 – это много. Это примерно такой же вопрос, когда мы говорили: много ли в республике политических партий или мало.
Я, честно говоря, долго искал ответы и, наконец, нашел его для себя. Очень часто мы рассуждаем, что у нас маленькое государство, и мы не должны брать пример с больших, где сто миллионов населения, и партий у нас должно быть меньше. Я пришел к выводу, что вопрос даже не в количестве населения, оно влияет на количество членов какой-то партии, но на количество партий это никак влиять не может, потому что в любом обществе присутствуют три основных идеологических вектора – левые, правые и центристы. Так что мы должны исходить из этого.
Если говорить о политической системе, обратите внимание, что если мы учитываем основные идеологические направления, то логично, что нормальным количеством партий является пять-семь. На левом фланге две – социалисты и коммунисты, в центре – демократы, на правом – еще какие-то направления. А у нас в республике все же произошел перекос, у нас три социалистических партии, две демократических и так далее. Так что с учетом этих вещей, нормальным количеством партий в любом государстве будет, еще раз повторяю, порядка семи.
То же самое касается участников избирательного процесса. Я исхожу из той логики, что вообще участие в президентских выборах логично для людей, которые занимаются политической деятельностью или публично-общественной деятельностью. Если человек не публичен, не занимается политикой, то его участие в выборах для меня абсолютно непонятно.
С этой точки зрения, если говорить о количестве кандидатов, то закон предписывает политической партии участвовать в выборах. Получается, у нас 15 партий, и, по логике вещей, от этих партий должно быть столько же кандидатов.
Но основным показателем численности кандидатов, все-таки, является их политическая деятельность. Обратите внимание, что в государствах, где уже устоявшиеся демократические и политические традиции, человек, который не в политике, не является опытным управленцем (хотя бы в коммерческой среде), который не управлял большими коллективами, не занимался публичной общественной деятельностью, он просто-напросто не пойдет ни на какие выборы, потому что ему нечего будет сказать людям.
Выборы В Южной Осетии - Sputnik Южная Осетия, 1920, 26.01.2022
Первые желающие баллотироваться в президенты Южной Осетии обратились в ЦИК
– А как же пресловутое "хорз лаппу" (хороший парень)?
Почему у нас бывает обычно много кандидатов? Когда человек, не имеющий опыта и многих других вещей, которые его позиционируют, идет на выборы, чем он руководствуется? Когда выдвигается его сосед или родственник, он, возможно, задается вопросом, а чем я хуже, и такой же вопрос задают ему друзья. Это неправильный подход. Вопрос не в том, чем ты хуже или лучше, а в том, что ты можешь предложить. Именно это должно нас побуждать к определенным шагам. К сожалению, получается так, что "ты – хороший парень и можешь идти в политику". Может быть побуждения у таких людей правильные, но есть такая поговорка: благими намерениями вымощена дорога в ад.
И если человек себя нигде не пробовал, не вел общественную деятельность и так далее, то что он завтра может предложить? Теоретически он может предложить что угодно, но может наломать дров.
Отвечая на вопрос, я скажу, что будет больше десяти человек, которые изъявят желание баллотироваться. Второй вопрос – кто пройдет регистрацию.
– Как вы оцениваете деятельность по внутренней политике нынешней администрации? Все ли было сделано, как хотелось бы лично вам?
– Я полагаю, что в нашем государстве понимание того, что для нас хорошо и что плохо, иначе говоря, определение векторов развития внутренней политики всегда было правильным. Правильное понимание того, что хочет народ, понимание наших обстоятельств. Возможно, иногда методы решения были не те. Но если говорить о сегодняшнем дне и очень приземленно говорить о внутренней политике, то это то, что мы видим, то, чем живем.
У нас относительное спокойствие, достаточный уровень жизни. Я думаю, что большинство согласятся с тем, что динамика развития все-таки есть. Есть экономика, она худо-бедно, но развивается, у нас нет стагнации, открывается больше коммерческих предприятий. Это касается и других сфер. Я не скажу, что все это заслуга властей, но власть в этом участвует, она это как-то корректирует. Так что положительную оценку в плане внутренней политики мы все же заслужили. По крайней мере, для огромной обоснованной критики поводов мы дали мало.
Сессия парламента РЮО - Sputnik Южная Осетия, 1920, 27.01.2022
В ЦИК обратилась инициативная группа по выдвижению Гарри Мулдарова на должность президента
– Как вы оцениваете роль соцсетей в предвыборный период? Они вносят раскол, как многие заявляют, или, наоборот, могут быть в чем-то полезны?
– Если проанализировать тональность или направленность осетинского сегмента соцсетей, то чего бы это не касалось, там на 80 процентов негатив. Я скажу, какую это негативную роль играет. Не все люди занимаются политикой, у многих поверхностный взгляд, и у каждого человека формируется то или иное мнение относительно процессов, которые происходят в республике. Так что если у человека по каким-то причинам было маленькое зернышко недоверия к чему-то или кому-то, и после этого он в Интернете находит очень много критики, то это зернышко увеличивается. И это происходит зачастую безосновательно. Человек позволяет себе быть необъективным, получает информацию там, где она не совсем достоверная. В этом плане соцсети, скажем так, не полезны, в первую очередь, для самих тех людей, которые подвержены их воздействию, идут на поводу искусственно созданных мнений.
Раскол или не раскол? Я все-таки не думаю, что это сильно критично для нас. Потому что даже человек, у которого под воздействием соцсетей сформировалось какое-то мнение относительно тех или иных вещей, когда приходит время принимать решение, в данном случае голосовать, сбрасывает всю эту шелуху. Мы в маленьком обществе, и без соцсетей достаточно хорошо знаем, что в республике происходит.
Что касается имиджа республики, то, скажем, те же грузинские политики и их союзники понимают, что соцсети – это не показатель, но они могут это здорово использовать на международных площадках. Соцсети везде одинаковые, и они везде носят в политике деструктивный характер, но когда ты выходишь на международную площадку и ссылаешься на определенный сегмент в Интернете и с отсылками на весь этот негатив выстраиваешь свою политику, то это является реальным инструментом.
Если подходить с практической точки зрения, то в соцсетях пользы больше, потому что органы власти, аналитики могут черпать оттуда информацию, налаживать обратную связь и контакт с населением. Одним словом, если правильно ими пользоваться, то можно извлечь пользу.
Вирус-вымогатель атаковал IT-системы компаний в разных странах - Sputnik Южная Осетия, 1920, 07.01.2022
Anonymous accounts. Что из себя представляют югоосетинские боты и как они виляют на умы
– Вы ожидаете чрезмерного накала предвыборной борьбы? С нечистоплотными приемами и некорректным отношением соперников друг к другу?
– Недопустимые методы политической борьбы в большинстве случаев будут присутствовать в виртуале, в соцсетях, и не обязательно, что всем этим будут заниматься штабы кандидатов в президенты. Что касается реальной конкуренции, реального общения и действий, дебатов, то нет никаких предпосылок, чтобы неподобающим образом вести себя на выборах.
Горячо будет безусловно, хотя бы потому что речь идет о высшей должности в государстве. Полемика будет разносторонняя, но еще раз говорю, предпосылок для чрезмерного обострения нет. Есть какие-то узловые точки, которые по роду их значения являются моментами, на которые надо обратить внимание. Это вопросы регистрации кандидатов и подсчета голосов. По этим вещам всегда неоднозначное мнение.
Власть прекрасно это понимает, и главная задача действующей власти заключается в том, чтобы выборы прошли максимально открыто, прозрачно, справедливо и честно, потому что нам нужно добиться безоговорочной легитимности выборов. Это осознание есть у всех. Поэтому каждая секунда отслеживается, чтобы не допустить фальсификаций. Есть средства и методы, чтобы выборы прошли честно. Мы все этого хотим.
– Выборы в Южной Осетии всегда славились минимумом фальсификаций и манипуляций с цифрами. Продолжится ли такая славная традиция и на этот раз?
– Если мы под фальсификацией понимаем только подсчет, то это один вопрос. Если мы имеем в виду иные методы, препятствующие волеизъявлению населения, это совсем другое.
Что касается банальных приписок или вбросов, для этого есть минимальная возможность. Я уже сказал, что действующая власть заинтересована в легитимности выборов, поэтому никакого намерения использовать фальсификацию для изменения результатов выборов абсолютно нет. Это первый положительный момент.
Второе, это то, что чисто технически в наших условиях тоже очень мало вероятности (фальсификаций). И мнение югоосетинского избирателя, что "от меня ничего не зависит, поэтому я не иду на выборы" абсолютно ложное. Необходимо приходить на выборы и выражать свое мнение.
Лента новостей
0