Боты вредят даже тем, на кого работают: интервью с Вячеславом Гобозовым

CC0 / / Парень с ноутбуком
Парень с ноутбуком - Sputnik Южная Осетия, 1920, 11.11.2021
Подписаться на
В октябре в Южной Осетии заговорили об этико-правовой ответственности пользователей социальных сетей. Тема стала довольно широко обсуждаемой, а мнения общества и политиков, как и ожидалось, разделились. В интервью Sputnik политик и политолог Вячеслав Гобозов рассказал, какими могут быть рычаги воздействия на соцсети, почему боты вредят даже тем, на кого работают, и зачем нужно менять систему правления в Южной Осетии.
– Этот вопрос достаточно сложный и его надо разделить на несколько моментов. С одной стороны, определенные условия и факторы, которые сегодня сложились в соцсетях, диктуют необходимость некоторых ограничений. Ни для кого из нас не секрет, что очень часто пользователи переходят все грани, и вместо конструктивной дискуссии или высказывания своего мнения начинаются оскорбления и тому подобное. Поэтому есть ситуация, которую необходимо как-то регулировать.
Вячеслав Гобозов: для Южной Осетии опасность представляют третья группа пользователей социальных сетей - Sputnik Южная Осетия, 1920, 09.11.2021
Радио
Гобозов рассказал, какие пользователи соцсетей представляют опасность для Южной Осетии
С другой стороны, мы – люди, воспитанные в условиях советской системы и тотальных ограничений, прекрасно понимаем, что иногда благими намерениями вымощена дорога в ад. И очень осторожно надо подходить к такого рода ограничениям, чтобы с водой не выплеснуть и ребенка.

Часто случается так, что власть начинает закручивать гайки, когда простая критика в ее адрес может быть трактована чуть ли не как оскорбления. Тем более, мы говорим о таких размытых вещах, как оскорбление должностных лиц и так далее.

Я думаю, что любой человек, который собирается заняться политической деятельностью, должен понимать одну простую вещь – ему придется выслушивать гораздо больше неприятных вещей, чем человеку, который политикой не занимается. И, к сожалению, очень многие элементы его личной жизни будут в центре внимания общества. Если, к примеру, у простого человека вопросы его здоровья – это его личная тайна, то, допустим, у того, кто баллотируется в президенты, эти вопросы уже не являются его личной тайной. Поэтому любой занимающийся политической деятельностью должен понимать, что определенные неудобства он получает в ответ на плюсы от своей деятельности. И с этим придется мириться.
Ирина Гаглоева, Амиран Дьяконов, Петр Гассиев и Юрий Вазагов - Sputnik Южная Осетия, 1920, 01.11.2021
СМИ vs соцсети: в пресс-центре Sputnik обсудили возросшую роль социальных платформ
Поэтому к этому вопросу надо подходить очень осторожно. Повторяю, регулирование должны быть, особенно (обсуждения) в сети Интернет иногда зашкаливает и приводит к очень плохим последствиям.
Поэтому формулировки статьей должны быть предельно четкими, чтобы исключить возможность их трактовки по-иному.
– Другой вопрос в том, кто будет определять, насколько я оскорбила ваши чувства?
– Если мы говорим о социальной сети и пользователях, которые в той или иной части высказываются по политическим вопросам, их можно приблизительно разделить на три большие группы.
Первая – это реальные люди, которые не скрывают свои имена, имеют определенные политические взгляды и высказывают их. Да, часто и они выходят за пределы приличия, исходя из определенной интеллектуальной ограниченности или неумения вести дискуссию, или еще каких-то факторов. Это один момент. И этих людей спокойно можно призвать к ответственности, для этого имеются все законодательные рычаги. То есть, если ты считаешь, что человек тебя оскорбил, распространяет про тебя недостоверную информацию, клевещет, то иди в суд. В такой ситуации никаких дополнительных ограничений для этого не требуется. Человек публично высказал о тебе свое мнение и если оно является ложным, оскорбляет твои честь и достоинство, то этого достаточно, чтобы идти в суд.
Страница социальной сети Фейсбук - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.04.2021
За слова отвечать не придется: как анонимы в Интернете влияют на жизнь цхинвальцев
Вторая группа – это боты, которые работают на определенные группы. Одни на власть, другие – на оппозицию, разные политические силы. Это группа, которая получает деньги за свою работу. Естественно, они очень часто не стесняются в выражениях, потому что не несут ответственность.
И третья группа – этот момент я считаю самым опасным для нас, как для государства – это боты, которые финансируются извне. У нас достаточно врагов, прежде всего, Грузия. Думать, что они не хотят влиять на политические события в Южной Осетии, это смешно. И эта группа, щедро оплачиваемая из той же Грузии или США, активно участвует в политических дискуссиях, касающихся Южной Осетии. Их задача не в том, чтобы за кого-то или против кого-то высказываться – им надо любой ценой замазать грязью всю политическую элиту республики, сделать так, чтобы вылить столько негатива на все значимые фигуры, чтобы их просто всерьез не воспринимали.
Южная Осетия – это не Россия, не Китай и не США. Это достаточно маленькое общество, где все друг друга знают, а если не знают, то узнают в течение одного-двух дней. Вплоть до седьмого колена.
Поэтому внутриполитический эффект от деятельности этих ботов абсолютно нулевой. Сколько бы о Вячеславе Гобозове не писали всякого негатива в сети, все равно больше того, что есть реально, не будет. О любом более менее значимом человеке в Южной Осетии знают более, чем достаточно. Поэтому все подобные высказывания не имеют никакого внутриполитического эффекта, но они имеют очень плохой внешнеполитический эффект.
Мы все знаем нашу политическую элиту очень хорошо, плюсы и минусы любого из них. И когда мы выбираем, мы выбираем не на основе того, что бывает в Интернете и того, что там пишут боты. Мы выбираем на основе того, что знаем мы.
Десятилетие со дня признания независимости Южной Осетии Россией: пресс-конференция - Sputnik Южная Осетия, 1920, 25.10.2021
Радио
Гобозов об общественной ситуации: внутренние противоречия не должны мешать нашей цели
Поэтому деятельность ботов в сети не приносит никакой пользы, она прибавляет больше минусов. Никто ведь не является идиотом. Когда боты, защищающие оппозицию, льют грязь на власть. Это не прибавляет оппозиции плюсов, как и наоборот.
"Внешние" боты тоже прекрасно понимают, что высказываясь негативно о каком-либо политике, они никакого влияния на его рейтинг не оказывают. Для них главное другое – чтобы этот политик был максимально замаран во внешнем поле, чтобы его не воспринимали. И для этих целей Интернет очень хорошо подходит. И наши внутренние боты – наши политтехнологические достижения – тоже льют воду на эту же мельницу. И благодаря такой "деятельности" мы помогаем скомпрометировать политические элиты Южной Осетии, тем самым нанося очень большой удар по имиджу своего государства.
И если уж мы говорим о том, с кем должно бороться государство, то именно с этим оно должно бороться – разоблачая ботов, которые работают на внешние силы. А не бороться с тем, что кто-то внутри высказался о каком-то должностном лице и ему это не понравилось.
– Разоблачением ботов можно заняться и без специального законодательства, на это есть определенные структуры, есть обученные люди. А если уж привлекать к уголовной ответственности, то любое высказанное мнение может кого-то оскорбить, и под это попадают те, кто публикуется под своим именем, высказывает свое мнение. Эти моменты надо разграничить. Насколько правильным будет закрепить ответственность законодательно?
– Согласен. На сегодняшний день у нас достаточно законодательных мер. Из той анонимной статьи, с которой началось обсуждение этого вопроса, я так понял, что есть определенные технические возможности, чтобы выявлять ботов. Очень хорошо. Так, давайте, выявим тех, кто работает на внешние силы. На сегодняшний день наибольшую и постоянную активность проявляют именно они. Задача государства – бороться именно с ними.

К сожалению, наше сегодняшнее законодательство слишком несовершенно и наше правовое сознание не такое высокое, чтобы мы могли быть застрахованы от каких-то перехлестов, от того, чтобы благая в теории идея ввести этические нормы для пользователей Интернета не закончилась уголовными преследованиями любого, чье мнение не понравится власти.

Политикой занимаются не ангелы, но есть красные линии, которые нельзя переходить.
– Как вы думаете, с чем связана такая болезненная реакция на любое негативное высказывание в адрес политиков и чиновников? Вы сами сказали, что человек, идущий в политику, должен быть готов и к такому.
– Это связано с системой. Та система, которая у нас сложилась, не предполагает обратной связи и ответственности политиков за свои высказывания. Ни один министр не связан с мнением парламента, их назначает один и тот же человек. Вся вертикаль власти фактически подстроена под одного человека. В этой ситуации, конечно, негатив их оскорбляет – вдруг публичное высказывание не понравится тому, кто их назначает. Отсюда и такая болезненная реакция, не в плане того, что надо что-то исправить в своей работе, а чтобы начальник не узнал.
Наша политическая система не настроена на ответственность, поэтому и кризисы бывают.
Значки-логотипы социальных сетей на экране смартфона - Sputnik Южная Осетия, 1920, 22.02.2021
Государство попалось в соцсети
– Вы не раз говорили, что президентское правление не подходит нашей ментальности.
– Не то, что президентская форма, единоначалие, как таковое, нам не подходит. И даже когда народ находился в сложной ситуации, мы распались на группы самоуправляемых сообществ, где коллективистский вариант был сохранен.
Я всегда это говорил, что эта система единоначалия, причем доведенная до абсурда, и является источником наших кризисов, в ней корень всех наших бед. Именно она не дает нашей политической элите очень важную вещь – понимание того, что надо уметь договариваться. Что идти на компромисс – это не показатель слабости, а показатель ума. Те президенты, которые умели идти на компромисс, у нас считаются слабыми.
Я не являюсь сторонником и парламентской власти. Многие начинают говорить, "вот у нас же была парламентская республика, и все было хорошо". Не было у нас никогда парламентской республики, у нас была советская республика. Это совершенно другой вид. Более того, как показывает опыт, парламентская форма эффективна там, где есть сложившиеся серьезные партии, а для партий нужна определенная экономическая основа, которой у нас тоже нет.
Чибиров: 25 лет назад переход на президентскую форму правления спасло нашу республику - Sputnik Южная Осетия, 1920, 11.11.2021
Радио
Чибиров: президентская форма правления в какой-то степени спасла Южную Осетию
Поэтому в наших условиях я опасаюсь того, что президентская диктатура будет заменена диктатурой парламентской. У нас в 90-е годы был такой момент. Мы забываем, что именно тогда многие представители национально-освободительного движения были выжиты из республики. Поэтому парламентская республика тоже не панацея. Для нас панацея, это когда ни один центр силы не имеет контрольного пакета, возможности контролировать все.
В такой ситуации и президент должен быть с серьезными полномочиями, и правительство должно назначаться парламентом. В той же России уже перешли на это – согласно изменениям в Конституцию президент только подписывает указы о назначениях. Только так мы можем вернуть первосортность парламенту. В том варианте, в каком у нас сегодня парламент, он нам и правда не нужен. Парламент нужен как орган власти, а не отдел министерства юстиции. А органом власти он станет, когда будет реально влиять на формирование исполнительной власти.

Переход на профессиональный парламент, в общем-то, и подразумевал дальнейшие шаги. Не потому, чтобы дать депутатам зарплату, а чтобы партия или блок, выигравшая выборы, формировала правительство, брала на себя ответственность и отвечала за то, что они обещали своим избирателям. В этом случае президент будет как один из центров силы.

Нужны изменения и в судебной власти. В той же советской системе у нас народные судьи избирались населением. Давайте, вернем это. Пусть у нас первая инстанция будет выборная. И надо заканчивать с этой идиотской ситуацией, когда у нас все инстанции находятся в одном судебном органе – Верховном суде. У нас нет апелляционного суда, кассационного суда отдельно. Они должны быть. В России поняли это, мы никак не можем понять.
– Говоря о том, что президентская форма правления себя не оправдала, как вы считаете, готово ли общество перейти на другую систему? Как его нужно подготовить так, чтобы все прошло без революций и выхода на баррикады?
– Я думаю, общество давно готово. Оно видит, что каждый раз у нас начинается с определенных надежд и заканчивается "кто угодно, только не он". Это самый плохой выбор из всех. Выбор меньшего из зол всегда приводит к тому, что в итоге ты выбираешь большее.
Другой вопрос, готовы ли к этому политические элиты. Они тоже должны понять, что та система, которая у нас есть, каждые пять лет бывает если не кризис, то предкризисная ситуация. И каждые пять лет мы все начинаем заново. Это не дает нам возможности выстраивать какие-то стратегические планы. С этим надо заканчивать.
Зрелая политическая элита должна понимать, что встряски ей не нужны. Выборы – это другой вопрос, но они не должны быть встряской, кризисом, стрессом, после которого и общество, и политические элиты достаточно долго отходят. Для этого всю выборную вертикаль надо растянуть до конца, до местного самоуправления.
– Мы в преддверии очередных выборов. Как вы думаете, как должно себя вести общество?
– Прежде всего, ему нужно прислушиваться к тому, что будут говорить кандидаты, насколько они будут готовы. Если кто-то будет говорить, что с ним все поменяется, я в такое не верю. Другое дело, если будут те, кто скажет, что нужно реформировать систему, отказываться от единоначалия, и будут гарантии того, что это будет выполнено.
Эти выборы должны стать полигоном, чтобы, наконец, всерьез поговорить о серьезных кардинальных изменениях. Не просто о смене одного президента на другого, одной группы на другую, что ничего не изменит.
И я думаю, что мы подошли к этому пониманию. И общество с большим недоверием будет относиться к тому, что будет ему предлагать тот или иной кандидат. Панацеей эти выборы не станут, и кто бы ни стал президентом, если он будет работать в сложившейся системе, ничего хорошего сделать не сможет. Надо менять систему. Это выгодно и обществу, и политической элите.
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала