Прошла войну и знаю, что такое нехватка медиков: Ревмира Алборова о работе в красной зоне

© Sputnik / Ревмира АлбороваРевмира Алборова
Ревмира Алборова - Sputnik Южная Осетия
Подписаться на
Сотрудница Sputnik Южная Осетия Ревмира Алборова решила помочь своим бывшим коллегам в "красной зоне". Она рассказала, что происходит в больницах, где лечат ковид-больных и почему медики не выдерживают эту нагрузку

Диана Козаева, Sputnik

После того, как ситуация с распространением коронавируса в Южной Осетии серьезно ухудшилась, а медики друг за другом начали выходить из строя, Ревмира Алборова решила не оставаться в стороне, а пойти и помочь своим бывшим коллегам в оказании помощи ковид-больным.

Красная зона в РММЦ - Sputnik Южная Осетия
"Я был твердо уверен, что умру". Как житель Цхинвала боролся с коронавирусом

В семье такому решению, конечно, не обрадовались, но и отговаривать не стали.

"Радости никто не испытал, но все понимают, какая ситуация. Муж просто сказал: я так понимаю, тебя бессмысленно отговаривать", – говорит она.

Ревмира – в прошлом работник кардиологического отделения цхинвальской больницы, теперь – сотрудник информационного агентства Sputnik Южная Осетия. Она признается, что не понаслышке знает, что такое нехватка медиков в экстренной ситуации.

© Sputnik / Ревмира АлбороваРевмира Алборова после 16-часового дежурства в "красной зоне" РММЦ
Прошла войну и знаю, что такое нехватка медиков: Ревмира Алборова о работе в красной зоне - Sputnik Южная Осетия
Ревмира Алборова после 16-часового дежурства в "красной зоне" РММЦ

Приняв решение, она созвонилась со знакомыми медиками, одна из сотрудниц, работавшая в "красной зоне", заболела, и Ревмира ее заменила. 

"Я не была уверена, что пойду в "красную зону", но все мои знакомые, узнав о моем решении, сказали, что я в любом случае сделала бы это. У меня медицинское образование, а в больницах нужны рабочие руки. Я прошла войну в 1990-х, 2004-м, 2008-м, и знаю, как это бывает, когда не хватает медиков в экстренных случаях. Это очень тяжело, поэтому мне хотелось помочь и медикам, и больным", – рассказывает она.
Ревмира Алборова у пепелища своего дома во время войны 08.08.08 - Sputnik Южная Осетия
Ад на земле: как жительница Цхинвала выжила в войне и запечатлела правду о ней

По словам Ревмиры, от военной нынешняя обстановка отличается только тем, что человек выходит после дежурства в больнице и спокойно идет домой, не боясь шальной пули.

Она говорит, что чем больше медиков будет работать в это сложное время, тем легче будет больным, которые находятся в "красной зоне". Кроме того, тогда будет возможность сократить врачам и персоналу часы пребывания в "красной зоне", потому что многие физически не выдерживают 16-ти и 24-часовые смены.

"Ты приходишь в чистую зону, облачаешься в защитный костюм, специальные бахилы, маски, очки, две пары перчаток. Это все плотно обматывается скотчем. Там не столь страшно заразиться, сколь тяжело много часов находиться в этих защитных костюмах, не дышать, не сходить в туалет. У тебя физически нет времени посидеть, чтобы дух перевести, не то, что выйти в чистую зону, снять этот костюм и снова надеть, к тому же их тоже не хватает. У меня самой несколько раз было предобморочное состояние, ощущение, что сейчас упадешь и все", – признается Ревмира.

Она рассказывает, что штатный персонал, после дежурств в "красной зоне", вынужден выполнять и свою основную работу.

"То есть, они 16 часов находятся в "красной зоне", а через день идут на основную работу, и потом опять в зону", – говорит Ревмира.

© Sputnik / Ревмира АлбороваРевмира Алборова
Прошла войну и знаю, что такое нехватка медиков: Ревмира Алборова о работе в красной зоне - Sputnik Южная Осетия
Ревмира Алборова

Она уже дважды дежурила по ночам, первый раз в инфекционной больнице, второй – в детской, перепрофилированной под ковид-больных.

Ревмира говорит, что в инфекционке ситуация немного лучше, "там нет такого, что люди лежат в коридорах".

"В детской очень тяжелая картина – очень много больных, мест нет, все палаты забиты. Все помещения, даже технические, подсобные, ординаторские, процедурные отданы под палаты. И больные еще в коридорах. Многие просто лежат на матрасах на полу. Кислород нужен многим, его не хватает. Волонтеры помогают таскать баллоны, среди них есть не до конца выздоровевшие молодые ребята, которые тоже помогают по ночам перекатывать баллоны из палаты в палату, с этажа на этаж, они же подключают кислород", – рассказала она.
Медсестра. Архивное фото - Sputnik Южная Осетия
Много больных и мало лекарств: медсестра о работе в "красной зоне" в Цхинвале

По ее словам, медики физически не успевают следить за всеми назначениями пациентов. Поэтому есть больные, возле которых постоянно находятся их родственники, другого выхода у врачей просто нет.

"В основном запускают тех, кто уже переболел. Но, думаю, строгого контроля нет", – говорит Ревмира.

Администрация больницы предложила заключить с ней трудовой договор. Но Ревмира говорит, что ей придется от этого отказаться.

"Во-первых, я пошла туда не ради денег. Во-вторых, договор обязывает меня также дежурить эти 16 часов, а мне здоровье этого не позволяет. Я просто буду приходить и помогать медикам в любое время суток", – сказала она.

Ревмира говорит, что в последние дни волонтеров прибавилось и это очень радует, хотя их работа пока не до конца организована.

Она надеется, что на помощь медикам придет больше людей, сменам сократят время пребывания в "красной зоне" хотя бы до шести часов. Это, по ее мнению, облегчит медикам работу и улучшит качество ее выполнения.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала