15:29 29 Июля 2021
Прямой эфир
  • EUR86.86
  • USD73.19
Колумнисты
Получить короткую ссылку
145 0 0

У благородного чувства единения и консолидации против общего врага есть обратная "темная" сторона, под воздействием которой, люди часто теряют человеческое лицо. Что это за "темная сторона" и каким образом она тлетворно влияет на человека – в материале Sputnik.

Человек, как известно, существо социальное, а это значит, что его сознание, рефлексы и инстинкты способствуют тому, чтобы он консолидировался и собрался в сообщества. Будь то родство, национальность, увлечения или политические убеждения – на разных этапах мы можем быть частью множества сообществ и групп. Подобная склонность к консолидации, как вы наверняка понимаете, является частью инстинкта самосохранения, способствующей выживанию отдельных групп, крупных сообществ и человечества в целом. По сути, этот инстинкт является первопричиной появления народов, государств, да что там - самого человечества. Однако, как и у всего в этом мире, у инстинкта консолидации есть обратная сторона, которая, зачастую, противоречит первоначальным целям и задачам, сторона эта называется – "Стадный инстинкт".

Стадное чувство по структуре и базису практически неотличимо от инстинкта социализации и фактически попросту является его "темной стороной", которую мы, чисто умозрительно, можем вычленить только постфактум.

Впервые со стадным инстинктом мы сталкиваемся еще в ранние годы своей жизни - внутри первых сообществ, например, в детском саду, школе или дворовой компании. В таких сообществах, ввиду необходимости в социализации и интеграции в новый коллектив, дети часто наиболее ярко проявляют различные аспекты стадного инстинкта. Хорошим примером поведения "стада" является коллективная травля самого слабого или отличного ученика в классе. В ходе этой травли многие ее участники часто даже не способны сформулировать причину своей агрессии и на деле попросту следуют логике большинства. Через эту травлю сообщество учеников как бы выстраивает внутреннюю иерархию, постепенно вычленяя "своих" и "чужих", распределяя роли и консолидируясь, дабы в рамках природного механизма стаи избавиться от опасного или слабого члена. При этом, каждый ребенок вне этой толпы может быть вполне дружелюбным и воспитанным, однако "сознание" толпы в этом случае является ведущей побудительной силой. Проще говоря, толпа "больше" каждого отдельного ее члена и в какой-то момент становится автономной тенденцией, смена составляющих частей которой не влияет на ее направленность.

Все те же механизмы работают и в "мире взрослых", лишь немного усложняясь и становясь опаснее. Например, в ходе какого-нибудь митинга или марша фанатов футбольной команды толпа, импульс которой запущен "спусковым механизмом", будь то проявление насилия или сознательная манипуляция, тут же проявляет реакцию, в ходе которой нормы поведения и социальные инстинкты – отключаются.

"Толпа" – это своего рода отдельный организм, действующий в рамках своей собственной логики и "биологии", руководствуясь объединенным сознанием топы, словно ненадолго оживая и действуя. Толпа растет, толпа двигается и реагирует на внешние раздражители. Чем не живое существо? Ведь все мы, по сути, состоим из маленьких организмов, вместе составляющих наше тело. Так и толпа состоит из множества представителей, но представляет собой нечто большее, не управляемое, а управляющее.

На протяжении всей истории, особенно последних ее веков, мыслители и ученые не раз задумывались о логике и особенностях поведения масс, ставших агрессивной толпой. Невольные или сознательные участники французской революции, ошарашенные жестокостью агрессивной толпы, мораль и нравственность которой упразднилась до нижайших животных проявлений, или великий философ Фридрих Ницше, со свойственной ему прямолинейностью и категоричностью заявлявший, что "всюду, где пьет толпа – источник жизни отравлен", и не без явного презрения утверждавший, что "толпа не знает, что велико, что мало, что прямо и правдиво: она криводушна по невинности, она лжет всегда!" – все они интуитивно или на практике понимали, что стадное чувство есть не что иное как "расчеловечивание" индивида, увлекаемого логикой масс.

Подобные свойства поведения толпы, в которой человек становится проще, уподобляясь животному, обезличенному и реакционному – не раз использовали умелые манипуляторы. Вспомнить того же Геббельса, достигшего в своем мастерстве пропаганды и манипуляции мнением масс высочайшего уровня. Подумайте только, на какие жуткие преступления и самоубийственные действия пошло, казалось бы, крайне сдержанное и приличное немецкое общество, умело направляемое циничным нацистским пропагандистом.

По мнению ученых, в основе механизма массообразования и стадного инстинкта лежит животный страх и тенденция к консолидации против внешнего врага. Объединяясь с себе подобными, становясь больше и сильнее, группа испытывает чувство взрывной агрессии, единожды направленной и позже неуправляемой. Чувство эмпатии, генерируемое "зеркальными" нейронами головного мозга, вызывающее чувство родственности, сострадания и заботы, которое в начале процесса создания толпы работает как проводник, благодаря которому группа объединяется и солидаризируется, на этапе "взрыва" толпы полностью отключается. Толпу не интересуют попутные разрушения и жертвы, толпа не останавливается, топча своих же соратников. Гнев, страх и коллективная сила – главные факторы, побуждающие толпу к действию, а значит, "стадо" остановится, только устранив источник угрозы либо растеряв энергию изначального импульса.

Экстремальные проявления стадного инстинкта бросаются в глаза и не могут вызывать в нас какой-либо симпатии. "Агрессия и безумие толпы – это ужасно", скажете вы, и будете правы, но только ли в этом проявляются тлетворные аспекты консолидации масс? Разве болезненный национализм, расизм, шовинизм, радикальный феминизм и прочие подобные "измы" не являются проявлениями стадного инстинкта? Неужели мы наивно полагаем, что импульс, спровоцированный внешними или внутренними факторами, не создаст в этих сообществах идеальные условия для появления агрессивных масс?

Конечно, животное начало человека невозможно исключить или игнорировать, а значит, проявления базовых инстинктов всегда будут сопровождать нас, но, тем не менее, хочется верить, что человек может быть над своим животным началом. Мы должны научиться индивидуальности и сознательности, дабы не стать частью бездумной толпы, а объединяться и консолидироваться, вероятно, нам следует не по признакам пола, расы и политических взглядов, а на основе простой, но бесконечно прекрасной идеи "Мы – люди", следовательно, каждый из нас по-отдельности и все мы вместе должны решать свои проблемы разумно и гуманно, не опускаясь до пошлости стадного чувства.

Главные темы

Орбита Sputnik