11:50 17 Апреля 2021
Прямой эфир
  • EUR90.46
  • USD75.55
Колумнисты
Получить короткую ссылку
248160

Колумнист Sputnik Азамат Кулумбегов поделился воспоминаниями о мистической встрече с диким хищником в зимнем лесу

Недавно пересматривал один из любимых фильмов детства "Ван Хельсинг" и мистическая атмосфера киноленты с оборотнями вновь всколыхнула во мне воспоминания о завораживающем темном снежном лесе, в котором как-то оказался подростком и едва не стал жертвой хищника.

Эта история приключилась со мной в середине 2000-х годов, во время поездки за дровами с отцом. В то время многие жители Цхинвала все еще отапливали свои дома дровяными печками.

Отец, как опытный лесоруб, обычно запасался дровами заблаговременно, не дожидаясь холодов. Но в тот раз задержался из-за поломки своего старого ЗИЛа. Отец не хотел брать меня с собой за дровами, считая, что от совсем еще мальчишки будет мало проку, но я смог "навязаться" и поехать с ним.

В первых числах декабря мы выехали в наше родное село Тлиакана, которое в 90-х годах было полностью сожжено грузинами. Некогда цветущая деревня обезлюдела. О присутствии человека здесь напоминают только развалины сгоревших домов. Зато осмелели дикие звери, встретить их здесь - обычное дело. Нетрудно с глазу на глаз столкнуться с внушительных размеров волком, которые наталкивали на мысли о существовании оборотней, или с огромным медведем, устрашающим одним своим видом.

Прибыв на место, мы без промедления достали из кузова топоры, бензопилу и принялись за работу. Вскоре начался сильный снегопад. Какой-то невиданно тяжелый, будто с неба падали не воздушные хлопья, а снежки, которыми в детстве устраивали войнушку во дворе. Мы не успели заполнить кузов дровами, как наш дряхлый грузовик увяз в сугробе. Попытки вырваться из снежного плена не увенчались успехом, и мы решили переночевать прямо там, а выехать уже утром, когда снег затвердеет.

Было уже темно, как я вдруг вспомнил о бензопиле, которую в спешке забыл забрать, пока отец загружал бревна в кузов. Из-за выпавшего снега я не смог сразу найти бензопилу и пошел вглубь леса, где увидел картину, которая до сих пор ясно стоит перед глазами.

Полная луна, словно огромный фонарь светила сквозь снежные тучи, которые, спеша, убегали радовать жителей других стран. Покрывший землю снег блестел, будто расщедрившийся пират разбросал награбленные сокровища по-нашему давно забытому селу. Издалека был слышен вой волка, тщетно пытавшегося обратить на себя внимание луны. Пронизывающий ветер что-то нашептывал на ухо. Пока я взирал на вечерний пейзаж, все мои тревожные мысли испарились, подобно капле воды, упавшей на раскаленную печь. Я стоял минут десять, не осознавая, как зимний холод проникает в тело и приближается волк. Тяжелое дыхание лесного разбойника дало почувствовать мне его присутствие.

Неспешно повернувшись в его сторону, я оглядел старого, но довольно крупного черного волка. Он был искусан, очевидно, своими сородичами.

Возможно, это был вожак стаи, которого одолел более молодой и сильный собрат. Глаза хищника отсвечивали лунный свет, шерсть танцевала под потоками ветра, а его стойка, несмотря на раны, олицетворяла гордость. Я почему-то не запаниковал, но и не осмеливался откликнуться на зов отца, который забеспокоился и начал меня искать. Мы с волком будто давно друг друга знали и ждали этой встречи долгие годы. Прихрамывая, он начал двигаться в мою сторону. Сердцебиение участилось, но я будто впал в ступор, неподвижно застыв на месте. Закончив изучать меня, волк поднял голову, и мы встретились взглядами. Он даже не оскалился, в его глазах было что-то успокаивающее и лелеющее, и страх вмиг отступил. Я даже хотел до него дотронуться, но зверь убежал, услышав приближающиеся шаги отца.

Храм Святого Владимира во Владикавказе
Пресс-служба Владикавказской и Аланской епархии

Мы отыскали бензопилу и вернулись в машину. Поужинали хлебом и сыром, тепло оделись и не сильно чувствовали холод. Было уже довольно поздно, но я никак не мог уснуть. Отец уже задремал, тихо похрапывая, а я не переставал думать о волке. Лобовое стекло завалило снегом, и я расчистил его, надеясь снова увидеть клыкастого "друга", думал, он ходит где-то поблизости. Мне стало жалко изнуренное и наверняка голодное животное. Я даже намеренно не доел свой хлеб, чтобы угостить его, хотя идея казалась бредовой, ведь сам мог стать лакомством для зверя. Собравшись с духом, я решил выйти из машины, мне казалось, что хищник наблюдает за нами из глубины леса.

Ярко-бледный свет луны озарял все вокруг. Силуэты каркающих ворон, пролетавших над головой, напоминали нечистых существ из мифического мрачного леса, почти в таком же, где мы ночевали. Не осмелившись далеко отойти от машины, я решил оставить хлеб на земле, надеясь, что волк его заберет.

Утром карканье ворон сменило пение снегирей, они принесли день в тот зловещий, но по-своему прекрасный лес. Отец освободил колеса грузовика от снежных "оков". Пока он заводил машину, я решил проверить, лежит ли хлеб на месте, где я его оставил. Его там не оказалось, а вокруг были видны следы животного. Я тешил себя мыслью, что хлеб достался тому самому волку.

Мы приехали домой с почти полным кузовом дров, которые в метель своим теплом грели мои воспоминания о той мистической ночи.

Прошло много лет, теплоту в доме поддерживает газовая печь. Ехать за дровами уже нет надобности, но временами я думаю о том странном черном волке. Почему он не напал на меня, тогда еще совсем ребенка? Казалось, что животное не сильно ослабло, несмотря на раны. Может, старый вожак, покинутый всеми, просто нуждался в друге?..

Главные темы

Орбита Sputnik