13:27 22 Сентября 2021
Прямой эфир
  • EUR85.49
  • USD72.88
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
Ситуация с незаконным блокпостом Грузии в районе села Уиста (Цнелис) (137)
1514510

Планомерные действия на политическом и военно-дипломатическом уровне вынудят Грузию убрать незаконный блокпост с территории Южной Осетии. Как именно республика должна инициировать "аналогичный Цнелис" – читайте в интервью Sputnik с политологом Артуром Атаевым

Два года назад обстановка на границе Южной Осетии с Грузией серьезно обострилась. В конце августа 2019 года грузинская полиция выставила незаконный блокпост в пограничной полосе рядом с селом Уиста (Цнелис) в Знаурском районе. Власти республики потребовали убрать пост, однако ни эти требования, ни технические встречи в рамках МПРИ ни к чему не привели. В конце августа того же года Генпрокуратура Южной Осетии возбудила уголовное дело по факту незаконного пересечения госграницы республики вооруженными гражданами Грузии.

Политолог Артур Атаев в интервью Sputnik рассказал, как Цхинвал должен реагировать на сложившуюся ситуацию, возможно ли решение проблемы силовым методом, и ответил на вопрос о том, чем Южной Осетии угрожают совместные учения вооруженных сил Грузии и НАТО.

– К сожалению, грузинская сторона демонстрирует полную политическую непредсказуемость. И в этом плане очень трудно реагировать в рамках существующих политических схем и реалий. Если человек, сторона или государство недоговороспособны, то реакция может быть только одной – жесткой. Нет признания легитимности госграницы Южной Осетии, нет демаркации. Поэтому нужно осознать, что Грузия, даже после ухода Саакашвили из политической элиты, все равно демонстрирует полную непредсказуемость в политике своих действий на границе с Южной Осетией. Поэтому нужно готовиться к провокациям.

В данном случае, Цнелис – это, конечно, маркер, это удар под дых, который был недостаточно продуман и спрогнозирован. Сейчас, исходя из реалий того, что на границе в зоне видимости проходят регулярно учения грузинских вооруженных сил и НАТО, нужно очень четко проанализировать и продумать возможность дальнейшей эскалации – в каких точках Цнелис может повториться. Потому что повторюсь, непредсказуемость политики во многом от грузинской политической элиты не зависит. Как диктуют, так и делает сегодняшняя грузинская политическая элита.

– И все-таки блокпост есть. Как реагировать Южной Осетии и России?

– Нужно планомерно на политическом и военно-дипломатическом уровне вытеснять этот пост. Добиваться от Грузии, чтобы она сама убрала этот пост. Нужно дать понять, что эта политика непредсказуемых действий может эскалировать ситуацию. Это нужно делать декларативно со стороны МИД Южной Осетии и на уровне аналогичных мер в дипломатии и военно-политической сфере. Есть политика аналогичных мер. Аналогичный Цнелис должна инициировать Южная Осетия. И тогда грузинская сторона увидит необходимость принятия решений, которые приведут к консенсусу.

– Когда только началась ситуация вокруг грузинского блокпоста, многие призывали к силовому решению этого вопроса. Насколько оправдано применение силы в данной ситуации и нужна ли новая точка обострения?

– Я думаю, здесь власти сильно запоздали с применением силы. Если бы это было сиюминутное – то есть, не дать обустроиться силам Грузии, это было бы другое дело. Есть такое популярное изречение "после драки кулаками не машут". Аналогичный Цнелис нужно инициировать, потому что политика Грузии не демонстрирует путь к миротворчеству. Посмотрите, какие учения сейчас проходят на границе с Абхазией. Это знак и для Южной Осетии. Это огромный потенциал, который наращивает и будет наращивать (Грузия). Сейчас очень трудно размышлять, какие военные рычаги воздействия есть на Цнелис. Это был проигрыш в приграничной зоне. Это надо признать и, главное, не допустить и дать адекватный ответ: на дипуровне – в форме заявлений, и на аналогичном уровне, учитывая, что нет демаркации границы и нет признания государственности. Кстати, серьезная политика на участке границы в Ленингорском районе указывает на то, что есть адекватная, жесткая реакция, теперь нужно ее усиливать.

– Вы затронули тему участия Грузии в учениях с НАТО, которые проходят каждый год. И МИД Южной Осетии не раз говорил о своих опасениях в этой связи. Несут ли действительно эти учения какую-либо угрозу?

– Эти учения не могут не нести непосредственную угрозу государственности Южной Осетии. Потому что ежегодно на высшем политическом уровне НАТО, а именно из уст Йенса Столтенберга, звучит заявление о необходимости отзыва признания Южной Осетии. В этом году еще семь стран подключились к выпуску аналогичных заявлений на высшем дипломатическом уровне. Из новичков там Албания, очень активно продолжает действовать в этом направлении Польша. Поэтому когда нет признания государственности, учения, которые проходят в полуторакилометровой зоне от госграницы, демонстрируют, что есть враг. Условным врагом является, безусловно, Россия, и возможно даже страны, входящие в ОДКБ. Безусловно, в нынешних условиях Южная Осетия позиционируется Грузией, как оккупированная территория. Поэтому логика подсказывает, что Южная Осетия – это территория в политическом пространстве Грузии, которую надо освободить от оккупантов. Оккупанты – это российские войска и те сепаратисты, которые поддерживают существующий политический режим.

Помимо этого, есть отказ Грузии от подписания мирного договора. Это тоже тот маркер, который указывает, что у Грузии руки развязаны. В рамках существующего псевдо-международного права и псевдо-международных обязательств Грузия откровенно и недвусмысленно готовится отвоевать свои территории. Поэтому эти учения указывают, что многовекторность в плане действий вооруженных сил есть.

Раньше говорилось, что это плацдарм для Ирана, сейчас в рамках программы учений заявлялось, что это плацдарм для сил, отправляющихся в Афганистан. Но до момента вхождения талибов в Афганистане осталось 600 военнослужащих. Сейчас стало понятно, что плацдарма для Афганистана американцам в Закавказье не нужно. Остается Грузия, которая стремится в НАТО, и ей надо доказать свою дееспособность в плане партнерства. Это партнерство и доказывается.

– Насколько возможно, что Грузия в один прекрасный день вступит в НАТО, учитывая, что альянс не принимает в свой состав страны с территориальными спорами? И вы отметили призыв об отзыве признания, каковы перспективы?

– Россия в принципе не может отозвать признание Южной Осетии и Абхазии, потому что это удар не только по государственному имиджу, но и по государственности собственно. Это самое плохое, что может быть сделано Россией. Поэтому я предлагаю эту тему вообще не обсуждать и не поднимать.

Нужно иметь в виду, что современная политика – это, прежде всего, технология. Хорошим технологом является Йенс Столтенберг, который из раза в раз, из года в год заявляет одно и то же. Это тоже удар в одну точку, и американцы и американская политическая элита продемонстрировали его эффективность. Перестать обсуждать этот вопрос – самое оптимальное с нашей стороны. Пусть они делают заявления, нам здесь оно не нужно, я имею в виду российской политической элите.

Факт есть факт – государство состоялось, оно имеет всю политическую, военную атрибутику. Нравится это кому-то или нет, народ Южной Осетии – это победитель, который устоял и доказал свою состоятельность. Поэтому нас не должно волновать, входит Грузия в НАТО или не входит. Этот вопрос не является системообразующим и государствообразующим для Южной Осетии. Потому что де-факто Грузия уже давно там. Она активнее многих членов НАТО, она активнее Турции. В НАТО Турция занимает вторую позицию по военному весу и военной составляющей. Но Грузия демонстрирует более эффективную работу в структурах и системе НАТО. И нам уже не важно, войдет она туда юридически или нет. От этого Южная Осетия государством не перестанет быть.

– Почему в этом году к данному популизму присоединилась и Албания?

– Здесь очень интересная закономерность. Как мне представляется, для политической элиты Запада, ведущих европейских стран и США очень важна не Южная Осетия, не забота о Грузии, а сам факт того, что Россия вышла, выбилась из существующего международного правового поля, которое конструировалось как минимум с 1988 года.

Россия в августе 2008 года впервые за постсоветский период выбивается из этого сконструированного, грамотного, взаимодополняемого политического и военно-политического поля. Как Россия посмела? Именно об этом идет речь. Грузия нужна для того, чтобы попытаться наказать Россию, поставить ее в свой угол.

Обидно, конечно, что этого не понимают малые государства постсоветского пространства. Потому что, к великому сожалению, система международного баланса, система такого явления, как права и свободы человека, стала реально двойным стандартом и мифом. В этих условиях для меня очень знаково одно из последних откровений Саакашвили, которое прозвучало в интервью одному из украинских изданий.

Саакашвили сказал, что Запад обещал помочь, но он не сдержал слово. Он констатировал, что операция "Чистое поле" не просто так вызрела, она обсуждалась, и Запад должен был вмешаться. И, слава богу, что здравые умы возобладали в западном политическом сегменте. А так, Саакашвили все более и более откровенен, мы многое узнаем. И тот посыл, который на Бухарестском саммите звучал в адрес Грузии в 2008 году, о том, что страна получит ПДЧ для вступления в НАТО, тоже не соблюден.

И нужно иметь в виду, что западный ареал тоже не однороден – есть страны, которые реально опасаются Грузии. Ведь Саакашвили – этот тот вид политика, который получил название "политического маньяка", непредсказуемого, поведение которого очень опасно. И, к сожалению, сил на Западе, которые понимают здравость российской политики, очень мало.

Темы:
Ситуация с незаконным блокпостом Грузии в районе села Уиста (Цнелис) (137)

Главные темы

Орбита Sputnik