10:53 24 Сентября 2020
Прямой эфир
  • EUR89.25
  • USD76.35
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
Пандемия коронавируса (997)
484 0 0

Заведующая поликлиники республиканской детской больницы, педиатр Лариса Ханикаева рассказала в интервью Sputnik о работе в "красной зоне" и о том, как дети переносят карантинный режим

Заведующая поликлиники республиканской детской больницы, педиатр Лариса Ханикаева проработала десять дней в "красной зоне", после чего провела на карантине, как и другие медики, положенные две недели. Она рассказала корреспонденту Sputnik Элине Габараевой о лечении пациентов, круглосуточной терапии, а также об обязанностях всего медицинского персонала при работе с коронавирусными больными.

– Вы в течение десяти дней проработали в "красной зоне". Каково там было?

– Наша бригада состояла из десяти человек. Работа была настолько налажена, что никто никого не заставлял ничего делать, каждый знал свои обязанности и выполнял их, на мой взгляд, на все 100 процентов.

– Как обстоят дела со средствами защиты и есть ли безопасный переход (шлюз) из "красной зоны" в чистую?

– Средства индивидуальной защиты, конечно, у нас были: одноразовые маски, очки, медицинские костюмы, колпаки, перчатки. В плане индивидуальной защиты все было хорошо - кожа была плотно защищена от воздействия внешней среды.

Что касается "чистой" и "грязной" зон, то там есть четкое разделение. Зона, которая для нас являлась чистой, для остальных лиц (заходящих с улицы), не была таковой. То есть, она была безопасной только для нас. Мы переходили из "грязной зоны" в "чистую" через специальное помещение с предбанником и душевыми. Туда заранее заносили чистую одежду, мылись, переодевались и выходили уже в "чистую" зону.

Бывали дни, когда приходилось неоднократно заходить в "красную зону" – тогда мы снова надевали средства индивидуальной защиты и принимали новых поступивших.

– Каков распорядок дня для медиков в "красной зоне"? Как выглядит рабочий день там?

– Мы заходили к пациентам в 9.00, а вставали приблизительно в 6.00 утра. Обход начинался без опозданий. Медсестры сразу же начинали утренние процедуры, врачи осматривали пациентов, брали анализы, корректировали назначения – вдруг кому-то надо было добавить или наоборот убрать медикаменты. На руках был и список людей, которые проходили в тот или иной день тестирование на ковид. Тесты мы тоже проводили с самого утра.

Затем было больше свободного времени. Мы занимались заполнением историй болезни, обсуждали лечение больных. Я педиатр, со мной работала врач-кардиолог Аза Юрьевна Малдзигова, она врач, занимающийся взрослыми людьми, и мне было интересно ее мнение.

Далее начинались дневные процедуры у медсестер. Весь этот период санитарки занимались своими делами - сменой постельного белья и уборкой. Они это делали с утра до вечера. Кроме того, три раза в день они разносили пациентам еду, которую готовили на нашей кухне. Плюс раздавали передачи, которые приносили родственники. Вечером также бывали назначения и процедуры.

– Были ли дети в "красной зоне" в то время, как вы находились? Как они переносят пребывание в изоляции?

– Когда мы заступили, детей не было, но на момент выхода из "красной зоны" поступила группа с детьми. Родители и дети, слава Богу, были карантинные, а не ковидные. Чувствовали себя нормально, естественно, возникали неудобства в замкнутом пространстве, но они были на первом этаже с выходом на балкон. Я думаю, что им не составило труда продержаться там 14 дней.

– Сегодня вы работаете с людьми, находящимися на карантине?

– Да, конечно. Если бывает необходимость, то консультирую родителей, дети которых находятся на карантине.

– Были ли тяжелые случаи у детей, которые пребывали на карантине?

– Нет, тяжелых случаев не было. Но есть дети, которые находятся на карантине, и у них есть некоторые проблемы. Были индивидуальные случаи, когда ребенок температурил, кашлял, была и аллергическая крапивница. Ребенок был доставлен в инфекционную больницу из гостиницы "Алан". Ему была оказана помощь, и после карантина он уже наблюдался у нас в поликлинике.

– Как по вашему мнению, справится ли республика, если болезнь выйдет за пределы медучреждений?

– Сложно сказать, все зависит от количества заболевших и тяжести протекания болезни. Затрудняюсь ответить на этот вопрос, не хотелось бы, чтобы до этого доходило, но медики, конечно, готовы к работе.

С начала мая в Южной Осетии было выявлено 89 случаев заболевания коронавирусом, все зараженные уже выздоровели. 

Также в Южной Осетии продолжает действовать обязательный карантин для въезжающих через границу с РФ. От изоляции освобождаются лишь те, кто уже переболел коронавирусом и может представить справки об отсутствии COVID-19 и наличии антител в организме.

Ограничения на пересечение границы с Россией действуют до 31 августа.

Темы:
Пандемия коронавируса (997)



Главные темы

Орбита Sputnik