23:49 13 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR87.33
  • USD71.68
Северная Осетия
Получить короткую ссылку
82360

Во Владикавказе в арт-пространстве "The Лампæ" прошло очередное заседание книжного клуба Алана Цхурбаева, в рамках которого состоялась встреча с писателем из Цхинвала Тамерланом Тадтаевым, а также показ его фильма "Икона".

На встречу пришли боевые товарищи Тамерлана, а также поклонники его творчества: музыканты, режиссеры, филологи.

Анна Кабисова, Sputnik

Представляя собравшимся гостя вечера, ведущий книжного клуба, главный редактор журнала "Дарьял" Алан Цхурбаев подчеркнул, что чаще всего книжный клуб проходит в формате обсуждений творчества писателей без их непосредственного участия, а сегодня "ценность встречи в том, чтобы пообщаться с автором лично, тем более, что он пишет на непростые темы". Также Алан Цхурбаев рассказал, как произошло его первое знакомство с творчеством Тадтаева:

- В 2005 году наш общий друг Алан Парастаев притащил мне рукописи со словами: "Вот парень из Цхинвала пишет". Я поначалу отнесся с недоверием, но когда начал читать, то сразу ушел в это повествование, и до сих пор нахожусь в этом мире, который описывает Тамерлан. И по сей день меня его рассказы впечатляют, как и их уровень, который он выдерживает.

Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
© Sputnik / Анна Кабисова
Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе

Ведущий рассказал и о том, что на сегодняшний день у Тамерлана Тадтаева выпущено уже семь книг в авторитетных московских издательствах, и что наряду с писательством, он занимается и режиссурой.

О своем первом знакомстве с Тамерланом Тадтаевым рассказала филолог, преподаватель английского языка и литературы Фатима Абаева:

- В 2007 году я оказался в одной компании с художником Стасом Хариным и Тамерланом Тадтаевым. Мы разговорились, и я поняла, что этот человек задет войной, все в нем кипит, бурлит, он надломлен войной. Я тогда активно работала переводчиком и по долгу службы слушала много семинаров на тему посттравматического синдрома. И я поняла, что у Тамерлана как раз этот синдром. Я ему говорю: "ты пиши", а он в ответ достал из сумки листы с напечатанным текстом. Помню, что среди них был рассказ "Ангел". Я прочла тексты, и они мне так понравились. В тот же день Стас Харин написал гениальный портрет: он взял красную краску, кисть и на большом белом листе изобразил Тамерлана. Это было прямое попадание, очень своевременное и точное. Тогдашние мои впечатления от Тамерлана, его творчества и этого портрета очень сильно совпали.

После трогательных рассказов о первом знакомстве с Тадтаевым, собравшиеся перешли к обсуждению его творчества. Свое понимание рассказов и образа главного героя озвучил Алан Цхурбаев:

- Конечно, война – это главная тема Тамерлана Тадтаева, но мне интересно всегда думать о том, что отличает его рассказы от других военных авторов. И мне кажется, что проза Тамерлана – поистине антивоенная. Образ главного героя, который проходит через весь творческий путь Тамерлана, – это не тот человек, который рвется в бой первым и заражает боевым духом других. Часто он боится идти вперед и накануне боя думает о низменных вещах, которые обычно несвойственны человеку в этот момент.

Например, он думает о том, как отобрать автомат у своего друга, и, в целом, выглядит совершенно недостойным героем. Но, в итоге, он совершает мужественные поступки. Почему я говорю, что это антивоенная проза. Этому герою не хочется завидовать, не хочется быть, как он. Это не Рембо. Когда смотришь на Рембо, то хочется повторить его путь, не задумываясь, а здесь такого желания нет. Это та война, в которой ты бы не хотел оказаться. И здесь как нельзя лучше подходит афоризм Оскара Уальда, который я вспомнил, когда впервые читал рассказы Тадтаева: "Когда война закончилась, не надо говорить, что это плохо. Надо сделать войну пошлой". Вот в рассказах Тамерлана война – пошлая, и в этом смысле для меня это антивоенная проза.

  • Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    © Sputnik / Анна Кабисова
  • Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    © Sputnik / Анна Кабисова
  • Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    © Sputnik / Анна Кабисова
  • Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    © Sputnik / Анна Кабисова
  • Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    © Sputnik / Анна Кабисова
  • Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
    © Sputnik / Анна Кабисова
1 / 6
© Sputnik / Анна Кабисова
Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе

Свое мнение об образе главного героя прозы Тадтаева озвучил гость встречи, психотерапевт Сергей Гадзиев:

- Я местный житель, никакого отношения к Южной Осетии никогда не имел. Работаю врачом уже 36 лет и большая часть моих пациентов - это люди из Южной Осетии, такие как Тамерлан. Здесь упоминали о посттравматическом синдроме – это действительно так, этим людям было очень трудно.

Но вернемся к творчеству. Рассказы Тадтаева – это настоящая антивоенная проза, себя и своего героя он выставляет немножко как бравый солдат Швейк, а на самом деле – это крутой парень, правая рука Парпата (Алан Джиоев – ред.), который лазил со своим пулеметом, больше его ростом, на гору в Прис. Это нечто, ребята. Я всегда думаю, а смог бы я? Он же обычный, мирный человек, как и мы все, но так сложилось, что ему пришлось воевать. В более поздних рассказах повествование уже мягче, появляется юмор, но это настоящая, гуманная проза. В ней нет ненависти к грузинам, нет ненависти ни к кому. Это очень добрый человек.

Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
© Sputnik / Анна Кабисова
Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе

Гость встречи Татьяна Цаголова процитировала абзац из рассказа "Блондинка", в котором Тадтаев пишет о том, как до войны он относился к Грузии и даже хотел жениться на грузинке. И задала вопрос: "Пережито ли все? Переболело? Уже нет ненависти?

Тамерлан Тадтаев ответил:

- Тут сидят мои фронтовые товарищи: Владислав Козаев и Игорь Кокоев, они тоже проходили все это. Тот синдром, который у меня был, я исписал. Ко всем людям я отношусь хорошо: осетины, грузины, евреи, русские – в каждой нации есть плохое. А что касается грузин, то они не давали нам жить с 1989 по 2008 год. Мы жили в окружении грузин, нас постоянно бомбили, и нам приходилось защищаться. И в течение этого времени, у каждого сложилось свое отношение к грузинам.

Алан Цхурбаев задал свой вопрос:

- Почему ты начал писать? Ведь ты никогда не думал о писательстве. Ты прошел через войну, работал в таможне. Что случилось, что произошло в твоей душе, после чего ты начал писать?

Тамерлан Тадтаев:

- Случилась война, и каждый воевал, как мог. У нас были свои писатели, интеллигенция, художники, и я очень ждал, что о нас напишут. Но наши писатели писали обо всем, но только не о том, что у нас произошло. И выходили тупые статьи о том, как нас уничтожают. Потом Коста Дзугаев написал книгу "Огнестрельное оружие", я бросился ее читать с мыслью, что вот, наконец, мы можем увидеть самих себя, но я увидел нечто другое... Это было очень больно, ведь мы воевали и тоже были не ангелами.

Вот сидят Игорь Кокоев, Владислав Козаев и вот пришла Зейнаб – вдова гениального воина по кличке Пинка Васи (Маир Джиоев – ред.), которого называли "Человек-дивизия". Это ребята, которые спасли наш город и народ. Их похоронили, и такое ощущение, что как-будто их не было вообще. И тогда я начал писать. Парпата "оживил", Колорадо (Алик Джиоев – ред.) "оживил", всех других товарищей. И когда рассказы начали печатать в России, то заговорили уже и другие, которые раньше держали рот на замке.

Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе
© Sputnik / Анна Кабисова
Встреча с писателем Тамерланом Тадтаевым на заседании книжного клуба во Владикавказе

В заключение встречи выступил Асланбек Мзокты, член Союза писателей Северной Осетии, первый переводчик рассказов Тамерлана Тадтаева на осетинский язык:

- Главная тема прозы Тадтаева – это мы с вами, люди, осетинская нация и то, как мы себя проявили там на войне. Шолоховская классика, рассказ "Судьба человека", показала, как война разрушила судьбу солдата Соколова. И вот эти соколовы были и в Южной Осетии. Мой отец был на Великой Отечественной войне, но никогда нам ничего не рассказывал. А сколько там было ужасных эпизодов, разве там были одни герои? Такие же люди, как мы. Ведь война – это грязь, всю пену, все, что в тебе есть нехорошего, война выбрасывает. Посмотрите, какие герои в рассказах Тадтаева. Они же ужасные. Ты думаешь, неужели, вот он с автоматом идет и будет защищать кого-то? А ведь идет и стоит на страже…

Все это Тамерлан видел своими глазами. Увидел и поверил. Господь Бог сказал Тамерлану: "вот тебе талант и то, что ты увидел, если не расскажешь - то ты вообще не человек". Я две недели читал рассказ "Русская рулетка" и не мог дочитать. Дойду до того места, где грузин стреляет в Алана, и как-будто он стреляет в моего брата, в моего ребенка, в моего близкого. За что?!

Ведущий встречи Алан Цхурбаев сообщил всем собравшимся, что совершенно новые рассказы Тамерлана Тадтаева, посвященные Пинка Васи, человеку-дивизии, будут опубликованы в ближайшем номере литературно-художественного журнала "Дарьял".

Главные темы

Орбита Sputnik