Лана Парастаева о войне в августе 2008-го: журналист победил во мне человека и страх

© Sputnik / Лана ПарастаеваАвгуст 2008 года
Август 2008 года  - Sputnik Южная Осетия, 1920, 09.08.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
ЦХИНВАЛ, 9 авг — Sputnik, Элина Габараева. Переживая очередную годовщину грузинской агрессии против Южной Осетии в 2008 году, журналист Лана Парастаева словно возвращается в те августовские дни, которые слились для нее в один сплошной комок боли.
Она работала в то время в информагентстве "Рес". Уже с конца июля грузинские формирования возобновили обстрел Цхинвала и осетинских сел, гибли люди.
"Оценивая те события сейчас, становится понятно, что были признаки того, что грядет страшное. 7 августа ближе к вечеру было заявление Михаила Саакашвили, где он говорил, что все заканчивается и наступит мир. Я поверила в это. Ведь каждое лето были обострения, и каждый раз обходилось без большой крови. В том году тоже была надежда, что все хорошо закончится. Это было наивно…", — вспоминает Парастаева.
Даже когда грузинские войска обрушили на Цхинвал град снарядов и авиабомб, у нее теплилась надежда, что наступит утро и все успокоится.

"Я пришла с "Реса" домой ближе к 22.30 ночи. Было заявление по итогам встречи от тогдашнего представителя СКК с югоосетинской стороны Бориса Чочиева, и я забыла эту новость поставить на сайт. Это был важный текст, поэтому попросила коллегу Андрея Тадтаева вместо меня поехать на работу и опубликовать его. Дома уже Интернета не было. До 10-го числа я думала, что отправила Андрея на смерть", — говорит Лана.

Парастаева с мамой тогда жила в Цхинвале. Они легли спать дома на полу, но бомбардировка усилилась настолько, что им все же пришлось укрыться в сыром подвале.
"Мы жили в конце улицы Героев, в наш дом попали снаряды от "Града", тогда стало страшно. Было понятно – это война. Всю ночь я пыталась куда-то дозвониться, но телефон и вся техника у меня разрядились", — говорит журналист.
Цхинвал после разрушений - Sputnik Южная Осетия, 1920, 08.08.2022
"Я оказался в прицеле грузинки": военкор о том, как попал в Цхинвал в августе 2008-го
В какой-то момент на первом этаже их дома, в мебельном магазине, появились грузинские солдаты. Лана называет это самым страшным воспоминанием о войне. Психика отказывалась даже представить, что агрессоры могли сделать, узнай, что в подвале под ними находятся люди.
Девятого августа к ним во двор привезли хлеб. Парастаева попросила водителя довезти ее до расположения миротворцев. Она надеялась, что там работает генератор и ей удастся зарядить технику.

"На тот момент многое уже было разрушено, были жертвы, тела на улице. Я хотела это все сфотографировать. Журналист во мне победил человека, победил страх", — признается Лана.

До 10 августа она была у миротворцев, там же находились и российские журналисты. Когда стало безопаснее, Парастаева отправилась домой, по пути снимая на фотоаппарат все, за что цеплялся взгляд.
"Война — ужасное нечто! Я очень хочу, чтобы нигде в мире не было войн", — отмечает она.
Дом по улице Героев - Sputnik Южная Осетия, 1920, 08.08.2022
"Помню, что призывала весь мир прекратить это": Ольга Кирий о Цхинвале в августе 2008-го
Парастаева вспоминает, что сразу после завершения операции по принуждению Грузии к миру, она с коллегами стала собирать свидетельства простых жителей Южной Осетии о пережитом.

"Эмоций особо не было. Было холодное стремление что-нибудь сделать. Через объектив фотоаппарата я отстранялась, эмоции притуплялись. Я понимала, что я журналист и должна работать, мир обязан знать, что тут произошло", — отметила Лана.

Понимание ужаса произошедшего пришло гораздо позже — после того, как начались беседы с очевидцами страшных дней войны.
Весть о том, что Россия признала независимость Южной Осетии, она узнала на работе, эйфории не испытала, поняла только, что ее надежды оправдались и Родина, наконец, станет свободной.
"Мы не ожидали признания, работали над тем, чтобы собрать воспоминания, зафиксировать все и потом добиваться, чтобы этого всего больше не повторилось. Я много ездила по районам, собирала истории. 26 августа я вернулась из очередной поездки, перекидывала видеоматериал в ноутбук и услышала в пол-уха выступление Дмитрия Медведева. Я растерялась", — говорит Лана.
И лишь позже к ней пришло чувство радости, она неустанно повторяла про себя заветное "ну наконец-то".
Лента новостей
0