"Многие будут плакать": создатели рассказали о работе над спектаклем о геноциде осетин

© Sputnik / Natalia AiriyanСпектакль "Последний свидетель
Спектакль Последний свидетель - Sputnik Южная Осетия, 1920, 19.01.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В Южной Осетии на сцене Государственного драматического театра 20 и 21 января пройдут премьерные показы спектакля о геноциде осетин в 1920 году. Авторы и создатели рассказали о том, как рождалась пьеса, шла работа над постановкой и писалась музыка
Диана Козаева, Sputnik
Премьера спектакля "Последний свидетель" должна была состояться в июне 2020 года – к столетию геноцида. Однако пандемия смешала все карты и надолго затянула процесс. Тем не менее, художественному руководителю и творческой группе удалось завершить работу, которую они представят зрителю 20 и 21 января.
"Спектакль создан по документальным свидетельствам, по тем документам, которые мы смогли раздобыть в архивах. В работе принимал участие автор произведения Алан Остаев. Мы очень долго все обсуждали, кропотливо подходили к образу каждого героя, искали материалы. Нам было очень важно показать события более чем столетней давности через призму воспоминаний последнего свидетеля – маленького мальчика, ставшего очевидцем геноцида и вспоминавшего эти события, когда Осетия уже была признана Россией", – рассказал художественный руководитель Госдрамтеатра Тамерлан Дзудцов.
© Sputnik / Natalia AiriyanТамерлан Дзудцов
Тамерлан Дзудцов - Sputnik Южная Осетия, 1920, 19.01.2022
Тамерлан Дзудцов
Он подчеркнул, что этот спектакль – дань памяти жертвам геноцида и героям этих событий, а также попытка еще раз рассказать правду о них теперь уже со сцены театра.
Дзудцов обратил внимание, что в советское время эта тема замалчивалась, об этом не писали, а партократия пыталась представить геноцид классовой борьбой.
"Но в этом спектакле вы увидите очень много нового из тех фактов, которые до сих пор, может быть, неизвестны. Мы не просто показываем документальный спектакль, мы показываем все через художественную составляющую. И если некоторые вещи покажутся сомнительными, не удивляйтесь, потому что это, первым долгом, художественное произведение", – отметил он.
Говоря о материалах, которые использовались в процессе постановки спектакля, режиссер отметил, что помимо дневников грузинского карателя Валико Джугели, есть еще дневники главнокомандующего грузинской армией во время Советско-грузинской войны Георгия Квинитадзе, где целая глава посвящена Южной Осетии. Книга была издана на русском языке во Франции, куда после установления советской власти в Грузии эмигрировал Квинитадзе.
"Волосы дыбом встают от того ощущения, когда думаешь, как эти люди описывали те события. Для них это мемуары, но это свидетельства того, что они здесь творили. Там очень много интересного", – сказал Дзудцов.
Спектакль Последний свидетель - Sputnik Южная Осетия, 1920, 29.12.2021
Первый взгляд: спектакль "Последний свидетель" - фото
Он повторил мнение о том, что в то время все сводилось к классовой борьбе, но обратил внимание, что среди 13 коммунаров, впоследствии расстрелянных, не было ни одного человека другой национальности – ни грузина, ни армянина, ни грека, ни еврея.
"Мы об этом говорим даже в контексте нашей пьесы. Но когда мы читали документы – постановление Ноя Жордания, дневники Джугели и Квинитадзе, – стало ясно, что они не преследовали классовой цели. Да, среди меньшевиков были осетины, у нас даже есть прототип одного из них, которого мы вводим в спектакль как пример предательства. И когда мы проанализировали возраст коммунаров, кто и откуда пришел, где их поймали, то поняли, что максимум двое из них знали, что есть коммунистическая партия, большевики и меньшевики. Один из них это Андрей Джиоев, который знал что это такое, и Николай Котолов. Это были просто образованные для своего времени люди. Мы вычитали в архиве, что Гиго Кумаритов, который тоже был среди них – это пастух, который хотел защитить свое стадо. Он просто отстреливался от грузин, пока его сородичи отгоняли стадо овец. Разве это классовая борьба? Грузины хотели его ограбить, а потом поймали. И таких фактов много. Конечно, ни одного из свидетелей того расстрела не осталось, хотя он состоялся. Мы нашли много фактов, которые не вписали в контекст этой пьесы, поскольку тогда спектакль должен был бы длиться не три с половиной, а девять часов", – рассказал худрук.
Он подчеркнул, что это была этническая чистка, а все сомнения в этом рассеиваются после ознакомления с тем, как описываются карательные операции в дневниках Джугели и Квинитадзе.
Государственный драматический театр им. Коста Хетагурова - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.12.2021
"Последний свидетель" Алана Остаева: каким будет спектакль о геноциде осетин

Самый массовый спектакль

В предстоящей постановке заняты 70 человек. При этом, отметил режиссер, в штате театра 44 человека. Поэтому к работе были привлечены студенты и даже технический персонал, а специалисты из России помогли задействовать практически все технические возможности сцены. Кроме того, в спектакле принимают участие артисты североосетинского и дигорского театров.
"Такого полотна никогда не было за всю историю осетинского театра. Если вы хотите знать историю этого периода, этих десяти дней, которые в 1920 году уничтожили Осетию, вы придете и посмотрите спектакль", – подчеркнул Дзудцов.

Спектакль тронет сердце каждого

Автор пьесы Алан Остаев поспешил заметить, что он писатель, но писатель-прозаик, не имеющий никакого отношения к драматургии, и до работы над обсуждаемой пьесой писал лишь небольшие сценарии для юмористических передач.

"Я хочу сказать спасибо газете "Республика", которая первой заговорила об этом геноциде, а затем это сделал Владимир Путин. Я много думал об этом. В газете тоже часто обсуждали эту тему, говорили о том, что было бы неплохо поставить и спектакль, но, к сожалению, для реализации этой идеи нет никакого произведения. И тогда редактор "Республики" Андрей Кочиев предложил мне попробовать себя. Я поговорил с Тамерланом Дзудцовым, и хотя никогда не писал пьесы, я взялся за это", – рассказал Остаев.

© Sputnik / Natalia AiriyanАлан Остаев
Алан Остаев - Sputnik Южная Осетия, 1920, 19.01.2022
Алан Остаев
Он долгое время работал в МВД и у него была возможность ездить по селам, разговаривать с людьми старшего возраста, собирать материал.
"Я и сам что-то знал по рассказам старших. Кое-что прочитал в художественных произведениях других писателей. Надо отметить, что сохранилось немногое, поскольку в советское время об этой теме не позволялось не только писать, но даже думать", – с сожалением заметил Остаев.
Он признался, что часто тревожил режиссера посреди ночи, чтобы обсудить некоторые моменты - старались закончить как можно быстрее, успеть поставить спектакль к столетию геноцида.
"Я не ставил перед собой цель показать всех участников событий 20-х годов, я выделил тех, кто больше всех тронул мое сердце. Я мог не показывать и Рутена Гаглоева, но это человек, который всю свою жизнь добивался того, чтобы между севером и югом была дорога. Арсен Дзудцов и Мита Хасиев появились в моем произведении потому, что не покидали Осетию. Из Корнисского ущелья вообще ни один человек не ушел, они были в лесу, к ним грузины боялись близко подходить", – пояснил автор.
Он отметил, что спектакль может не тронуть сердце и не задеть за живое лишь слепого.
Алан Остаев - Sputnik Южная Осетия, 1920, 26.09.2019
"Последний свидетель кровавой эпохи": о геноциде в Южной Осетии написали пьесу

"Большую часть музыки я написал на сцене"

Музыку к спектаклю написал осетинский композитор Мурат Плиев. Геноцид 1920 года затронул и его семью. Дед композитора был чекистом, бакинским коммунаром, но в то время входил в отряд революционеров, которые тоже не ушли из Осетии, а воевали в горах.
"А моя бабушка носила им еду. Так что эти события напрямую коснулись моих предков, моей семьи", – сказал Плиев.
Он отметил, что музыка к пьесе возникла не сразу.
"Надо поработать с режиссером, актерами, и тогда возникают лишь ощущения и эмоции, которые затем нужно перевести в музыку. Большую часть музыки я написал на сцене. И, кстати, первые несколько моментов, которые я написал, не посмотрев спектакль, были ошибочными, потому что надо было прочувствовать атмосферу. Это одна из моих удачных работ, и я благодарен за такую возможность. Я так проникся данной пьесой, что не смогу ее смотреть без кома в горле. Когда соединяется то, что сделал Тамерлан и то, что написал я – это нечто. Многие будут плакать", – рассказал композитор.
© Sputnik / Natalia AiriyanМурат Плиев
Мурат Плиев - Sputnik Южная Осетия, 1920, 19.01.2022
Мурат Плиев

Готовы к критике

Худрук театра заверил, что готов к критике, которая, несомненно, прозвучит после премьеры.
"Я гарантирую шквал критики, и я ко всему готов. Пусть один человек докажет мне, что это было документально не так, и я готов изменить весь спектакль. Но не будем забывать, что мы делали художественное полотно", – сказал он.
Тамерлан Дзудцов добавил, что, возможно, будет вторая часть пьесы.
Он также уверен, что зритель, не знающий историю Южной Осетии, поймет то, что хотели сказать создатели спектакля, который Госдрамтеатр уже планирует показать за пределами республики.
"Он написан современным языком, игра артистов, музыка заставит задуматься зрителя", – сказал Дзудцов.
Лента новостей
0