10:45 21 Октября 2020
Прямой эфир
  • EUR91.56
  • USD77.78
Интервью
Получить короткую ссылку
10496126

В конце сентября в Нагорном Карабахе начались широкомасштабные боевые действия. Стороны возлагают ответственность за нарушение перемирия друг на друга и сообщают о многочисленных потерях противника и успехах своих войск. Есть жертвы и среди мирного населения.

Редактор армянского новостного сайта "Армлин" Ашот Сафарян рассказал в интервью корреспонденту Sputnik Диане Козаевой о ситуации на линии фронта, поделился своим видением причин обострения и прогнозом о дальнейшем развитии событий. (Об азербайджанском взгляде на события в Нагорном Карабахе читайте здесь)

- Как вы оцениваете военный и экономический потенциал сторон конфликта, можно ли говорить о том, что кто-нибудь из них сможет нанести решительное поражение противнику?

- Военный потенциал, с точки зрения вооружений и экономики, выше у Азербайджана. Это нефтяная страна и последние 10-15 лет она вкладывали достаточно средств в свое вооружение. Но сегодня девятый день войны, а как мы знаем из военной истории, израильская армия в Шестидневной войне решила все свои проблемы с арабской коалицией. Но как тут ни крути, они (азербайджанские войска - ред.) не выполнили задачу одного дня в военном плане. Это при том, что у них безусловная, безграничная поддержка Турции на словах и на деле. Это несколько тысяч наемников из Сирии, Ливии и, по нашим данным, прилетело уже специальное элитное подразделение Пакистана.

Идут ожесточенные бои по всей линии фронта. Я не знаю насчет решительного поражения, но учитывая арсенал наших тактических ракет, думаю, что в критической ситуации командовании армией и военно-политическое руководство к нему прибегнет в любом случае. Это дивизионы "Искандер", "Точка-У". Имея такое вооружение, вряд ли мы им не воспользуемся, когда настанет время.

Ашот Сафарян
Ашот Сафарян

На моей памяти это третья армяно-азербайджанская война и, будучи реалистами, надо признать, что безусловная поддержка Турции все очень усложняет. Турция – мощнейшая с военной точки зрения страна с успешной экономикой, и мы не можем сбрасывать ее со счетов.

Без Турции Азербайджан постигла бы судьба 1994 года с тем отличием, что мы бы не подписывали соглашение о прекращении огня, а подписывали бы соглашение о безоговорочной капитуляции. На сегодняшний день они фактически никуда не продвинулись. Это правда.

Что касается окончательного военного поражения, я не думаю, что это будет. Потому что силы действительно неравны. В любом случае Турция этого не допустит, как мы понимаем. Будем реалистами. Но они не достигли того, что планировали. Они планировали блицкриг в течение двух-трех дней, расчленение Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха) по частям и окружение, но этого у них не получилось. Это факт, а с фактами не поспоришь.

- Насколько в этой ситуации важен человеческий фактор, так сказать, моральный дух тех, кто на передовой?

- Я думаю, это всегда важно, особенно в таких войнах. Они (Азербайджан) говорят, что нас десять миллионов, а вас – два миллиона. Но зачем они в таком случае тысячами завозят наемников абсолютно другой страны? Если ваше дело правое, зачем вам сирийские, арабские и турецкие наемники с таким количеством перевеса в вооружении?

- Очевидно, чтобы свои люди не гибли.

- Кстати, об этом. Сегодня уже можно утверждать, что среди азербайджанских подразделений подавляющее большинство представители национальных меньшинств – талыши, лезгины, аварцы и таты. По нашим подсчетам, больше шестисот человек из погибших – это представители национальных меньшинств Азербайджана. Есть сведения, что в Ленкоране началось какое-то выражение недовольства, потому что они из опыта первой карабахской войны знают, что их сыновья всегда использовались в качестве пушечного мяса. Что касается морально-волевых качеств, человеческого фактора, то, это, конечно, важно. Если 18-летний пацан подбил шесть единиц бронетехники противника и продолжает воевать, если другой вырывает чеку из граната и с ней бросается в окоп – это не сказки и не военная пропаганда, которую наши враги так любят рассказывать. Это правда. Если успешный бизнесмен из Европы оставляет все свои дела, покупает билет и приезжает на войну, о чем это говорит? О том, что человеческий фактор очень важен.

Фактически мы сейчас ведем войну пятого поколения. Вовсю задействованы дроны и беспилотники, они сейчас играют решающую роль. Но человеческий фактор остается человеческим фактором.

- Каковы цели Азербайджана, идет ли речь о возвращении тех нескольких районов, которые когда-то образовали так называемый пояс безопасности вокруг НКР, или целью является захват всего Карабаха?

- Я слышал мнения некоторых российских политологов о том, что речь идет о том, чтобы откусить кусочек и заставить армян сесть за стол переговоров. Но при той массированной, широкомасштабной атаке, которую ведет Азербайджан, я думаю, речь идет о том, чтобы раз и навсегда покончить с их так называемой "карабахской проблемой". Не может при таком потенциале и интенсивности боевых действий идти речь о какой-то локальности войны. Боевые действия начались абсолютно по всей линии фронта, это почти 300 километров. Никаких локальных задач, я уверен, Азербайджан перед собой не ставит. Прорвать фронт в нескольких местах, в частности, с Омарского перевала, перекрыть самую главную дорогу Армения – Карвачар, и с юга перекрыть так называемый 08.04 коридор. Вот две дороги, которые соединяют Арцах с остальной Арменией.

Я думаю, Ильхам Алиев (президент Азербайджана - ред.) вообще пошел ва-банк. В его карьере, это последняя возможность решить вопрос в пользу себя.

- Чего хотят Карабах и Армения?

- Карабах и Армения хотят жить в мире, работать, растить своих детей, пахать землю жить. То, что всегда хотели армяне. Воевать они не хотят. Мы не заточены под это. Мы ничего не хотим, мы хотим мирно жить и работать на нашей земле.

- Насколько вероятны этнические чистки в тех районах, где сейчас идут боевые действия?

- Там никаких этнических чисток быть не может. То, что Алиев призвал свои вооруженные силы относиться лояльно к населению Армении, у нас вызвало смех. Никакого населения Армении они не видели и никогда не увидят. Боевые действия идут там, где, собственно, никакого населения нет. Это так называемый "пояс безопасности", это линия фронта, там люди никогда и не жили.

- И Армения, и Азербайджан говорят уже о тысячных потерях противника, преуменьшая, вероятно, свои цифры. Почему стороны так активно используют информационные фейки о том, кто начал войну, каковы жертвы, сколько техники уничтожено? 

- Хочу сказать, что мы не используем информационные фейки, мы даем по нашим погибшим полные сведения. Более того, каждый день или через день по всем каналам мы поименно перечисляем всех погибших. Это наша ментальность.

То, что они говорят про наши потери, это их дело. Судя по прошлой войне, они давно должны были нас всех перебить. Это несерьезно. Когда наступающая сторона говорит о том, что у обороняющейся стороны десятикратные потери, так не бывает. Все понимают, что любая наступающая сторона теряет в четыре раза больше, чем та, которая обороняется. У них, почему-то, наоборот.

Мы свои потери не скрываем. Человеческие, во всяком случае.

- Какова роль Турции и других акторов в нынешнем обострении?

- Как я уже сказал, у Турции ведущая, решающая роль в этой войне. Я уверен, что Ильхам Алиев после войны 2016-го подготовился, Турция ему дала карт-бланш в вопросе вооружения, людских ресурсов. Так что, здесь о роли Турции не приходится говорить, потому что она решающая.

Заявления Эрдогана (президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган - ред.) беспрецедентны по своей жесткости. Но к ним присоединились Афганистан, Пакистан – страна, которая до сих пор не признала Армению как государство. Так что, я думаю, их роль будет существенна, как и в войне 1994 года, когда, по договоренности Гейдара Алиева и Хекматияра (тогдашний премьер Афганистана Гульбеддин Хекматияр - ред.), он послал сюда несколько тысяч наемников…

Плюс есть несколько других стран, например, Беларусь, которая тихой сапой продолжает отправлять вооружения. Конечно, Израиль. Потому что кроме Турции самую решающую поддержку может оказать Израиль. Насколько я знаю, два самолета в день вылетают из Израиля и садятся в Баку. Украина, которая почему-то прервала воздушное сообщение с Арменией и отменила все банковские переводы. Я очень люблю Украину, я жил там четыре года, но то, что делает правительство Зеленского (президент Украины Владимир Зеленский) – в принципе не важно, Порошенко (экс-президент Украины Петр Порошенко - ред.) был бы такой же – я считаю, это гнусность с точки зрения европейской, с точки зрения христианской страны. Но это пусть останется на их совести.

- Может ли Москва влиять на развитие событий?

- Я уверен, что Москва может влиять на все, что она захочет. Главное, чтобы она захотела. Я не знаю, что думает Россия, что думает Путин (президент России Владимир Путин - ред.), но я не думаю, что он может допустить даже мысль о том, чтобы потерять Армению. А Армения без Арцаха будет потеряна, это лишь вопрос времени.

Есть вопрос престижа, вот для азербайджанцев – это вопрос престижа, а есть вопрос жизни. Здесь война идет не на жизнь, а на смерть. 

- У армян большие диаспоры по всему миру. Насколько ощущается их поддержка?

- Поддержка ощущается. Когда мы видим многотысячные митинги в Лос-Анджелесе, конечно, она ощущается. Но как воюющая сторона мы бы хотели более предметную поддержку, в том числе и диаспор. Это выражается в прилете добровольцев, финансовой помощи.

- На каком этапе возможно прекращение горячей фазы конфликта и возврат к переговорам?

- Когда Алиев и Эрдоган поймут, что у них ничего не получается при всех вливаниях оружия и живой силы. Когда они увидят, что никаких действенных подвижек нет, и народ Азербайджана начнет роптать из-за этих потерь. 

Мы не можем позволить, чтобы они нам что-то диктовали. Значит, мы должны ждать, когда им это надоест в той или иной степени. Вот и все.




Главные темы

Орбита Sputnik