12:48 14 Июля 2020
Прямой эфир
  • EUR80.62
  • USD71.13
Культура
Получить короткую ссылку
675 0 0

В дагестанском городе Буйнакске в начале декабря состоится выставка и перформанс в рамках проекта "Открывая синагогу", инициированный Северо-Кавказским филиалом Государственного центра современного искусства при грантовой поддержке Еврейского конгресса.

Анна Кабисова

Проект "Открывая синагогу Темир-Хан-Шуре" посвящен наследию еврейской общины современного Буйнакска (в прошлом Темир-Хан-Шура), которая представляла собой значительную долю населения города. В городе, где живет чуть более тридцати семей еврейской общины, чудом сохранилось здание синагоги горских евреев, которая закрыта уже три десятилетия и тихо ветшает за высоким забором. Согласно разным источникам, она является первой построенной синагогой на территории Дагестана.

Команда проекта состоит из людей разных национальностей и вероисповедания, объединенных пониманием того, что это настоящий бриллиант и заслуживает пристального внимания как памятник архитектуры. Внутри сохранились интерьеры и мебель разного времени. Есть информация, что основная структура не менялась со дня постройки, а интерьеры лишь обновлялись, сохранив решения, а иногда, оставшись неприкосновенными.

Проект призван привлечь внимание к данному объекту наследия и к культуре еврейской общины. В рамках проекта планируется серия событий в самой синагоге при участии художников современного искусства, которые готовы максимально тактично отнестись к ее пространству.

Синагога в Буйнакске
Из личного архива Е.Гандрабуры
Синагога в Буйнакске

По словам авторов проекта, главная цель - открыть синагогу для представителей общины, исследователей и горожан, сделать ее предметом гордости, позволив не только вспомнить свою историю, но и открыть смыслы, которые связаны с этим пространством. Организаторы проекта уверены, что история общины горских евреев на Северном Кавказе заслуживает музея и надеются, что он будет создан.

Куратор проекта "Открывая синагогу", старший научный сотрудник Северо-Кавказского филиала Государственного центра современного искусства Екатерина Гандрабура рассказала о том, как возникла идея выставки и перформанса:

Пленительная таинственность 

- Последнее время я зачастила в Дагестан, город Буйнакск, и в настоящий момент опять возвращаюсь оттуда. Это небольшой город в часе езды от Махачкалы. Мы там оказались благодаря нашей подруге и коллеге, создателю "Первой галереи", заместителю директора Национального музея Дагестана, Джамиле Дагировой и директору этого же музея, Пахрудину Магомедову, которые направили нас в Буйнакск. Мы хотели посмотреть их филиал и синагогу, а также попробовать уговорить директора краеведческого музея, замечательного Микаила Дугричилова, подать заявку на первый грантовый конкурс Еврейского конгресса по поддержке музейных и выставочных проектов.

Екатерина Гандрабура
Из личного архива Е.Гандрабуры
Екатерина Гандрабура

23 февраля мы оказались в Буйнакске и вместе с новым главой общины горских евреев города, которых осталось меньше 15 семей, Изей Пашаевым, стояли у ее стен. Даже попасть внутрь была задача не тривиальная. Синагога закрыта, а ключи были не от всех замков. Пришлось залезть в окно.

Представьте, практически тридцать лет она стояла в центре города, за стенами гремели взрывы, уезжали народы и приезжали новые, а она стояла и тихо ветшала. Мы застали в старой синагоге свою, особую, скрытую от глаз, жизнь - с клопами, мышами и кошкой, которая вылизывала новорожденных котят в арон кодеш прямо на шелковом талите. На полу валялись горы старых книг, детских тетрадей, листки старинных книг. Инстинктивно я начала их поднимать и складывать в один из шкафов. Вечером мы уехали, а Национальный музей подал заявку на проект, не связанный с синагогой. Директор буйнакского филиала сказал, что, готов помогать мне, но сам вряд ли возьмется. Несколько ночей я думала про эту жизнь, таинственность, которая меня пленила, и я решилась в это ввязаться.

Синагога в Буйнакске
Из личного архива Е.Гандрабуры
Синагога в Буйнакске

"История заброшенной синагоги в Дагестане вдруг стала моей"

- Дело в том, что люди уехали из этих мест совсем недавно, и это время я сама хорошо помню. Это были восьмидесятые и девяностые годы. Мои бабушка и дедушка жили в маленьком городке под названием Сураж в Брянской области, на высоком берегу равнинной реки Ипуть. Это традиционно был еврейский городок, и все свое детство, а потом и во время каникул, я прожила на улице Красная в двухэтажном купеческом доме с садиком. Мы занимали четыре комнаты на втором этаже, а в доме было еще семь квартир.

Улица праздновала все праздники вместе, 9 и 1 Мая, Новый год, все Пасхи и многое другое. На православную Пасху мой дедушка Савелий доставал электропечь и пек куличи. Они были с изюмом и ванилью, хрустящей корочкой, а внутри тесто было пушистое. Никто так не умел. В Песах все дети бежали в дом к деду Мосе Сорокину (предполагаю, что его звали Моисей), так как у них была самая вкусная маца. В доме пахло шкурами, на круглом обеденном столе половину занимали швейные принадлежности деда Мосе и стояла странная штука для растяжки шапок. В его шапках ходил весь город, включая меня и моих бабушку и дедушку.

Рисунки художника Максима Эпштейна для проекта Открывая синагогу
Из архива Е.Гандрабуры
Рисунки художника Максима Эпштейна для проекта "Открывая синагогу"

Свою шапку я помню, она была из овчины и походила на скафандр. В ней можно было нырять в снег с головой. А потом все уехали. Кто-то уезжал тихо, и дом долго стоял пустым, а кто-то громко, раздавал и продавал имущество, ругался с родственниками, устраивал большую пьянку. Уехал наш сосед, Гусаков - дядя Сема, с семьей. Он все детство стриг меня. Уехал наш стоматолог. Прежде чем уехать, он пришел к нам домой и пригласил всю семью лечить зубы. Как я сейчас понимаю, это было доброе дело, так как его кабинет долго пустовал. Эти воспоминания хранились где-то далеко в моей памяти, и очень редко что-то вдруг всплывало на уровне ассоциации. Но эти разбросанные ножницы, ткани, посуда, алфавит на стене и заброшенность, подействовали на меня странным образом, и история заброшенной синагоги в Дагестане вдруг стала моей.

"Все просто выбросили, а что-то испарилось само по себе"

- Меня очень поддержал мой друг, замечательный иерусалимский художник Макс Эпштейн, и сегодня мы готовимся к выставке и перформансу, который состоится в начале декабря. Мне было бы боязно делать подобный проект без Макса, и я никогда бы не взялась. Кто-то должен знать, что можно, а чего нельзя. Макс придумал бережную, изящную инсталляцию, которая должна быть создана внутри синагоги из сохранившихся тут предметов.

Рисунки художника Максима Эпштейна для проекта Открывая синагогу
Из личного архива Е.Гандрабуры
Рисунки художника Максима Эпштейна для проекта "Открывая синагогу"

К моему сожалению, во время подготовки выставки, часть вещей была утрачена. Как только что-то поднималось, что было разбросано на протяжении многих лет и аккуратно складывалось на столы, тут же исчезало. Какая-то часть исчезла во время уборки, организованной членами общины из лучших побуждений. Все просто выбросили, а что-то испарилось само по себе. Нужно сказать, что осознание того, что выброшенное и было историей этих людей, подействовало, и они извинялись. Очень жаль стопки книг, которые мы с Максом достали из мусора. Видимо сработал простой житейский рефлекс, когда люди увидели, что это для кого-то представляет ценность, решили, что и им это тоже пригодится, а что-то попросту выбросили.

Когда музейные специалисты грезят о партисипативности при создании музея, мне теперь есть что рассказать и об этом примере. Например, про риски.

Начинать немного боязно

- Проект называется "Открывая синагогу Темир-Хан-Шура". Ведь Темир-Хан-Шура – это прежнее название города. Реализует проект Северо-Кавказский филиал Государственного центра современного искусства при грантовой поддержке Еврейского конгресса. Постепенно, мы вовлекаем людей, которым становится интересно.

Рисунки художника Максима Эпштейна для проекта Открывая синагогу
Из личного архива Е.Гандрабуры
Рисунки художника Максима Эпштейна для проекта "Открывая синагогу"

Макс увлек этой историей замечательного композитора Юрия Бренера и самого известного волторниста, невероятного джазового музыканта, Аркадия Шилклопера. Сейчас готовится перформанс, который состоится непосредственно в синагоге, 8 декабря. В музее, в квартале от синагоги, откроется выставка, которая позволит горожанам не только узнать о том, что находится за забором, мимо которого они проходят каждый день, но и рассказать свою историю. Сейчас мы собираем интервью и воспоминания. Видео будет показываться на выставке. Кто-то робел и отказывался говорить перед камерой, но это не беда. Пока выставка будет работать, мы будем пополнять этот архив.

Больше всего я боюсь, что мы привлечем внимание к ней и не сможем сберечь. Нужно смириться с тем, что она уже никогда не будет действующей синагогой, но там может появиться музей. Эта идея, кстати говоря, очень понравилась членам общины, с которыми мы разговаривали, а это уже хороший знак. Начинать немного боязно...

Программа событий:

8 декабря

14.00 – перформанс "Открывая синагогу" по адресу: г. Буйнакск, ул. Коркмасова 44 (здание синагоги). Перформанс представляет собой уникальное синтетическое художественное произведение, посвященное истории синагоги и еврейской общины города. Трансформирующаяся живопись в технике "документального рисования", перкуссии – Макс Эпштейн (Израиль). Автор и исполнитель – Юрий Бренер, фортепиано, компьютер, перкуссии (Израиль). Солист – Аркадий Шилклопер, волторна (Германия)

17.00 – открытие выставки в Буйнакском историко-краеведческом музее по адресу: Буйнакск, ул. Ленина 12.

9 декабря 

14.00 – круглый стол "О возможности музеефикации синагоги Темир-Хан-Шура", в концертном зале Буйнакского историко-краеведческого музея по адресу: Буйнакск, ул. Ленина 12.

Одновременно с выставкой пройдут экскурсии по городу, лекции и встречи.




Главные темы

Орбита Sputnik