09:02 17 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR87.35
  • USD72.03
Колумнисты
Получить короткую ссылку
11110

Если со страхом мы вроде как разобрались, открыв для себя эффект зловещей долины, то что делать с интересом, который так явно проявляется в отношении различных мистических монстров как сейчас, так и в стародавние времена?

Неведомое во тьме

Начало статьи читайте здесь.

В чем природа этого интереса, побудившего людей на написание огромного множества демонологических томов, бестиариев, и тысяч готических романов, героями которых зачастую были чудовища? Попробуем разобраться и с этим.

Подумайте, что принципиально отличает человекоподобных монстров от нас, простых людей? Конечно, если не брать во внимание рога, острые уши или особенности прикуса, фактически главными аспектами, вызывающими в нас неподдельный интерес к мистическим существам, являются – таинственность и сверхъестественная сила.

Как говорил мастер литературного ужаса Говард Филлипс Лавкрафт "Страх – самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх — страх неведомого".

Исходя из этой многомудрой цитаты человека, который явно знал о чем говорил, становится очевидно, что неизведанное пугает нас более всего. А что делает разумное существо с предметом страха? Чаще всего конечно избегает. Однако, прежде этого, оно пытается предмет угрозы изучить, понять и сформулировать правильную стратегию борьбы. Вспомните все истории про вампиров, оборотней и различных бесов, каждая из них, помимо самого повествования и будоражащих воображение деталей, непременно содержат формулы и средства борьбы с нечистью, которыми несчастная жертва, при удачном стечении обстоятельств и должном героизме обязательно пользуется.

Конечно, современный человек, не являющийся жертвой мракобесия и суеверий, не будет перед походом в лес или во время просмотра кино про призраков и упырей увешиваться амулетами и чесноком. Все вышеописанное относится скорее к подсознательным древним рефлексам. Когда примат, сидя на ветке дерева, вглядывается в темные рощи и густые кусты, пытаясь разглядеть в них злобную гримасу тигра, он, в сущности, занимается тем же самым, что и средневековые крестьяне, окуривающие углы домов и развешивающие по периметру поселения защитные обереги. И вот, казалось бы, интерес к историям про монстров и таинственным потусторонним существам базируется на попытке избежать непосредственной угрозы, исходящей от шорохов в ночи и леденящих душу завываний из глубин леса, но есть в этом что-то еще, настолько же глубинное и естественное, как страх – трепет перед силой.

Власть, соблазнительная и пугающая

Трепет перед сверхъестественной силой

Интересный факт, но, если мы попытаемся вспомнить какие-либо отличительные качества различных чудовищ, помимо их внешности конечно, нам обязательно придут на ум различные сверхъестественные способности. Сверхчеловеческое состояние, презрение к тленным человеческим слабостям и физиологии, это то, что роднит чудовищ и волшебных героев. И что это обычно за способности? Забавно, но это те способности и умения, которыми на самом деле хотел бы обладать каждый человек - возможность менять внешний облик у множества оборотней, легенды о которых есть буквально у каждого народа в мире, левитация, невидимость и способность манипулировать сознанием и материей, которыми обладают ведьмы и вампиры, а что говорить о самом желанном из всех сверхъестественных качеств – бессмертии.

Если хорошенько подумать о том, что является первопричиной возникновения этих качеств в выдуманных персонажах и о том, в чем заключается суть всех этих способностей, (помимо непосредственной применительной практики конечно) в голову приходит только одна звонкая идея – свобода. Каждая из этих сверхъестественных способностей, по сути, дарует их обладателю свободу. Но почему именно монстры обладают таким притягательным всемогуществом? Дело в том, что герои, в отличие от чудовищ, ограничены моралью, долгом и миссией, тогда как чудовища, ввиду своей аморальности, жестокости и статуса "хищника", через который часто рассматривает "венца творения" не более как сытный обед, абсолютно свободны от всего человеческого.

Вспомните насколько притягательным был Воланд в бессмертном произведении Булгакова, или Дракула Брэма Стокера, ставший абсолютным проявлением всех аспектов, о которых мы говорили в этом цикле статей. Эти персонажи, как и многие их "коллеги" из литературных и мифологических ужасов, возвеличиваются благодаря своему могуществу, стоя значительно выше простого человека. А что может быть более манящим и притягательным, чем сила и власть? К слову, именно эти качества персонажей, их могущество и свобода от любых оков, привнесли в истории о монстрах самый неожиданный оттенок – эротизм.

Как показал XX век, образы чудовищ, как выдуманных, так и настоящих, вроде известных маньяков, по сути привнесших в жизнь качества чудовищ из легенд, вызывают нездоровую реакцию у некоторых людей, в особенности женщин. По каким-то иррациональным причинам, пугающее и чудовищное постепенно стало вызывать у зрителей интерес не только таинственностью и опасностью, но и эротичностью. Фактически, словно демоны-суккубы, чудовища стали приходить к людям не только в кошмарных снах.

Так кто же на самом деле эти таинственные чудовища?

Метаморфоза образа

Общественное сознание на протяжении последних веков, особенно XX-го, благодаря бесчисленному количеству книг, театральных постановок и кино, преобразило чудовищ и их статус в культуре до неузнаваемости.

Фактически, если истории про монстров и упырей, раньше были чем-то животрепещущим и пугающим, естественным и искренним, то за последний век через образы чудовищ люди стали рассказывать истории о себе.

Когда "на сцене" человеческой культуры появился кинематограф, он полностью вобрал в себя эту тенденцию, проявив его так очевидно, что каждый из нас легко прочитает эти метафоры и смыслы в знакомых нам кинокартинах. Образы чудовищ из готической литературы, вроде монстра Франкенштейна и Дракулы, представленные зрителю через экраны кинотеатров, так хорошо отвечали духу того времени, когда человечество открыло для себя тот факт, что "игра в бога" может привести к куда более страшным последствиям, чем встреча с призраком в замке. Кинг-Конг, история которого была очевидной аллюзией на проблемы расизма и ксенофобии. Казалось бы, чудовищная горилла огромных размеров, которая громит здания и разрушает все на своем пути, должна вызвать у зрителя однозначные чувства, однако большинство зрителей к Кинг-Конгу испытывают симпатию и чувство сопереживания.

К концу XX века - началу XXI мировой кинематограф изобилует огромным количеством кинокартин и мультфильмов, в которых монстры и вовсе не являются антагонистами, а играют главную роль, являясь позитивными персонажами, иногда даже комичными. За редким исключением, инопланетяне, зомби и оборотни больше не пугают зрителей, а вампиры и вовсе оккупировали жанр подростковых романтических мелодрам. Место монстров в фильмах ужасов и триллерах заняли люди.

Маньяки, преступники, террористы и преследователи – вот что теперь пугает жителей постиндустриального общества. Вот кто является современными монстрами, о которых люди шепчутся по вечерам и подробности чьих кровавых историй смакуют различные СМИ. Популярная культура, конечно, ответила на эту тенденцию и создала своего рода новые легенды о новых монстрах. В наше время люди становятся монстрами, скрываясь в тени и нападая на одиноких прохожих, но, возможно, на самом деле, всегда все обстояло именно так, и за образами выдуманных мистических монстров, скрывались истинные, самые настоящие чудовища – люди.

Главные темы

Орбита Sputnik