20:19 14 Августа 2018
Прямой эфир
  • EUR76.23
  • USD66.75
Алан Черчесов Дон Иван

Дон Алан

© Gradus
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Мадина Сагеева
58240

Колумнист Sputnik Мадина Сагеева о противоречивых впечатлениях от последнего романа Алана Черчесова

Ну разве можно, чтобы в написанном

было столько пронзительных чувств

и при этом ни капельки правды?

Алан Черчесов, "Дон Иван"

Недавно стала свидетелем литературного спора о том, можно ли считать национальными осетинскими писателями Гайто Газданова и Алана Черчесова? Или они явление исключительно европейское, если судить по их творчеству?

Литераторы склонялись ко второму варианту. Для меня же, как для читателя, оба этих писателя — осетинские. И это так же важно, что они писатели европейские. Второе очевидно, потому что европейская литературная традиция в их произведениях магистральная. Но первое невозможно не чувствовать, когда открываешь книгу, автор которой Гайто Газданов или Алан Черчесов. И именно в этом особое очарование их книг для соплеменников.

Алан Черчесов обладает удивительной способностью как объединять национальное и европейское, так и обосабливать. Пример тому его последний роман "Дон Иван". Это который "книга о любви написанная языком 21 века".

Обойдусь без литературной критики, хотя роман — просто подарок для всяких высоколобых разговоров о стиле, приемах, композиции и роли автора. Признаюсь, удержаться сложновато, потому что еще со времен учебы на филфаке научилась ловко объяснять за писателя, что он хотел сказать, о чем думал и зачем писал, полагая, что автор меня в любом случае не опровергает. Но ограничусь собственными эмоциями от книги.

Это первый роман Черчесова, который обманул мои ожидания. Никакая эта книга не про любовь! Она про литературу! Ну и немножко про любовь…

С первых страниц автор вогнал меня в жуткий диссонанс. Потому что герой — писатель. И препротивный. Да еще и откровенный до неловкости, ведь каждое слово экстраполируется — невольно — на реального человека, на самого автора. Представьте, на 18 странице он пукает! Он хвастается и описывает свои физиологические реакции! Он жене изменяет, в конце концов!

Но в тот момент, когда я уже готова произнести свои вердикт "не то!"… за сложными, истинно черчесовскими синтаксическими конструкциями мелькает сам писатель… и я понимаю, вот она разница… Между автором и писателем… Это игра… Он собирается двоиться и мистифицировать всю дорогу, если говорить словами из романа…

В этом Черчесов. У него есть ответы. Просто их надо искать, вернее, угадывать и додумывать. Потому что в его романе много всего: и чувств, и истины, и игры. Ни капельки правды, похоже, лишь о самом авторе…
"Ну и кто из нас братец фальшивка?" — как вам вопросик из романа, до которого дочитываешь как раз в тот момент, когда убеждаешься, что Дон Иван — натуральная фальшивка?

В общем, дон Алан испортил мне удовольствие от чтения "Дона Ивана". Роман мне понравился меньше, чем другие, но, как обычно, восхитил совершенством формы и содержания. Помешало субъективное. Я не смогла совместить живого Алана Черчесова и бумажного, даже понимая теоретически, что Алан не Иван. Там где он был похож на себя или на того, каким я его представляю, мне казалось, что я пытаюсь прильнуть к замочной скважине и ухом и глазом одновременно. Там, где не был похож, у меня было противное ощущение, которое бывает, когда знаешь, что человек обманывает, но вынужден его слушать и делать вид, что веришь. И не спасло даже то, что в книге был ответ и на это — автор пишет о том, что есть книжный обман…

К счастью, мы — знающие Черчесова лично — всего лишь малая часть его читателей. Им не будут мешать воспоминания о любимом университетском преподавателе, похвала которого была большей заслугой, чем красный диплом, тонны выслушанных о нем же сплетен и адресованных ему восхищенных слов, и знакомство с теми, кому сделано посвящение в книге.

Так что буду снова ждать следующего романа, помня о том, что каждая новая книга Черчесова обманывает ожидание. Ведь от предыдущей остается ощущение Книги, а новую надо преодолевать. А уже прочитанная книга оставляет ожидание нового обмана.

И предвкушение европейского… Или национального?

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Во время девятого раунда переговоров по Сирии

    Астана и в дальнейшем будет предоставлять площадку для переговоров по межсирийскому урегулированию, заявил глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов.

  • Мэр города Балыкчи Алмаз Мамбетов (в центре). Архивное фото

    На странице мэра Балыкчи в Facebook появились комментарии, разгневавшие пользователей. Пресс-служба заявила, что аккаунт был взломан.

  • Минчане

    Власти Беларуси не должны допустить, чтобы половина населения страны проживала в Минске и его окрестностях.

  • Бармен разливает напитки, архивное фото

    Журналистка из Санкт-Петербурга на своей странице в Facebook поделилась впечатлениями о том, как в странах Балтии относятся к алкоголю.

  • Пикет семейных врачей и учителей

    Профсоюз работников образования и науки Латвии планирует провести пикет возле Сейма – зарплаты педагогам до сих пор не повысили.

  • Курс валют

    Sputnik выяснил, как валютная турбулентность в мировой экономике, а также предстоящие в 2019 году парламентские выборы в Молдове отразятся на курсе лея.

  • Горы в Таджикистане. Архивное фото

    Состояние брянского альпиниста, пострадавшего при жесткой посадке вертолета Ми-8, не позволяет отправить его из Таджикистана на родину.

  • IT-система

    Уголовное наказание вплоть до лишения свободы сроком на пять лет может быть введено за незаконный доступ к сети телекоммуникаций в Узбекистане.

  • Дмитрий Дрозденко

    Гражданские самолеты летают по правилам, военные — как хотят: после инцидента с испанской ракетой в Эстонии задумались о регулировании учебных полетов военной авиации.