06:57 17 Октября 2021
Прямой эфир
  • EUR82.73
  • USD71.24
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
31550

Семьи, которые воспитывают особенных детей, нередко сталкиваются со сложностями. Общество не всегда готово принимать людей, которые отличаются от общей массы, часто ставя родителей в непростую ситуацию. Но мамы и папы все равно ищут для ребенка место под солнцем.

Элина Габараева, Sputnik

Мама - ключевая фигура в жизни каждого ребенка, но роль ее в семье, где ребенок - инвалид, несравнима ни с чем. Вся тяжесть воспитания маленького человека ложится на ее плечи, и груз забот по адаптации ребенка к внешнему миру становится частью бытия.

Виттория (Вита) Багаева - мама троих замечательных мальчишек. Средний - Андрей - родился особенным. Когда ему был годик, Вита стала замечать, что мальчик немного отличается от старшего брата.

"Я помнила, во сколько у меня старший сын сел, пополз, пошел. Андрюша от него отставал месяца на три", - рассказывает девушка.

Причиной того, что у маленького Андрея особенности в развитии, стало кислородное голодание в утробе матери. Процесс установления диагноза длился не один год, из-за чего было упущено драгоценное время, которое можно было использовать для развития малыша.

"У многих такие особенности бывают приобретенные, у нас было не так. Он с рождения немного отставал, хотя это было не совсем заметно. Он даже реагировал на меня (с таким диагнозом дети не реагируют на внешние факторы - ред.)", - говорит Вита.

Дети Виты Багаевой
Из личного архива Виты Багаевой
Дети Виты Багаевой

Сначала ребенка пытались лечить в Цхинвале. К двум годам мальчик не заговорил, и Вита его повезла на обследование в Северную Осетию. Там психоневролог поставил диагноз: задержка речевого и психического развития.

Так еще два года Андрея лечили медикаментозно – каждые три месяца назначали новые препараты.

"Мы в течение двух лет ездили к тому врачу. Нам меняли лечение, но прогресса я не увидела. К тому времени у него еще окончательного диагноза не было. Моя знакомая на тот момент контактировала с Алагирским женским монастырем, где матушки раз в год приглашали к себе матерей с детьми-инвалидами. Она знала о нашей проблеме и записала нас на курс реабилитации", - рассказывает Багаева.

До того как Вита поехала в монастырь, она успела съездить в Пятигорск, к профессору, который специализируется на лечении детей с ДЦП и эпилепсией. Он то и смог поставить маленькому Андрею окончательный диагноз, а точнее три: нарушение поведенческого развития аутистического спектра, синдром дефицита внимания с гиперактивностью, умственная отсталость.

"Профессор рассказал, что никакие лекарства Андрюше не нужны. А сколько времени я потеряла из-за того, что не знала его точного диагноза... Вроде бы читаешь соответствующую литературу, но как применить это все на практике, ты не знаешь, потому что ты не специалист", - отмечает девушка.

Учиться самостоятельности

Метод лечения профессора заключался в адаптации малыша к окружающему миру. Ребенок должен был учиться выполнять элементарные вещи: есть и пить самостоятельно, завязывать шнурки и так далее.

"Он (профессор) спросил меня о том, как Андрей просит пить. Я ответила, что показывает пальцем, и я ему даю. А врач ответил, что этим я мешаю его развитию, так как делаю все за него, и рекомендовал ничего не давать, пока не станет просить словами. Около двух часов профессор с нами беседовал. Он рассказывал о бытовых вещах, как правильно все это выполнять. Перед нами стояла задача - обучать ребенка самостоятельности", - вспоминает Багаева.

До четырех лет мальчик не ел сам, его надо было кормить. После рекомендаций врача, Андрюша впервые взял ложку и сам поел.

"Ребенок стал развиваться на глазах. Он начал выговаривать слова, а раньше была истерика из-за того, что он не мог сказать чего хочет, не получается носок надеть, и тому подобные элементарные бытовые моменты", - вспоминает мама. 

Дети Виты Багаевой
Из личного архива Виты Багаевой
Дети Виты Багаевой

В скором времени Виттория и Андрей поехали в монастырь на десять дней. Там были приглашенные педагоги из Москвы, которые проводили для них занятия.

"У нас были там ежедневно занятия. Например, для обычных детей не составит труда смастерить импровизированную удочку из палки и веревки, а для особенных деток это почти невыполнимая задача - они не знают последовательности. Такие занятия развивают причинно-следственные связи", - рассказывает мама Андрея.

По ее словам, подобные простые тренировки - самые полезные для мозга. А еще особенным деткам нужен игровой подход, через который они будут узнавать больше.

"Такие педагоги, как Татьяна и Дмитрий (которые приезжали в монастырь) нам очень нужны здесь. Они учат родителей, как вести себя с ребенком. В нашем случае - это самое главное", - объясняет Вита.

Трудности адаптации

Андрей - эмоциональный ребенок, он не умеет скрывать своих чувств. Если он счастлив кого-то видеть - он радуется, и сильно расстраивается, когда его обижают. По словам мамы, мальчик не умеет анализировать, распознавать нужный момент или какую-нибудь выгоду.

"Многие не понимают, что ребенок особенный, и расценивают его поведение как невоспитанность. Скажем, мы идем по улице, Андрею понравился человек и он может подтолкнуть прохожего - у ребенка такое приветствие. Сейчас я стараюсь, конечно, препятствовать таким проявлениям эмоций, чтобы избегать неловких моментов. Тем более, когда его ругают - он очень расстраивается", - рассказывает Виттория.

Она отмечает, что молодежь тактичнее по отношению к таким детям, чем люди постарше. Первое серьезное испытание для особенного малыша и его родителей – садик. Их дразнят другие дети, на них косо смотрят взрослые.

"Бывало, прихожу в садик за ребенком, а дети сидят и все смеются над Андреем. Он мог повторять одно слово по несколько раз, их это забавляло, и его передразнивали. Андрей уже понимал, что над ним смеются и сильно расстраивался, плакал. А воспитатель сидит и смотрит на эту картину", - говорит девушка.

Отдельная история - родители, которые требуют отгородить особенного ребенка от их чад. Они уверены, что он может плохо влиять на остальных.

"Говорили всякое, например, что твой ребенок болен и мой с него пример берет, просили его убрать оттуда. Когда в очередном садике меня довели, я забрала сына в дошкольную коррекционку", - говорит Вита.

Сейчас Андрей учится в третьем классе коррекционной школы при Цхинвальском интернате.

"Он очень любит своих одноклассников, преподавателей, и всегда с удовольствием ходит в школу. Труднее нам было в детском саду. В основном воспитатели не понимают таких деток, аргументируя отказ тем, что они не умеют работать с такими детьми. Я сильно замучалась в садике", - говорит она.

Андрей
Из личного архива Виты Багаевой
Андрей

Багаева в восторге от преподавателя коррекционной школы, психолога Мальвины Бибиловой. Молодой специалист - разносторонний человек и использует в работе современные методы работы, благодаря чему у ее подопечных наблюдается прогресс.

"Летом мы ходили к Мальвине заниматься, и за два месяца узнали много нового. У него появились новые навыки, он начал сравнивать предметы и определять разные качества. К примеру: солнце - желтое, горячее, круглое... Раньше он не умел описывать," - отмечает Багаева.

Она подчеркнула, что в республике остро не хватает профессионалов, которые бы занимались детьми с особенностями развития.

"Обычного педагога мало, нужны специальные знания. Может возможно отправить на повышение квалификации или вообще переквалифицироваться", - говорит девушка.

В коррекционной школе у Андрея успехи, он внимателен на уроках, старается, но только в том случае, если рядом сидит учитель. Для мальчика важно внимание, потому он не может сконцентрироваться, когда преподаватель отвлекается на других учеников.

С этого учебного года им ввели новый предмет (трудовая деятельность), стало больше уроков по лечебной физкультуре. Все это должно положительно сказаться на состоянии ребят.

"Нам ввели ЛФК сейчас, и мне очень нравится это. Когда человек занимается лечебной физкультурой, это способствует развитию речи - участки в мозге, ответственные за такие действия, расположены близко. По идее, нужно больше заниматься физическими упражнениями", - говорит девушка.

Дети Виты Багаевой
Из личного архива Виты Багаевой
Дети Виты Багаевой

Думать о будущем

Семьи с особенными детьми сталкиваются с рядом трудностей: отсутствие  инклюзивного образования в обычных школах, спортивных секций для таких ребят, неудобное расписание приема на ЛФК в поликлинике. Помимо этого, у человека, даже особенного, должна быть специальность, чтобы в будущем он мог заниматься делом, которое ему нравится и будет приносить доход.

"Детям нужен спорт, многие особенные детишки из-за пассивного образа жизни набирают лишний вес, да и вообще им надо заниматься, развиваться физически. Ни в одну секцию мы не можем устроиться, тренеры говорят, что ребенок не слушает и ему нужен персональный тренер. Вот я хочу Андрея отдать на плавание, а специалиста нет", - говорит Виттория.

Недавно в городе появился частный реабилитационный центр, где применяют высокотехнологичные аппараты, действие которых направлено на работу мозга. Несмотря на то, что подобные аппараты нужны в качестве дополнения к основному лечению, Андрею такая терапия без медикаментозного лечения, существенно помогла.

"Там есть аппараты, которые снимают синдром гиперактивности. После того, как мы проходили курс, ребенок стал больше говорить. В год нам нужно около восьми процедур. Это выходит в восемьдесят тысяч рублей, а с нашими зарплатами... А ребенку же хочется помочь", - рассказывает мама Андрея.

Дети Виты Багаевой
Из личного архива Виты Багаевой
Дети Виты Багаевой

Принять диагноз

Для родителей подобный диагноз тяжело пережить эмоционально. Виттория не первый год занимается воспитанием особенного малыша и знает насколько трудно себя пересиливать, когда твоего ребенка не признает общество.

"Поначалу думаешь, что это временно. Вот дашь лекарства и все пройдет, но это не проходит. Многие опускают руки, перестают действовать, не выводят детей на улицу, как бы прячут их от окружающих, стесняются. Это ужасно, когда на твоего ребенка косо смотрят, а с другой стороны ты его лишаешь окружающего мира, возможности узнавать и развиваться, радоваться", - говорит мама Андрея.

Девушка считает, что в мире должно быть место всем – и обычным, и не очень. Она уверена, что если людей больше знакомить с особенными детьми, то в будущем такие ребята смогут найти себя и принести пользу обществу.

Главные темы

Орбита Sputnik