00:48 18 Сентября 2021
Прямой эфир
  • EUR85.46
  • USD72.56
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
252 0 0

Какую опасность представляет центр Лугара в Грузии и почему американцы никогда оттуда не уйдут – читайте в интервью Sputnik с экспертом по международным конфликтам Евгением Михайловым

В конце июля Комитет госбезопасности Южной Осетии выступил с заявлением, что зарегистрированная вспышка эпидемии африканской чумы свиней в Южной Осетии связана с работой так называемого "центра общественного здравоохранения имени Р. Лугара" в Грузии.

В спецслужбе отметили, что аналогичная ситуация наблюдалась в 2016 и 2017 годах, когда единичные случаи падежа свиней от АЧС переросли в масштабную эпизоотию. Тогда погибло более тысячи животных, нанесен существенный ущерб сельскому хозяйству республики.

Нынешняя вспышка, по мнению югоосетинской стороны, не может не быть связана с разработками в центре Лугара, который проводит исследования в области атипичных форм чумы, бруцеллеза, сибирской язвы, лихорадки денге, конго-крымской геморрагической лихорадки и прочего. Недавно зафиксированные случаи этих болезней в Грузии только подтверждают эту тревогу.

Журналист и эксперт по международным конфликтам Евгений Михайлов в интервью Sputnik поделился мнением, какую опасность представляет функционирование центра Лугара в Грузии, почему американцы никогда оттуда не уйдут, и поможет ли пандемия COVID-19 выстроить диалог между странами Закавказья в области биологической безопасности населения.

– Евгений, добрый день. Спасибо, что вы согласились уделить время нашему изданию. Вы часто даете интервью для Sputnik Азербайджан по вопросам безопасности на Южном Кавказе. Сегодня мы хотели бы обсудить с вами тему биобезопасности Южной Осетии и в целом Кавказского региона. Я знаю, что несколько лет назад вы делали журналистское расследование о биолабораториях США в Армении, эта тема вам близка и как эксперту, и как журналисту.

– Добрый день. Вы правы, но сделаю одно уточнение: тема биологических лабораторий и биобезопасности мне близка не столько как журналисту, сколько как здравомыслящему человеку. С точки зрения журналистики эта тема далеко не из первой десятки популярных, которые привлекают внимание читателя. Пандемия, конечно, значительно повлияла на повышение уровня интереса к этим вопросам, но кардинальных изменений сегодня я не вижу. Людей мало интересуют сложные вопросы, на которые нет прямых и однозначных ответов. Эта тема требует погружения, внимательного изучения, что в конечном итоге требует свободного времени, которого у большинства людей просто нет.

– Как журналист я разделяю ваше беспокойство, и именно поэтому сегодня проходит наше интервью. Уверена, что вы знаете о недавней вспышке эпидемии африканской чумы свиней (АЧС) в селах приграничной полосы Цхинвальского района Южной Осетии. Об этом много писали местные журналисты и федеральные СМИ в России. Это уже не первый случай вспышки нетипичного для нашего региона заболевания. Аналогичная ситуация наблюдалась в 2016 и 2017 годах. Многие эксперты, как тогда, так и сейчас, заявляют, что распространение АЧС происходит с территории Грузии и связано с деятельностью там Центра общественного здравоохранения им. Р. Лугара, в котором, как заявляют многие журналисты, работают сотрудники Минобороны США. Как бы вы могли прокомментировать подобные заявления?

– Я читал о вспышке АЧС в республике, но в части возможного распространения инфекции с территории Грузии делать какие-либо заявления и выдвигать предположения не могу. Для этого необходимо располагать хотя бы минимальным набором подтвержденной и объективной информации. У меня нет таких данных. Думаю, что соответствующие санитарно-эпидемиологические службы республики могли бы дать полноценный комментарий по этому поводу.

Но вы затронули гораздо более важную тему — функционирование в Грузии лаборатории Лугара и нахождение в ней сотрудников Минобороны США. Я с огромным уважением отношусь к народу Грузии, но считаю ситуацию с функционированием на территории соседнего государства лаборатории, в которой военнослужащие Минобороны США работают с особо опасными инфекциями, недопустимой. Но с учетом текущей политической ситуации в Грузии не понятно, с какой политической силой можно вести диалог по этому вопросу. Мне кажется, перманентная политическая нестабильность в Грузии сводит на нет любые попытки диалога в этом направлении и достижения каких-либо долгосрочных договоренностей.

– Власти Грузии официально опровергают информацию о наличии иностранных военных на объекте и настаивают на его исключительно гражданской направленности.

– А что им еще остается делать?

– Евгений, как вы считаете, может ли Минобороны США, по аналогии с ситуацией в Афганистане, под давлением соседних стран и прежде всего России, отказаться от использования данного объекта в Грузии? Тем более, что контроль над Центром общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара (Центр Лугара) официально перешел к Национальному центру по контролю заболеваний и общественному здоровью Грузии еще в 2018 году.

– Давайте будем реалистами и логически порассуждаем. Во-первых, США построили современную биолабораторию третьего уровня безопасности, реконструировали более 20 региональных лабораторий эпидемиологического контроля и не меньшее число ветеринарных и фитосанитарных лабораторий, покрывающих всю территорию страны. Внедрили несколько электронных систем сбора эпидемиологической информации и контроля за всеми стадиями работы грузинских специалистов с патогенными биологическими агентами. Вложили в это только официально озвучиваемые больше 350 миллионов долларов США.

Во-вторых, функции по эксплуатации и техническому обслуживанию Центра Лугара и других микробиологических объектов после их официальной передачи властям Грузии в 2018 году стали исполнять частные компании из США — подрядчики Минобороны. Если я правильно помню, для этого власти Грузии были вынуждены вносить соответствующие изменения в антимонопольное законодательство, регулирующее госзакупки. Это было сделано для того, чтобы вывести из-под его действия оборудование, расходные материалы и реагенты, поставляемые исключительно из США этими частными компаниями.

В-третьих, фактически Минобороны США создали в Грузии оснащенный по последнему слову техники региональный хаб в области биологических исследований и подготовки специалистов для всего Южного Кавказа. Получили в свое распоряжение коллекции всех региональных штаммов микроорганизмов, которые являются возбудителями особо опасных инфекционных болезней. Запустили работу Региональной рабочей группы эпидемиологического надзора (RDSWG).

В-четвертых, обучили огромное количество специалистов в области биобезопасности и проведения клинических испытаний, перевели их подготовку в области микробиологии и вирусологии на западные стандарты.

И теперь они, как в Афганистане, скажут, что это все более не соответствует их национальным интересам, погрузят всех сотрудников Научно-исследовательского института сухопутных войск им. Уолтера Рида в самолет и отбудут восвояси?

Конечно, нет. Они могут попрощаться, но точно не уйдут. Никто официально не заявлял, что США сокращает свое присутствие в Грузии в области биологических исследований. Программа сотрудничества в биологической сфере (CBEP) продолжает действовать. Не сомневаюсь, что присутствие США, и прежде всего подразделений оборонного ведомства, в стране будет последовательно увеличиваться. Это было бы логичным продолжением проводимой политики.

– Как такая деятельность США в Грузии соотносится с Конвенцией о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО)?

– КБТО – это важный, нужный, хороший, но бесполезный в части практического применения документ. Механизма контроля исполнения конвенции подписантами не существует с момента ее принятия в 1972 году. В этой связи всем участникам остается либо верить другим участникам, либо нет. Вот власти Грузии говорят, что ничего не делают из того, что нарушает положения конвенции. И США говорят то же самое. А как это проверить? Кстати, такая же проблема с лабораториями в Армении. Наш партнер по ОДКБ уже много лет придумывает поводы, почему российские специалисты не могут быть допущены в их лаборатории с инспекторскими визитами. Два года Пашинян и его команда оттягивали подписание меморандума по вопросам обеспечения биологической безопасности, который сами согласились подписать еще в 2019 году. Уверен, что теперь ближайшие лет 10 они будут придумывать причины, почему его нельзя исполнить.

– Грузия заявляла, что готова предоставить доступ российским специалистам в лабораторию Лугара.

– Как говорят в Одессе: "Таки, не верьте!". На мой взгляд, это уловки, которые позволяют бесконечно долго избегать объективного разбирательства специалистов в существующей проблеме. Дьявол кроется в мелочах, о которых грузинские власти не спешат информировать общественность.

– Евгений, как вы считаете, может ли пандемия COVID-19 изменить ситуацию в части выстраивания конструктивного диалога между странами Закавказья и шире Черноморско-Каспийского региона в области биологической безопасности населения?

– Мы рано или поздно к этому придем. Построение рая в отдельно взятой стране невозможно. Кавказ, как и в целом весь Черноморско-Каспийский регион, это система сообщающихся сосудов. Руководство России это понимает, и поэтому уже не первый год призывает соседей к усилению координации и взаимодействия в санитарно-эпидемиологической сфере. Здесь, правда, стоит быть реалистами. До сих пор не выработаны механизмы реализации "Соглашения о сотрудничестве в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения государств - участников Содружества Независимых Государств", которое было принято еще в 1995 году.

Думаю, вы знаете об идее казахстанских властей, которые внесли предложение по учреждению подотчетного СБ ООН Международного агентства по биологической безопасности, которое будет базироваться на Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия. Я знаю, что в Азербайджане о необходимости формирования общего с Россией пространства биобезопасности на Кавказе заявили авторитетные представители гражданского общества и эксперты. Уверен, что их поддержит и политическое руководство Азербайджана. Ильхам Алиев – один из немногих политиков, который последовательно выступает за развитие взаимодействия в этом вопросе. Возможно, под давлением общества к такой необходимости придут и власти Армении.

Как реалист я полагаю, что необходимо сосредотачиваться не на глобальных проектах, а идти от простого к сложному. Уже много лет идет обсуждение "Соглашения о сотрудничестве государств – участников СНГ по предупреждению и реагированию на чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения санитарно-эпидемиологического характера". Думаю, что необходимо уходить от бесконечных согласований формулировок, разрубать "гордиевы узлы" имеющихся противоречий и более активно действовать в интересах обычных людей.

Убежден, что создание общего пространства безопасности на Кавказе, без выстраивания партнерских связей между Россией, Азербайджаном, Грузией, Арменией и другими государствами постсоветского пространства, в области биологической безопасности невозможно. Думаю, что Россия и Азербайджан будут локомотивами в этом вопросе. Дорогу осилит идущий.

Главные темы

Орбита Sputnik