23:29 27 Сентября 2021
Прямой эфир
  • EUR85.04
  • USD72.66
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
143 0 0

Российский политолог и общественный деятель Андрей Кортунов рассказал в интервью Sputnik, что стоит за заявлением западных стран с призывом отозвать признание Южной Осетии и Абхазии, а также оценил вероятность каких-либо последствий этого заявления

В Совбезе ООН, в преддверии 13-й годовщины Пятидневной войны 2008 года, было распространено заявление США, Великобритании, Франции, Эстонии, Ирландии, Норвегии и Албании, в котором они призвали Россию отозвать признание независимости Южной Осетии и Абхазии, а также вывести с территории этих республик свои вооруженные силы. О том, что стоит за этим обращением и готов ли Запад начать конструктивный диалог с Сухумом и Цхинвалом, Sputnik рассказал политолог и общественный деятель, генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

- Андрей Вадимович, насколько состоятельным можно считать это требование с точки зрения международного права?

- В международном праве существуют прецеденты, когда страны отзывали признание. Этот процесс происходит и сегодня. Например, в Европе, да и не только в Европе, идет активная борьба в отношении статуса Косово.

Некоторые страны, которые ранее признали независимость Косово, сейчас обсуждают возможность отзыва своего признания. По разным причинам. Существует давление сербских диаспор, существуют различные политические мотивации, но, в принципе, практика отзыва признания в мире существует. И в этом смысле теоретически, конечно, можно было бы предположить, что и Россия могла бы по этому пути пойти. Но политически, естественно, такой шаг для российского руководства неприемлем.

По всей видимости, наши западные партнеры это прекрасно понимают. Потому призывы отозвать признание Абхазии и Южной Осетии, скорее всего, носят ритуальный характер. В общем, они делаются не впервые. Такие заявления мы слышали на протяжении последних 12 лет неоднократно.

- Вы говорите "ритуальный характер", но возможно ли, что за этим "ритуальным" заявлением последуют какие-то конкретные шаги? Например, еще раз надавить на Россию, ввести дополнительные санкции.

- Теоретически и это тоже. Но, наверно, для того чтобы ввести дополнительные санкции, потребуется некий повод. Может быть, подписание каких-то новых соглашений между Россией и этими странами, или вывод нашего сотрудничества на какой-то принципиально новый уровень. Скажем, расширение российского военного присутствия на территории Абхазии или Южной Осетии. В общем, все санкции, которые связаны с фактом признания, уже состоялись. В этом смысле статус-кво за последнее время не сильно изменился, поэтому я не вижу основания для введения новых санкций.

- Среди подписавшихся под этим заявлением Эстония, Франция, Ирландия, Норвегия, Великобритания и США. Почему именно эти страны в такой конфигурации?

- Конфигурация, наверно, в чем-то произвольна. Я уверен, что еще целый ряд западных стран могли бы присоединиться к этому требованию. Возможно, здесь есть какие-то вопросы процедурного характера – почему сложилась именно данная коалиция. Но для нас важно присутствие в этом списке ведущих западных держав – США, поскольку это отражает позицию США по отношению к ситуации в регионе Южного Кавказа в целом.

- Стоит ли ожидать ухудшения отношений между этими странами и Россией в этой связи?

- Мне кажется, что какого-то обвального ухудшения отношений в связи с ситуацией в регионе, скорее всего, не произойдет. Поскольку российская позиция известна, она не новая. Она не менялась на протяжении последних 13 лет. Поэтому едва ли тот факт, что Россия не пойдет на отзыв своего признания, радикально изменит отношение к нам со стороны столиц западных стран. Но эта позиция, которая была еще раз артикулирована нашими западными партнерами, еще раз подтверждает, что эти страны, вернее, их политическое руководство не признает субъектности ни Абхазии, ни Южной Осетии. То есть они обращаются к Москве через головы руководства этих стран, исходя из того, что ни Абхазия, ни Южная Осетия не являются независимыми игроками. И что они фактически имеют статус "оккупированных территорий". И вот в этом я вижу главную проблему.

Потому что, если речь идет о восстановлении какого-то сотрудничества между Абхазией и Южной Осетией с одной стороны и Грузией с другой, что в общем-то, мне кажется, было бы полезно для всех участников международных отношений в регионе Южного Кавказа, было бы неплохо, если бы апеллировали не только к Москве, но, соответственно, к Сухуму и Цхинвалу. Однако мы видим, что этого не происходит.

Здесь Запад занимает примерно такую же позицию, какую занимает Киев в отношении Донецкой и Луганской народных республик. То есть, "мы не будем с вами иметь дело, поскольку вы марионетки Москвы, и мы будем общаться только с вашими хозяевами". Вот это, мне кажется, ошибочная позиция, поскольку все-таки за 13 лет независимости сформировались какие-то институты, сформировались какие-то устойчивые элиты, и было бы неплохо, если бы диалог с Москвой дополнялся в какой-то форме диалогом с этими территориями, если уж не признавать их в качестве самостоятельных государств.

- Парламент Грузии принял проект документов, в котором говорится о так называемой "оккупации" ряда грузинских районов. И якобы эту оккупацию осуществляет Россия. Должна ли Москва реагировать на принятие такого документа?

- Мне кажется, что мы должны снова разъяснять свою позицию по этим вопросам, и делать особый акцент на то, что наша позиция не обязательно противоречит грузинским интересам. Но мы призываем Тбилиси вступить в откровенный, наверно, очень трудный, возможно, в чем-то и фрустрирующий грузинских политиков диалог с руководством Абхазии и Южной Осетии. Только на этом пути можно как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

При этом, конечно, все должны понимать, что прогресс будет медленным и с обеих сторон, конечно, накопились самые различные препятствия для такого диалога.

Главные темы

Орбита Sputnik