09:17 20 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR85.99
  • USD72.22
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
19730

В преддверии Дня осетинского языка в пресс-центре агентства состоялся видео-мост с Москвой, участники которого обсудили состояние современного осетинского языка.

ЦХИНВАЛ, 14 мая – Sputnik, Диана Козаева. Если спасением осетинского языка не будет заниматься общество в целом, он будет потерян. Такое мнение в ходе видео-моста Москва - Цхинвал, на котором говорили о проблемах и развитии осетинского языка, высказал ученый, доцент кафедры осетинского языка и литературы ЮОГУ Юрий Дзиццойты. Мероприятие в пресс-центре Sputnik было посвящено Дню осетинского языка, отмечаемого 15 мая.

Дзиццойты напомнил, что вплоть до 90-х годов прошлого века осетинский язык не обладал статусом государственного.

"Наша интеллигенция уже тогда ставила вопрос, и нам удалось этого достичь. Теперь это первый государственный язык. У нас есть закон о государственных языках, конечно, есть программы по поддержке и развитию языка. На бумаге осетинский язык является государственным, обладает равными правами с русским, но, к сожалению, свои функции государственного он не выполняет", - считает ученый.
Юрий Дзиццойты
© Sputnik / Natalia Airiyan
Юрий Дзиццойты

Принцип двух оригиналов

Он отметил, что в его понимании государственный язык – это язык, на котором ведут свои дела органы государственной власти. Этого, продолжил Дзиццойты, можно добиться, реализовав "принцип двух оригиналов" – идею, которую в том числе он предлагал ранее.

Суть заключается в том, чтобы в органах власти ввести штаты переводчиков, которые бы готовили документы на двух языках, имеющие равную силу.

"И президент, как и другие чиновники, подписывали бы два оригинала на двух языка. Это способствовало бы поднятию престижа осетинского языка. А все остальное уже является конкретными мерами по закреплению его положения. Даже вышеупомянутый закон не только не ограничивает, но обязывает хотя бы частично вести делопроизводство. Но этого нет", - сказал доцент.

Дзиццойты рассказал, что в свое время работал в местных архивах, где встретил разные материалы, посвященные вопросам культурного строительства Южной Осетии. По его словам, протоколы, а соответственно и заседания, велись на осетинском языке.

"И там блестящий осетинский язык со всей терминологией. Многое приходилось создавать по ходу, потому что не было соответствующих терминов. Думаю, что сегодня вопрос можно сформулировать таким образом – достичь хотя бы того уровня, который был в 20-30 годы прошлого века, до 1937-го. Потом их разогнали и это дело "заглохло", - отметил он.

Дзиццойты подчеркнул, что сейчас у осетинского языка есть одно очень важное преимущество – он обладает статусом государственного, и его возможности стали намного больше и шире.

Кроме того, он назвал имена многих ученых, которые на достаточно высоком, по его мнению, уровне занимаются изучением осетинского языка.

"В основном, у них аспект сравнительно-исторический. То есть осетинский язык нужен для реконструкции проиранского состояния, а также проиндоевропейского. В нем очень хорошо сохранились и древние корни, и древние значения", - добавил доцент.

В чьих руках спасение языка

Ученый уверен, что дело спасения языка в руках двух президентов – Северной и Южной Осетии.

"В целом идея такова: если спасением осетинского языка не будет заниматься общество в целом, начиная с президента – это самая главная фигура, которая должна быть ответственна за это, - то мы язык потеряем", - заявил Дзиццойты.

Высказал он свое мнение и о терминологической комиссии, напомнив, что в республике также работали несколько отраслевых комиссий по разным направлениям.

"Терминологию нужно создавать, но есть несколько вопросов, которые остались нерешенными. Во-первых, эту комиссию надо создавать совместно с Северной Осетией, чтобы не произошло разрыва. Мне не нравится совершенно состав, и я говорю об этом откровенно. Там, в основном, люди, которые слишком далеки от осетинского языка и его проблем, которые в живом быту сами по-осетински никогда не говорят. Такие люди не могут обеспечить будущее осетинского языка. Есть, конечно, среди них и преподаватели и специалисты по осетинскому языку, но их гораздо меньше", - сказал он.

В то же время ученый уверен, что в осетинском языке достаточно терминов, чтобы вести дискуссию на политическую тематику, историческую или любую другую.

"Кроме, наверное, юридической и медицинской, где слишком много тонкостей, от которых иногда зависит судьба человека. Там нельзя ошибаться, и здесь нужны усилия не только осетиноведов, но конкретных специалистов. В других сферах можно совершенно спокойно вести и делопроизводство, и дискуссию, и все остальное", - заключил Дзиццойты.

Даже чиновники не говорят на родном языке

Кандидат исторических наук, этнограф и журналист Роберт Кулумбегов согласен с тем, что в делопроизводстве нужно использовать осетинский язык.

"Это проблема старая. В 1924 году наша газета "Хурзарин" писала, что наши руководители не только не могут говорить на осетинском, но и не хотят. Даже сегодня эта практика существует. Недавно мы сделали небольшой обзор, просмотрели недельный обзор местного телевидения и, вы знаете, ни один чиновник не выступил на родном языке", - отметил он.

Кулумбегов напомнил о действующей в республике госпрограмме по развитию осетинского языка, под которую выделяются "хорошие деньги".

"Насколько они эффективно используются, не знаю. Но нельзя сказать, что мы потратим, к примеру, пять миллионов рублей, и завтра все будут говорить на родном языке. Не деньги говорят на языке. Надо понимать, что все закладывается с детства. Я сам до четырех лет не владел языком, поскольку родился за пределами Южной Осетии. Когда приехал сюда, то уже через год я очень хорошо все освоил. Думаю, нужно разрабатывать что-то для этой возрастной категории", - считает журналист.
Роберт Кулумбегов
© Sputnik / Natalia Airiyan
Роберт Кулумбегов

В свое время Кулумбегов перевел на осетинский язык несколько популярных мультфильмов, в том числе "Маугли".

Он признается, что за это его ругали многие языковеды, поскольку он старался сделать изложение максимально повседневным, чтобы язык был понятен детям.

Молитву нужно возносить на родном языке

Как этнограф Кулумбегов говорит, что интерес к сакральной сфере порождает интерес и к осетинскому языку.

"При всем богатстве русского языка, к своим святым мы должны обращаться на родном языке. Для нас иногда владение русским языком – это вопрос престижа. Многие считают осетинский язык – языком общения на кухне. Но я считаю, что молитва должна быть на родном языке", - добавил он.

Проблема языковой среды

Преподаватель и писатель Нелли Гогичева назвала еще одну проблему, которая мешает развитию национального языка. По ее словам, отсутствие языкового окружения играет в этом большую роль.

"Языковая среда отсутствует, то есть деревенская община у нас на стадии глубокого забвения, а мы знаем, что самые талантливые и знаменитые представители в литературе рождались в сельской местности. Я сама родилась в горном селе, и я имею представление, что такое языковая среда. Люди без высшего образования прекрасно владели осетинским языком и весь этот багаж знаний я пыталась впитать, и мне это очень помогло", - рассказала она.

Писатель уверена, что наличие языковой среды - это обязательное условие для развития национального языка.

Нелли Гогичева
© Sputnik / Natalia Airiyan
Нелли Гогичева

Главные темы

Орбита Sputnik