10:00 26 Октября 2020
Прямой эфир
  • EUR90.41
  • USD76.47
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
52240

Тридцать пять лет назад была введена в строй Транскавказская автомагистраль, одна из двух автомобильных дорог, соединяющих Россию с Закавказьем. Для Южной Осетии и Северной Осетии же Транскам, в первую очередь, соединил обе части разделенного осетинского народа.

Но эпопея строительства дороги через Главный Кавказский хребет не была завершена в тот день, когда через Рокский тоннель проехали первые автомобили. Она продолжается до сегодняшнего дня, ведь Транскам — это не просто дорога, это живая и очень важная часть единой Осетии, стратегическая артерия России и очень сложное инфраструктурное сооружение, которое ежедневно требует внимания большого количества специалистов.

Транскам — одна из самых опасных европейских трасс, которая идет по горной местности, пересекает четыре горных хребта (Лесистый, Скалистый, Боковой и Главный Кавказский) и десять горных ущелий (Кассарское, Зарамагское, Цмиаком, Нарское, Джинатское, Закинское, Рукское, Урс-Туальское, Цалгом и Джавское), проходит мимо 44 населенных пунктов, почти 10 километров трассы проложено внутри скал, это 9 тоннелей, дорога ведет и через плато ЗарамагГЭС, вдоль ее участков проложен и газопровод Дзаурикау-Цхинвал.

Эта дорога не может быть и никогда не была простой, но еще совсем недавно Транскам был смертельно опасен.

Александр Кундухов, собкор ВГТРК, работает на Транскавказской автомагистрали с начала 2000-х. Для федеральных СМИ тема перевальной дороги и того, что на ней происходит, всегда в приоритете. Образ Александра для жителей и Южной Осетии, и Северной Осетии неразрывно связан с Транскамом — именно на фоне дороги мы зачастую видели его "в телевизоре" в течение многих лет.

- Транскам одна из моих основных тем. Сезон лавин на Транскаме — это фантастическое зрелище, бывали зимы, когда мы на дороге практически жили.

Первый раз на Транскам я попал, еще когда работал в "Иринформе". Тогда были на редкость суровые зимы, такие снегопады прошли, что стены из снега вокруг застрявших на дороге КамАЗов были выше на три-четыре метра, чем фура, лавины сходили высотой с девятиэтажный дом. Выехать с дороги машины не могли, и водители там сидели неделями, жгли костры, готовили себе.

С тех пор на Транскаме все изменилось кардинально, и это произошло на моих глазах. То, что было лет 16 назад, и сейчас — это две разные дороги, два разных пространства. Раньше снегопад становился катастрофой: лавины, расчистки, бульдозеры, там же пытающиеся проехать машины. Лавину еще не расчистили, кто-то бросается на дорогу на машине, застревает, опять все заново — тросы, эскаваторы, вытаскивают обратно…

Ситуация на Транскаме
Пресс-служба МЧС РЮО
Ситуация на Транскаме

Когда я первый раз поехал в Южную Осетию, это было где-то в 2001 году, Транскам был одной сплошной ямой, по этой дороге было практически невозможно ехать, только самые отчаянные югоосетинские водители на скорости могли проехать, они знали каждый камешек на дороге. Тоннель Рокский был катастрофой. Там можно было фильм ужасов снимать: обвисшие плиты, вода текла, темень. Если застрял в тоннеле, то будто в могиле. А сейчас мы видим, каким должен быть тоннель, какой он есть, дорога прекрасная, современные противолавинные галереи.

И трасса с каждым годом становится лучше. Говоря о преображении Транскама, невозможно не сказать про Гайоза Макиева, это железно. Я видел, с какой строгостью он относился ко всему, что происходило на трассе, к каждой мелочи, и вот за эти мелочи он жестко наказывал и подрядчиков, и контролеров. Благодаря его усилиям Транскам сегодня такой, как есть.

Транскам - это дорога, всегда требующая внимания. Здесь важен каждый камешек, который надо сразу убрать с дороги. Это трасса, за которой идет постоянный мониторинг, пропустишь что-то и все — дороги нет. И сообщения тоже нет. Поэтому я считаю, что все, кто связан с этой дорогой - МЧС, Росгидромет, дорожники - они просто героические люди, их работа очень сложна: всегда, невзирая на день недели, на погоду, выезжай и делай проезд.

Александр Кундухов
© Sputnik / Алексей Ковалев
Александр Кундухов

Трассу совершенствуют без остановки, и сейчас на Транскаме относительно безопасно, под лавинами никто не погибает. Даже не то что не погибает — никто не попадает под лавины. Сейчас и предсказания погоды стали точнее, есть раннее оповещение, становится заранее известно, что дорога вот-вот закроется. Существует четкий алгоритм действий, никаких работ, пока идет снегопад, не проводится, ведь никакое время и никакая необходимость проехать несопоставимы с человеческой жизнью, а потому в последние годы из-за лавин и снегопадов жертв не было. Это очень круто, ведь Транскам - одна из самых опасных и сложных дорог в Европе.

Это для нас поездка по Транскаму рутина. Что там, подумаешь, лавинщики стреляют по склонам, спасатели стоят, дорожники чистят. Но это все очень серьезная работа, благодаря которой не гибнут люди и бытовое сообщение между двумя республиками возможно весь год. Хотя легким это сообщение быть не может вообще — дорога проходит по очень трудным местам: сели, лавины, камнепады. Там может произойти что угодно, это горы, они непредсказуемы.

И после 15 лет работы на Транскаме я точно знаю одно — никогда просто так Транскам не закрывают.

Любой, кто хоть раз путешествовал по Транскаму, знает, как страшны на дороге лавины, и, конечно, слышал про Чертов мост. По данным Северо-Кавказской военизированной службы (СКВС) Росгидромета, на Транскаме расположены 234 лавинных очага, 172 из которых непосредственно угрожают автотранспорту и могут создавать лавинные завалы на автодороге. Наиболее лавиноопасным является восьмикилометровый участок Транскама, расположенный от Чертова моста (86 км трассы) до северного портала Рокского тоннеля.

- Участок за Чертовым мостом стометровый, на нем было около сорока лавинных очагов, которые постоянно сходили. Там однажды застряла наша съемочная группа между лавинами. Сейчас весь участок закрыт противолавинной галереей, больше там никого не засыпет. Да и времени очистка занимает намного меньше, - рассказывает Александр Кундухов. - Однажды нам удалось снять лавину, которая сошла буквально в 20 метрах. Да, когда сходит лавина, это красиво, но если она идет совсем близко, ты этого не видишь, снежная пыль бьет в лицо. Лавины страшные, особенно те, которые бесшумные, в них огромная энергия. Как-то съемочная группа находилась немного севернее меня, а я залез на трактор и осматривался. И лавина пошла у них за спинами, буквально в 40 метрах. Я начал кричать, чтобы они повернулись и сняли лавину, а они не слышали. Пока лавина не прошла, люди не поняли, что произошло. Лавина огромная, мощная, быстрая и тихая. Она просто шелестит.

© Sputnik / Denis Abramov
Заваленный снегом автомобиль на обочине автомобильной дороги Транскавказской магистрали в Северной Осетии, перекрытой из-за схода снежных лавин

Все о лавинах, кубометрах снега и прочих опасностях Транскама многие годы рассказал журналистам Владимир Иванов, сотрудник МЧС с 2002 по 2007 годы.

- Всякий раз, когда что-то случалось на Транскаме, а тогда еще не было всей той инфраструктуры, которая бы обеспечивала безопасность участников дорожного движения, мы сразу выезжали на дорогу. Трасса закрывалась намертво из-за снегопадов. И надолго. Чуть легче стало, когда расчистили площадку над Рокским тоннелем для техники, и уже не приходилось гнать ее издалека, как только дорогу перекрывало снежными завалами.

Прокладка пионерки занимала до суток. Как-то выпал на Рождество хороший такой снег, и приехала съемочная группа из центра с оборудованием. Я смотрю, на них лавина идет, а кричать бесполезно. Мы побежали туда, а их, прям на наших глазах, засыпало - и фургон, и тех, кто фотографировался на фоне лавинного очага. Хорошо лавина была сухая, хоть и хорошо присыпало, но мы быстро откопали и людей, и фургон. Они с такими глазами из снега вылезли, как снежные люди. Как-то под Новый год прямо перед машиной с ребятами с Юга сошла лавина. Они никак не хотели смириться с тем, что не могут проехать по дороге. Вытащили из багажника лопату и пошли откапывать дорогу. А там десятки тысяч кубов снега. Поковырялись они в снегу и вернулись к нам Новый год встречать. Душевно так посидели.

МЧС РЮО
Лавина

Транскам в том современном и модернизированном виде, в каком его видят сейчас путешественники, появился после войны 08.08.08.

После завершения вооруженного конфликта широкомасштабные работы по модернизации магистрали начались с ремонта дорожного покрытия, испорченного бронетехникой. Однако мало кто помнит, что системные попытки обезопасить трассу и сделать ее открытой круглогодично, независимо от капризов погоды, начались в начале 2000-х годов, когда был создан ряд новых защитных сооружений. Противолавинная галерея на наиболее опасном 8-километровом участке Транскама перед северным порталом Рокского тоннеля была создана в 2002 году. Тогда же "сплошные ямы" начали превращать в хорошее дорожное полотно.

Александр Дзасохов, президент Северной Осетии в 1998-2005 годах.

- Время подтвердило, что строительство Транскама сыграло исключительную роль в современной истории осетинского народа. В трудные годы, когда осуществлялись военные авантюры и тем более агрессия 2008 года, не было бы дороги, и события могли бы развиваться по совершенно трагической траектории.

Что касается моего периода, было построено 250 километров качественной автомобильной дороги, на Транскаме осуществлялись мероприятия, чтобы уменьшить протяженность периодов времени, когда дорогу закрывали. Руководство республики продвигало серьезные строительные дорожные работы на магистрали, огромный вклад внес Гайоз Макиев, главный дорожник тех лет.

На одном из участков строительства Транскавказской магистрали
© Sputnik / Галина Киселева
На одном из участков строительства Транскавказской магистрали

По моему предложению Мизур, который был весь запылен от нахождения на трассе, был разблокирован от проезда, была построена 380 метровая тоннельная дорога. В интересах функционирования Транскама тогда было создано 12 км противолавинной плотины. Но даже бесперебойной работы Транскама было бы недостаточно. В мое время вся дорога в Южную Осетию до Джавы была разрушена, это был какой-то кошмар, там только на тракторе можно было подняться. Помню, пригласил к нам Игоря Слюняева, который был в ранге министра-дорожника, и мы сделали отличную четырехполосную дорогу от Рокского перевала прямо до Джавы.

История Транскама уходит в далекое прошлое нашего народа. И она же ведет в его будущее. Дорога сквозь Кавказский хребет — это артерия единого осетинского народа, без преувеличения — Дорога Жизни.




Главные темы

Орбита Sputnik