13:54 19 Мая 2019
Прямой эфир
  • EUR72.25
  • USD64.63
Игорь Галь

Игорь Галь о медицине Южной Осетии: на проблемы надо смотреть открытыми глазами

© Sputnik / Наталья Айриян
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
18110

Игорь Галь третий год работает в Южной Осетии, реформируя республиканское здравоохранение. В интервью Sputnik он рассказал о достигнутых в уходящем году высотах, острых проблемах и предстоящих нововведениях

Известному медику, профессору Игорю Галю не впервой творить чудеса. Во время работы в департаменте здравоохранения Москвы он внес большой вклад в реформирование оказания услуг "скорой помощи". И в московской городской клинической больнице № 68 Игоря Геннадьевича вспоминают добрым словом – потому что открылись новые отделения, появилось современное оборудование, на базе клиники выросли талантливые медицинские кадры.

С 2016 года Игорь Галь работает в Южной Осетии, реформируя республиканское здравоохранение. Профессор бодр, энергичен, распространяет вокруг себя уверенность и, чувствуется, совсем не пасует перед такой непростой задачей.

Sputnik, Лев Рыжков

Жесткий алгоритм действий

– Игорь Геннадьевич, расскажите, каких высот удалось достичь республиканскому здравоохранению в 2018 году?

– В уходящем году в Цхинвале был запущен в строй мощный операционно-хирургический корпус с развитым приемным отделением. В этом корпусе находятся пять операционных, гемодиализный центр, двенадцать реанимационных коек. Новый операционно-хирургический комплекс стал неотъемлемой частью республиканской больницы. Но, самое главное, через переход от него – развитое приемное отделение с диагностическими койками. Это современный подход к госпитализации больных, правильной и четкой маршрутизации при поступлении.

– То есть больной без потери времени сразу попадает в нужное отделение?

– Есть такой сериал – "Скорая помощь". Я часто пересматриваю его профессиональным взглядом. Мне очень нравится, когда, например, открывается дверь отделения, и сразу возникает жесткий алгоритм последовательности действий, когда не теряется ни одной секунды. Сразу нужен рентген, нужен травматолог, нужно соответствующее исследование.

Мой наставник в области скорой медицинской помощи, академик Сергей Федорович Багненко говорил нам о понятии "золотого часа". Это – тот момент, когда максимальное оказание медицинской помощи не позволяет возникать осложнениям, которые могут возникнуть из-за потери необходимого лечения на самом дебюте заболевания.

Процесс строительства завершен. Теперь надо эту красивую, оснащенную по самым современным подходам коробку насытить профессиональными руками и мозгами, человеческим капиталом и медицинским персоналом. Прямо сейчас я, например, договаривался с Санкт-Петербургом, с клиникой академика Сергея Багненко, главного специалиста по скорой помощи в РФ.

– Клиника пришлет специалистов?

– Я хочу отправить туда поработать нашу заведующую приемным отделением, чтобы она посмотрела, увидела, почувствовала, подышала воздухом профессионализма. Такие точечные стажировки мы планируем делать в 2019 году.

– Догадываюсь, что организация национальной системы здравоохранения подразумевает и работу с законодательной базой.

– Совершенно верно. Мы подготовили очень много нормативных актов, посвященных проблемам оказания медицинской помощи. В частности, в этом году принят закон о донорстве, которого в республике, по сути, не было. Я имею в виду, на современном уровне. После принятия закона кровь и кровезаменители можно будет постоянно использовать непосредственно в самом государстве. Потому что международные передвижения крови и кровезаменителей строго запрещены. За исключением каких-то особых моментов.

Как победить социально-значимые болезни?

– Наверняка есть какие-то проблемы и вопросы, которые в течение календарного года не решить. Какая самая острая проблема республиканского здравоохранения?

– Очень важный вопрос, к решению которого мы приступили незамедлительно – это борьба с социально-значимыми заболеваниями. Хочу остановиться на туберкулезе. Это, на сегодняшний день, бич многих стран. В том числе и развитых. Надо действительно обезопасить общество от возможного распространения этого заболевания. Тем более, у нас сейчас практически готов к эксплуатации противотуберкулезный диспансер со всеми требуемыми ресурсами.

Кадровые ресурсы в Южной Осетии имеются. Сейчас идет техническое оснащение. Мы вполне готовы активно бороться с туберкулезом.

– В республике им болеют больше, чем в России?

– Заболеваемость туберкулезом здесь выше, чем в Российской Федерации. А охват профилактическими осмотрами в республике ниже, чем в России. Но бояться печальной картины заболеваемости не надо. Любая проблема, на которую закрывают глаза, усугубляется. Ее становится труднее решить. Поэтому здесь нужно совершенно четко и грамотно посмотреть на эту ситуацию открытыми глазами, чтобы принять адекватные меры.

– От кого зависит профилактика опасных заболеваний?

– Во многом от участковой терапевтической службы. На каждом участке необходимо иметь паспорт, в котором должно быть четко прописанное число, состав населения, наличие социально-значимых заболеваний. Это сахарный диабет, онкология, СПИД, туберкулез, болезни, передающиеся половым путем. Участковый терапевт не должен их лечить.

Для этого существуют специализированные службы. Но он должен знать и управлять организацией лечения пациентов: проверить – находится ли в данный момент пациент на лечении. Или, допустим, уклоняется. И что с окружением больного, страдающего от туберкулеза? На сегодняшний день мы начинаем перестраивать на современный уровень первичную медико-санитарную помощь в РЮО. То есть участковую службу, как в городе, так и в районах.

– Раз уж мы углубились в сферу социальных заболеваний, спрошу – оказывается ли нуждающимся психиатрическая помощь?

– Это очень серьезный вопрос. В одной из республиканских инвестиционных программ до 2022 года заложено строительство и капитальный ремонт центра психоневрологии и наркологии с койками острого психоза. Допустим, с человеком что-то произошло – и он хватается за нож, за ружье, начинает угрожать тебе и окружающим. Это элементы острого психоза.

У нас добрые отношения с Северной Осетией, где больного длительно можно лечить уже непосредственно в республиканской психиатрической больнице. Для этого не нужно создавать здесь отделение длительного стационарного лечения. А вот острый психоз, когда нужно быстро и на месте оказать медицинскую помощь – это, конечно, необходимо. Поэтому одно из достижений в прошлом году – то, что мы плотно подошли к вопросу о формировании стационарно-психиатрической службы.

Импорт специалистов

– А насколько качественно и своевременно оказывается помощь людям, перенесшим тяжелые заболевания?

– У нас есть российский специалист по оказанию реабилитационной медицинской помощи как детям, так и взрослым. Она в курсе последних достижений в области реабилитации. У нас старые связи с Первым московским государственным медицинским университетом им. Сеченова, с кафедрой спортивной медицины и реабилитации. Руководитель кафедры, профессор Евгений Ачкасов, неоднократно здесь бывал для того, чтобы выстроить реабилитацию на современном уровне. Удается. Делаем.

Плотно занялись больными детьми – в частности, страдающими заболеваниями позвоночника и детским церебральным параличом. Уже работаем по оказанию ранней реабилитационной поддержки больным более зрелого возраста (в частности, после инсульта). Чем быстрее мы начнем восстанавливать человека после перенесенной катастрофы, тем меньше будет всевозможных осложнений, тем дольше он будет активен, более полноценен, как для себя, так и для семьи и для общества в целом.

– Медицина сейчас развивается стремительно. Как сделать так, чтобы врачи республики держали руку на пульсе новых веяний?

– У нас укрепляются связи с Российской академией последипломного образования. Мы направляем туда врачей. Благодаря этому мы имеем непрерывное последипломное повышение квалификационного уровня. К нам сюда приезжает профессура для того, чтобы проводить циклы по повышению квалификации. Непосредственно сюда приезжала кафедра педиатрии, кафедра терапии, кафедра организации здравоохранения.

Например, форматируя развитие отделения трансфузиологии, которое будет заниматься вопросами реализации донорства крови, мы отправили на обучение двоих специалистов. Они прошли обучение в Москве и Владикавказе.

– Только ли в донорстве российские врачи становятся наставниками для коллег из республики?

– Одно из достижений – это усиление интеграционной работы российских специалистов с югоосетинскими. Сейчас у нас работает шесть российских специалистов: в области эндоскопии, неврологии и психиатрии, реабилитации, анестезиологии и реанимации (в том числе детской), детской хирургии, патологической анатомии.

На следующий год планируется направить к нам еще и специалиста в области лабораторной диагностики для того, чтобы выстроить развитую, централизованную лабораторную службу. Уже поставлено серьезное, высокопродуктивное оборудование. Необходимо сейчас его включить, запустить, чтобы оно работало. Таким образом, жители Южной Осетии будут получать бесплатную качественную лабораторную диагностику.

Красиво уйти, достойно родиться

– Каких еще нововведений жителям республики стоит ожидать в скором времени?

– В следующем году мы запустим целое новое направление, связанное с оказанием паллиативной медицинской помощи. Этого вида медицинской помощи, как такового, никогда не было в республике.

– Стесняюсь спросить, а что такое паллиативная медпомощь?

– Это оказание медицинской помощи людям уходящим. Вылечить таких людей нельзя, но достойно проводить можно. Человек должен прожить последние свои дни спокойно и безболезненно. Его человеческое достоинство не должно страдать.

– Насколько я знаю, строится новый роддом?

– Да, родильный дом строится. Небольшой, но современный. Он будет сдан в 2019 году, ближе к осени. В целом за этим фактом потянутся серьезные изменения в оказании медицинской помощи женщинам. Начиная от наблюдения в женской консультации, заканчивая родоразрешением в самых современных условиях.

– А существующий роддом уже устарел?

– Технологии таковы, что существующий роддом на тридцать коек уже не справляется, как положено. Специалисты есть - неплохие, грамотные. Мы будем, конечно, заниматься вопросами повышения их квалификационного уровня. Но тот родильный дом, который есть на сегодняшний момент, совершенно не отвечает современным требованиям.

– Роддом войдет в существующий медицинский кластер?

– Обязательно. В медицинское объединение на 450 коек уже вошли детская больница, республиканская больница, родильный дом, диспансеры – туберкулезный и наркологический, кожно-венерологический. Во-первых, они все находятся рядом. Во-вторых, объединение и централизация финансовой, технической, управленческой функций –  это насущная потребность. И распылять ресурсы на организацию этих служб для, в общем-то, небольших медицинских организаций – это излишняя трата времени, да и организационно менее эффективно.

Проблемы и решения

– Все знают, что в республике случаются перебои с подачей электроэнергии. Не отражаются ли они на качестве оказания медицинских услуг?

–  Это серьезный, большой вопрос. Естественно, существует система автономного снабжения электрогенераторов, которые имеют большую мощность для того, чтобы удержать электрообеспечение всего медицинского оборудования в кластере.

Но некоторые диагностические аппараты плохо переживают скачки напряжения. В частности, компьютерный томограф. Поэтому есть решение сделать постоянное автономное электроснабжение для компьютерного томографа. Такие скачки могут вывести его из строя, и затраты на ремонт будут колоссальные.

– Каковы будут первые шаги в сфере здравоохранения в 2019 году?

– Мы сейчас готовим приказ о диспансеризации населения республики. Будем выявлять онкологию, туберкулез, сахарный диабет. Для этого не нужно мощных технологий.

Во всем мире уже разработаны индикаторы, по которым можно выявить, что произошло. Мы не ставим диагноз. Мы просто видим отклонения. После того, как в декретированной группе мы выявляем такие отклонения, человек поступит на дообследование. Может быть, у него будет какое-то доброкачественное образование. Но если мы увидели что-то, мы должны это дообследовать. И таким образом поймать, как мы говорим, зло на нулевой стадии, когда болезнь можно вылечить.

Результативность таких целевых программ диспансеризации высока. Москва, начиная, по-моему, с 1999 года, проводит такие целевые программы диспансеризации. А если это перенести с такого огромного субъекта, как город Москва, где население за 10 миллионов, на небольшое государство и отточить работу системы здесь, то эффективность будет более чем очевидная.

– Хорошо, что государство поддерживает здравоохранение.

– Здравоохранение, будучи мощным социальным институтом, является одной из составляющих государства. Сильный человеческий капитал, здоровье – это действительно безопасность государства.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik