"Право собственности не только право, но и обязанность". Ситуация с ветхим жильем в Осетии

© Sputnik / Natalia AiriyanАварийное жилье в Еврейском квартале
Аварийное жилье в Еврейском квартале - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.12.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
После августовской войны 2008 года в Южной Осетии стартовала программа восстановления жилья, разрушенного в ходе боевых действий. На месте большинства разрушенных частных домов были построены новые, сгоревшие дотла корпуса многоэтажек также были восстановлены. Однако на улицах города остаются десятки полуразвалившихся домов, разрушенных до 2008 года, в результате землетрясения или просто не выдержавших давления времени. Проходить мимо этих зданий откровенно опасно. Скривившиеся балки нависают над тротуарами, из покосившихся стен вылезают один за другим кирпичи, а под ними бегают соседские дети и ходят прохожие, с опаской поглядывающие на обвисшие стены.
В России уже давно существуют программы, в рамках которых государственные и региональные органы власти расселяют жителей из жилья, признанного аварийным. Речь тут идет и о многоквартирных домах, и о частном жилье. Специальная комиссия оценивает состояние здания и проверяет, не попадает ли оно под один из критериев, по которому его можно признать аварийным: например, в состоянии ли несущие конструкции удерживать здание в вертикальном положении, нет ли крена и опасности обрушения, соблюдаются ли санитарные нормы. Даже превышение допустимого уровня шума от проходящей рядом автотрассы – причина для признания дома аварийным. Затем его жителям предлагается выбор – финансовое возмещение или новое жилье в том же городе, причем новая квартира или дом обязаны быть "улучшением жилищных условий". Проще говоря, нельзя под предлогом аварийности расселить семью с четырьмя детьми в хоть и новую, но однокомнатную квартиру.
© Sputnik / Natalia AiriyanАварийное жилье в Еврейском квартале
Аварийное жилье в Еврейском квартале - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.12.2022
Аварийное жилье в Еврейском квартале
Понятие ветхого жилья, кстати, законом вообще не определено – в законодательстве прописано только определение аварийности. Тем не менее, какие-то критерии ветхости тоже существуют – они касаются степени износа здания, которое все же, несмотря на возраст и степень усталости материалов, не представляет угрозы для жизни его обитателей. То есть старый дом, который пока не обрушился – не аварийный, и жители его под программу переселения не подпадают.
Одним словом, в России есть некоторые законодательные нормы, которые регулируют ситуацию с аварийный жильем, хотя, по словам министра юстиции Южной Осетии Олега Гаглоева, в европейских странах жилищное законодательство все же развито лучше.
"Право собственности там не только право, но и обязанность", объясняет министр: то есть если жилище представляет угрозу соседям, владелец по закону обязан привести его в надлежащий вид.
С одной стороны, это может оказаться неподъемно для владельца с финансовой точки зрения – придется брать кредит на ремонт или жить в страхе, что государство отберет жилье из-за несоблюдения закона. С этой точки зрения государственная программа расселения более гуманна. Однако, с другой стороны, часто спрос превышает предложение – новых домов и квартир не хватает для всех подлежащих переселению, и людям приходится годами, а иногда десятилетиями дожидаться своей очереди, живя в опасном доме или скитаясь по родственникам или съемному жилью.
В Южной Осетии эта проблема тоже существует. Причем у нее несколько сторон, самая простая из которых – так называемое выморочное имущество. Если, скажем, после смерти предыдущего владельца никто не вступил в наследство, и здание, неважно, аварийное или нет, никому не принадлежит, то после соответствующего решения суда оно передается во владение государства.
© Sputnik / Natalia AiriyanАварийное жилье в Еврейском квартале
Аварийное жилье в Еврейском квартале - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.12.2022
Аварийное жилье в Еврейском квартале
Второй тип – переселение жильцов из аварийного здания в новое. В этом случае загвоздка – в недостатке финансирования, темпах строительства и, как следствие, обычной нехватке новых жилищ. Так, по словам мэра Цхинвала Гено Каджаева, в конце года будет завершено строительство новых корпусов в общей сложности на 150 квартир, а в очереди на расселение гораздо больше семей.
Наконец, самая сложная с точки зрения поиска решения ситуация – с пустующими полуразвалившимися домами, владельцы которых спокойно проживают в других местах и не могут заниматься восстановлением разрушенного жилья, однако при этом не проявляют желания продавать его. В законе "Об урегулировании некоторых вопросов земельных отношений в Республике Южная Осетия" говорится, что одним из оснований прекращения права владения земельным участком – то есть его изъятия государством – является нецелевое использование земельного участка в заявленных целях в течение трех лет. В интересующем нас случае это означает, что в отношении владельца участка, предназначенного для жилищного строительства, или построенное на нем здание пришло в негодность, обрушилось или может обрушиться от порыва ветра и представляет опасность, суд может принять решение сначала об административном штрафе, а если после него нарушения не будут устранены – уже и об изъятии участка.
Однако, по словам Гено Каджаева, решение вопроса через суд – крайние меры, а пока каждый случай сноса такого аварийного жилья приходится прорабатывать с хозяевами в индивидуальном порядке, и чаще всего владельцы и люди, прописанные в давно уже непригодном для жилья доме, требуют обмена на квартиру.
Строительство многоквартирного дома в поселке Знаур - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.02.2022
В городе Квайса построят многоквартирный дом
"А раз нет гарантий сразу квартиру получить, они (владельцы) часто не дают согласия на снос. Мол, пусть стоит," – говорит Каджаев.
Кроме того, нет возможности провести финансовую компенсацию за разрушенное жилье: во-первых, в законодательстве просто нет такой нормы, во-вторых, оценку жилища в любом случае проводил бы банк, и, скорее всего, хозяева с ней не согласятся, ведь оценивалась бы именно стоимость разрушенных стен, а не участка, на котором они стоят.
По словам мэра города, действия администрации обычно направлены только на демонтаж аварийных зданий: сам участок, на котором стоит дом, остается во владении граждан и не передается государству.
"Мы готовы сами все снести и вывезти, вычистить мусор, за свой счет, а там уж пусть владельцы сами участком занимаются – продают или строят, это их дело," – объясняет Каджаев.
Еще одна сложность – особенности самого строительства и расположение домов в Цхинвале. Чаще всего дома строились вплотную к дороге, и даже временное ограждение выставить, не перекрывая тротуар, невозможно, а это уже создает новую опасность для пешеходов и влияет на движение транспорта.
Одним словом, вопросов остается множество, а решения в ближайшее время не предвидится. Слишком много тонкостей, как в сфере законодательства, так и в характере жителей города. Работы предстоит много, и остается надеяться, что в ближайшем будущем будут созданы все необходимые условия для решения этой проблемы, а Цхинвал продолжит расти и строиться.
Лента новостей
0