Важный шаг к изучению далеких предков осетин - лекция профессора Сергея Яценко

© SputnikСергей Яценко
Сергей Яценко - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
Анна Кабисова, Sputnik
В Северной Осетии в Дигорском ущелье состоялась лекция профессора РГГУ, выдающегося историка современности Сергея Яценко. Большинство научных трудов профессора посвящены изучению скифо-сарматского мира. Сергей Яценко – автор книг, многочисленных фундаментальных, научных исследований, занимает по цитируемости ведущие позиции в мировой научной историографии.
С 2010 года историк сотрудничает с археологом Александром Мошинским, открывателем протокобанской культуры, уже десятки лет ведущего раскопки в горах Осетии.
На лекции профессор Сергей Яценко рассказал о связанных с изучением скифов и сарматов своих научных изысканиях и открытиях: костюмы скифов и сарматов, знаки собственности, методы захоронения, женщины-воительницы, героический эпос и загадки пустыни в Южном Казахстане. Sputnik предлагает читателям ознакомиться с увлекательной и захватывающей лекцией историка.

Об истоках интереса к изучению скифов и сарматов

Я археолог и историк, человек, который интересуется историей древних иранских и отчасти тюркских народов Евразии. Я посвятил этому свою жизнь. Ираноязычными народами, кочевниками сарматами и скифами я заинтересовался, когда мне было 12 лет. Родился в Ростове буквально среди сарматских курганов, на окраине города, и с детства полюбил археологию. Еще в школьные годы стал участвовать в экспедициях, которые изучали древние городища в низовьях Дона. Затем учился в Ростовском госуниверситете, но так получилось, что мои научные руководители были далеко от Ростова – в Москве и Петербурге. Один из моих учителей – главный специалист по сарматам Константин Смирнов – важный наставник в моей жизни. Мы встретились в сальских степях в 1979 году, и до конца его жизни мы общались, он звал меня "почемучкой", потому что я задавал много вопросов.
Другой важный учитель – Дмитрий Алексеев, сотрудник музея "Эрмитаж", где хранится основное золото скифов, прекрасный исследователь древних вещей, принадлежавших скифским царям и князьям. Он с лупой изучал все шедевры греческих и скифских мастеров: звериный стиль, изображения людей, сцены из эпоса, мифологии скифов. Мы встретились, когда я был студентом и мог целыми днями, вооружившись лупами и осветительными приборами, изучать шедевры скифской культуры. Очень важными наставниками также были сотрудники Института востоковедения – академик Борис Литвинский, специалист по буддистскому искусству Индии, по археологии Средней Азии, Таджикистана, Узбекистана, один из самых знаменитых востоковедов, который опубликовал около полутора тысяч научных работ по всему миру, автор энциклопедии и десятка книг, а также Дмитрий Раевский – специалист по скифской мифологии. Эти люди оказали на меня большое влияние.

Как нам понять людей прошлого?

В своих исследованиях я всегда стремился понять реальные механизмы существования древних обществ, культуры древних кочевников. Сегодня мы живем в городах, давно не кочуем со скотом и не живем в юртах, у нас другая психология и совсем другое времяпрепровождение. Как нам понять этих людей прошлого? Когда я был студентом второго курса, то дал себе твердое обещание, что каждый вечер не буду ложиться спать до тех пор, пока не прочитаю что-то из истории или этнографии кочевников. Так я формировался, с одной стороны – чтение книг, с другой – знакомство с учеными и экспедиции. Я бывал во многих местах, где и сегодня еще живут кочевые народы: в Монголии, горах Алтая, Туве, Южном Казахстане, Иране, и это знакомство с реальной жизнью кочевых народов всегда было интересно, без этого моя работа не стала бы такой, какой она получилась.

Исследования длиною в жизнь

Меня интересовали те стороны науки, которые не привлекали моих коллег. То, что казалось им не очень интересным, или трудно исследуемым, оказалось нужным мне. Свою научную деятельность я начал с того, что изучал костюм – древние костюмы иранских народов, написал докторскую диссертацию "Костюм Древней Евразии" (ираноязычные народы), которая востребована во многих странах мира. Эту книгу я писал тридцать один год: задумал на третьем курсе, а закончил и издал в 2006 году по гранту Российского гуманитарного научного фонда.
Все мои проекты – такие длинные, протяженностью в жизнь. Я задумаю какую-то идею и трачу на работу над ней не два года или пять лет, как многие сегодня, а десятки. Но для того, чтобы так работать, надо что-то потерять, но приобрести творческую свободу.

Изучать костюм древних кочевников – не мужское дело

Идею заниматься изучением древнего костюма мне предложил первый научный руководитель, специалист по сарматам Владимир Максименко. Эта тема содержит массу культурно-исторической информации о происхождении народов, их взаимосвязях и переселениях, о социальном строе, эстетических представлениях.
С этого началось все. Я начал изучать тему. А как ее изучать, если костюм давно сгнил в могилах? Если изображений мало и мы не знаем, изображают ли они себя или копируют чужую иконографию других развитых цивилизаций? Отражает ли это реальность, или они изображают богов, или фантастических персонажей, и никакой реальный костюм там не представлен? Для того, чтобы изучить костюм древних иранцев, мне пришлось ездить в экспедиции. Я специально ездил в научные экспедиции, где попадались расшивки золота, бисера и другие детали костюма (и не только иранских, но и фино-угорских). Я смотрел, набирался опыта, а это тоже занимало многие годы. Моя итоговая работа – это костюмы тринадцати ираноязычных народов, включая скифов и сарматов. Каждый народ я изучал отдельно, а потом сравнивал между собой: что в каждый из периодов между ними есть общего, что отличного, что перенимали у соседей. Многие мне говорили, что для мужчин заниматься костюмом совершенно неинтересное дело, это трудоемкая работа, которая не принесет славы и известности, надо знать много смежных дисциплин, овладеть большим материалом. У мужчин престижно заниматься ювелирным или военным делом, а изучать костюмы – женская тема, не престижная в мире, где правят мужчины. Но я смеялся в ответ – я всегда занимался только тем, что мне интересно. Сегодня мои работы востребованы в разных странах, специалисты из крупных университетов меня приглашают в качестве эксперта.

Сарматские клановые знаки собственности

Вторая тема, которая меня увлекла, возникла, когда я, будучи студентом первого курса в 1971 году, увидел в продаже книгу киевского ученого Валерия Драчука, который занимался сарматскими клановыми знаками собственности. Когда я заявил о своем интересе к этой теме, то многие покивали головами, но сказали, что к ней будет сложно подступиться. В мире есть исследования по эмблемам европейских народов: немецкие, английские эмблемы знатных родов, но никто не знает, как изучать знаки иранских народов, по этой теме нет серьезных работ, никто не знает, с какой целью они использовались, какие отражали религиозные представления. Знаки находили везде, но все было в полном хаосе: никто не мог их ни датировать, ни разобрать.
Я отношусь к тем немногим людям, которые сделали из изучения клановых знаков, символов и эмблем отдельную область науки, и сегодня мои работы признаны в научном мире. Что дают нам эти знаки сегодня? В 2019 году я был в Самарканде – в Институте социальных исследований ЮНЕСКО, там вышла книга, которую я редактировал и отчасти писал с учеными нескольких среднеазиатских стран по знакам доисламских обществ Средней Азии. Эти знаки имеют аналогию со знаками сарматов и ранних аланов, и надо было понять, почему это происходит, это случайные совпадения форм или отражение серьезных связей – политических, семейных (межэтнические браки)? Я продолжаю сейчас этим заниматься и могу сказать, что многие знаки сарматской знати Северного Кавказа, проживавших на территории нижнего Дона времен римской империи, происходят из восточных районов – глубин Азии. Например, много знаков сарматской аристократии происходит из района озера Балхаш – это Южный Казахстан, пустынные районы, где сейчас никто не живет, а тогда кочевали племена из Южной Сибири и Монголии. И мы с моим алмаатинским коллегой выявили целый пласт таких знаков – на скалах есть изображения животных, людей, мифологических сцен.

Похороны по греческому обряду, но с элементами сарматской культуры

Дальше я стал изучать могилы аристократии Босфорского царства – греческого царства в Крыму, в районе Керченского пролива, которое существовало около тысячи лет и было полугреческим, полуварварским. Значительной частью населения этого царства были скифы, потом сарматы. Начал я с того, что стал рассматривать в "Эрмитаже" вещи из могил мужчин-аристократов, которые были похоронены в греческих городах. Выяснилось, что они похоронены по греческому обряду, но с элементами сарматской культуры. На вещах были сарматские тамги. В Средней Азии, Сибири и Монголии встречались такие комплекты. Внимательно рассмотрев вещи с могил, я увидел и другие элементы центральноазиатского происхождения у людей, которые считались до этого стопроцентными греками.
© ВКонтакте / Сергей ЯценкоРаскопки в Северной Осетии
Раскопки в Северной Осетии - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Раскопки в Северной Осетии

Сарматские знаки собственности у ранних славянских племен

Еще меня интересовало то, как сарматские знаки собственности – эмблемы – проникали к фино-угорским племенам, ранним древнейшим славянам, то есть в лесную зону европейской России. Оказалось, что на многих древних финских поселениях, ранних славянских народов, мы находим сегодня изображения тамг сарматского происхождения. И сегодня уже ясно, что сарматы жили по принципу, как сказал один из древнейших индийских мудрецов: "Народы должны дружить через круг". То есть, если какое-то государство хочет иметь надежных союзников, оно не должно дружить с соседями по границе, с которыми не будет прочной дружбы, потому что у соседних народов всегда бывают разногласия и обиды. А умный государь будет иметь союзников через круг: есть одна линия государств, с которыми ты граничишь, а ты дружи через линию, и в случае войны, вы возьмете в "клещи" территории, которые находятся посередине между вами. Именно так поступали сарматы – доказательство тому сарматские аристократические тамги, которые были найдены на женских вещах лесных племен. То есть сарматы выдавали замуж своих женщин за местных финских вождей для того, чтобы получать меха севера и торговать ими. Также эти люди помогали сарматам в случае, если у них возникали проблемы.
Изучение эмблем – огромный источник информации. Я рад, что мне удалось добиться определенного научного прорыва в этой области.

Женщины-воительницы

Третье направление моих исследований – это женщины-воительницы. О них много говорят, но никто толком этим вопросом не занимался. Во-первых, никто даже не определял пол найденных останков, кому принадлежит скелет: мужчине или женщине, и какого он возраста. Я исходил из того, что надо работать с учеными, которые занимаются этими скелетами – и тогда мы получим достоверную информацию. Когда я изучал эти погребения, то выяснилось, что есть несколько некрополей у скифов и сарматов, где воинов-женщин больше, чем в других местах. К примеру, есть большие районы в степи, где жили кочевники, но там ни одной женщины-воина найдено не было. А есть районы, где их много. Когда я стал изучать эти некрополи, то оказалось, что они расположены в самых богатых местах, где были пастбища: например, у скифов – это район Запорожья и район Днепропетровска, где самые плодородные пастбища и жило больше всего кочевников, а значит, было больше конфликтов между каждым маленьким племенем за землю, и мужчин все время убивали. Именно в таких местах у сарматов в низовьях Дона и у скифов в районе Запорожья и Днепропетровска оказались некрополи, где было много женщин-воинов.
Я понял, что у разных иранских племен женщины были по-разному вооружены: и это вооружение клали в могилу после завершения военной карьеры женщины, то есть женщины воевали в молодости, потом они выходили замуж и рожали детей. Часто в могилах женщин-воинов мы видим, что у них было по два-три ребенка, которые погибали во время эпидемии. Оружие в могилах – колчан со стрелами, меч, боевой кинжал, топор. Если мы возьмем в качестве примера кочевые племена Восточной Африки или некоторые народы Средней Азии, где тоже были женщины- воительницы, то выясняется, что женщины воевали до рождения первого ребенка. А в могилу клали не то оружие, с которым она воевала в молодости, а "новое" – как символ того, что она воевала. И еще интересно, что далеко не каждой женщине клали оружие – только тем, кто реально отличился на поле боя и понятно, что многие воевали в случае нехватки мужчин.
Изучив могильники скифов и сармат, я пришел к такому выводу: очень немногие племена кочевников использовали женщин в качестве воинов – только в тех местах, где были пастбища и, соответственно, особо интенсивные межплеменные столкновения, где мужчины постоянно выбывали.
© ВКонтакте / Сергей ЯценкоРаскопки в Северной Осетии
Раскопки в Северной Осетии - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Раскопки в Северной Осетии

О чем говорит структура некрополя

Еще меня интересовало изучение планиграфии некрополя – каждое кладбище имеет структуру, и если вы пойдете по старому кладбищу, то увидите, что людей одной фамилии хоронят рядом, а чужаков в стороне. Мне важно было понять, а как было в древности. Никого из моих коллег эта тема не интересовала. В США и Западной Европе ученых это интересовало, а на огромной территории бывшего СССР – нет.
Я стал изучать материалы по скифам-кочевникам Средней Азии, сарматам Южной Сибири, и выяснилось, что, действительно, выделяются группы, которые приходились друг другу родственниками. В них есть отличия в погребальном обряде либо схожие наследственные болезни (выявилось в тех случаях, когда антропологи работали с таким материалом). На Дону есть могильник, где рядом похоронены молодые воины: мужчины и женщины, и у всех у них головы скальпированы, то есть враги сняли с них скальпы. Скорее всего, это кровная месть, и мстили конкретному семейству. В том же некрополе похоронены другие люди, которых это не коснулось – такие вещи очень важно проследить.
В Запорожье есть Мамай-гора – самый большой могильник великой Скифии с сотнями могил в одном месте. А кочевники никогда не скучивались в одном месте. И если мы видим большой могильник в степи, значит, это святое место, куда люди приезжали и где было престижно хоронить. Такие могильники редко встречаются, и они очень важные с точки зрения получения новой информации. Женщинам-сарматкам клали в могилу зеркала с уникальным узором и сарматскими тамга, которые, скорее всего, были свадебным атрибутом. И если мы нанесем на карту эти знаки: то, как были распределены по степи могильники, – получим информацию о том, как женщины разных кланов выдавались замуж, куда попадали и к каким народам.
Планиграфия – еще один важный источник информации, которым пока мало занимаются.

Преемственность эпоса

Меня очень интересовало, какова преемственность мифологии эпоса от скифов и сарматов к аланам и осетинам. Эта тема волновала меня со студенческих лет, но я прекрасно понимал: чтобы изучать эту тему, надо иметь большой опыт. Поэтому в начале просто изучал изображения: скифские, сарматские, сакские. И в ряде случаев обратил внимание на то, что некоторые сцены по две-три рядом существуют как кадры мультфильма или картинки в комиксе. Мои коллеги не обращали на это внимание, им казалось, что это случайность. Я же думал, что это взаимосвязанные сюжеты. Обычно в изображениях большинства народов древности и раннем средневековье сцену нужно читать слева направо – я стал искать, а нет ли этим сценам аналогов в реальных эпосах: иранском, тюркском, фино-угорском, кавказском. И стал находить соответствия: написал ряд статей, в которых разбираю сцены из эпоса.
Ученые спорят, что преобладало у древних иранских народов – мифология, эпос, легенды или сказки? Это никому не известно, мы можем только гадать. И тогда археолог становится сказочником. До сегодняшнего дня преобладало мнение, что скифы, сараматы и другие иранские кочевники брали сцены из мифологии. А что такое мифология – сказания о богах и объяснение происхождения народов. При этом исследователи недооценивали роль героического эпоса. А если мы возьмем кочевые народы, известные этнографии, неважно, будет ли это Африка или Азия, то везде увидим, что реально господствующий авторитетный жанр – это героический эпос. У меня возник вопрос, а почему мои коллеги думают наоборот? Почему вопреки фактам, имеющимся у исследователей, скифам и сарматам отказывают в развитом эпосе?
Обычно обо всем мы судим по формальной логике Аристотеля – если, например, изображена сцена сражения двух групп воинов – малочисленной и многочисленной и последняя наступает, то с точки зрения современного человека, те, кого больше и кто напал первыми, те и выиграют. Но с точки зрения героического эпоса все наоборот – один герой побеждает целое войско. В эпосе происходят чудеса при помощи богов или необычной силы героев. Для меня стало ясно, что если к исследованию подходить с позиции формальной логики, то мы не поймем людей прошлых эпох и сделаем большую ошибку.
© ВКонтакте / Сергей ЯценкоРаскопки в Северной Осетии
Раскопки в Северной Осетии - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Раскопки в Северной Осетии

Общественное устройство скифов и сарматов

Еще что меня интересует – общественное устройство скифов и сарматов. Есть много способов судить об этом, но письменных источников мало, они записаны людьми других культур, перевод искажает суть, и их можно трактовать по-разному. Поэтому меня интересовали более объективные источники информации – курганы. Но они молчат. Поселения древней аристократии были ограблены своими же современниками. Для начала, я попытался понять, а как грабили древние курганы, кто и какими методами. Выяснилось, что курганы грабили свои же – соседи или дальние родственники, которые участвовали в похоронах и знали, где и что в могиле лежит. Они не тратили силы и время на то, чтобы раскопать весь курган, а копали у головы ямку, забирали золотое ожерелье и уходили. Например, были вещи, которые они боялись брать, – священные предметы вроде амулетов или культовых предметов, даже если они были сделаны из дорогих материалов. Как это стало известно? Мы видим грабительский лаз, следы горящих факелов, порой грабители забывали инструменты – кирки, а в нескольких случаях находили и трупы самих грабителей.
Проблема исследования заключается в том, что почти все курганы знати ограблены: частично или полностью. А как получить информацию, если нарушен погребальный обряд и само сооружение? Какое место занимал в обществе этот мужчина или женщина? Я предположил такой метод. У скифов все просто: чем выше курган, тем больше трудозатрат, значит, тем знатнее человек. У сарматов проще – они экономили на погребении. И чем ближе к нам по времени, тем больше они уже экономят, предпочитая оставлять все ценное живым. То есть, постепенно происходит рационализация сознания: да, они верующие, но не хотят оставлять все покойникам, хотят оставить живым. Уже у сарматов система "чем выше курган, тем знатнее погребенный человек" не работает – у них курганы маленькие, или даже уже заимствованные у предыдущих народов. Идет тенденция к упрощению и удешевлению обряда. И как в таком случае по курганам понять уровень знатности человека? Знатен ли он по происхождению, или выдвинулся благодаря личным заслугам как воин? Я анализировал, исходя из сохранившихся атрибутов. Мой анализ древних курганов уровня знатности людей основан на сохранившихся золотых и серебряных атрибутах. У меня есть целая серия работ, посвященных общественному строю ранних кочевников.
© SputnikРаскопки в Северной Осетии
Раскопки в Северной Осетии - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Раскопки в Северной Осетии

Некрополи с древними дружинниками

Следующая тема, которая не разработана – это древние дружинники. Я стал пытаться выявить у древних сарматов некрополи с могильниками любого размера, где похоронен только вооруженный мужчина без женщин и детей и с довольно стандартизованным оружием. Как обычно пишут, у скифов и сарматов были вооруженные дружины царей – это были профессиональные воины. Выяснилось, что это совсем не так. Ставки кочевых правителей обычно располагались в выгодных местах: у побережья Азовского или Черного моря. А некрополи дружинников, которых оказалось всего три или четыре на всю огромную территорию Европейской Сарматии от Дона до Западной Украины, были найдены не в политических центрах, а на далеких окраинах, где проживали народы- данники, которые платили ценной пушниной и их надо было любой ценой удержать в повиновении. Это граница кочевого мира и северных лесных племен и именно там стоят дружины.

Зимники сарматов

Еще одна тема – изучение кочевых древних стоянок. Дело в том, что в кочевом эпосе тюркских народов есть упоминание о некоем родовом холме, куда богатырь после подвигов приезжает с женой, чтобы произвести на свет детей. И как найти этот родовой холм? Мне все говорили, что не надо изучать холмы, надо искать курганы с золотом.
Тем не менее, со второго курса, я начал поиски в низовьях Дона, прочесывал весной поля и нашел интересные вещи: через каждые полтора километра вдоль границы с поймой реки находились зимники сарматов, а выше – курганы и некрополь. Такие вещи трудно изучать, так как очень быстро территории застраиваются.

Откуда взялась группировка первых алан

Сегодня происхождение ранних групп сарматов и алан стало гораздо яснее, чем раньше, благодаря усилиям гуманитариев разных специальностей: антропологов, которые изучают черепа и зубы, генетиков, которые проводят свои анализы – и все это дает уточняющие сведения.
Например, моя коллега из Барнаула, доктор исторических наук, антрополог Татьяна Чикишева, стала сравнивать параметры черепов мужчин и женщин с больших территорий Евразии: откуда взялась группировка первых предков осетин, появившихся в низовьях Дона после 65-го года нашей эры. Она сравнивает черепа, ее не интересуют мнения археологов и политиков. Антрополог пришла к выводу, что черепа алан, которые пришли на Дон в первом веке, ближе всего к черепам людей из провинции Синцзян. И действительно, крупнейший ученый иранист, всемирно известный Гарольд Бэйли, рассматривая связи средневекового аланского языка с другими народами, считал, что ближе всего средневековому аланскому языку – язык восточного рода, жившего в китайском Синцзяне.
Или сарматы, которые пришли сто лет спустя, примерно в середине второго века нашей эры. Откуда-то из Казахстана через Южный Урал на Дон приходят поздние сарматы. В отличие от ранних сармат, у поздних мало золота – это культура суровых воинов, на черепах которых травмы, следы гибели во время сражений. Очень воинственная культура, в которой больше внимания уделялось войне, чем искусству. Откуда они пришли? Завкафедрой волгоградского университета профессор Мария Балабанова посредством сравнения большого объема материала показала, что этот народ – один из предков осетин, пришел из Хакасии, верховья Енисея, границы с Монголией. Именно там около двух тысяч лет назад проживали предки этой группы народов, которая частично поселилась и на Северном Кавказе вплоть до Румынии. Интересно, что в эпосе Хакасии многократно встречается слово "нарт" и есть много топонимов со словом "алан" – хребты, речки. Все эти племена не в один момент оказались на новой родине в Европе, были места, где они задерживались, например, в Казахстане были найдены черепа с предметами, свойственными сарматам.
© SputnikСергей Яценко
Сергей Яценко - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Сергей Яценко

Пустыня Мангистау с сотней святилищ

Есть очень много загадочного сегодня на западе Казахстане, и эти загадки имеют отношение к судьбам осетинского народа. В последние годы там в пустыне обнаружены города, про которые никто не знал – великолепные святилища III-V веков нашей эры: конца сарматской и начала эпохи гуннов. Это пустыня Мангистау, в которой обнаружено несколько сотен святилищ – это не курганы, а святые места, жертвенники, где приносили жертвы, а рядом у Каспийского моря стоит большой укрепленный на высоком холме – во всем этом принимали участие сарматы и здесь формировалась будущая гуннская культура, о которой очень мало знают. Как происходило смешение и как формировалась элита, мы не знаем.

Империя Кангюй

Последняя важная тема – это кочевая империя Кангюй (Кангюй считается алано-сарматским государством, очаг этногенеза аланских племен – ред.). Китайцы-летописцы много сообщают об этой империи: могущественное древнее государство, существовавшее всего 200 лет, с I по III века, – сильнейшая держава Средней Азии, которую боялись китайцы. Она способствовала появлению Шелкового пути – в 20-м году до нашей эры, китайский правитель неожиданно отправляет своего сына в заложники в Кангюй с целью изучения торговли, которая шла из Лояна в китайский Синцзян, затем по Киргизии до Южного Казахстана вдоль Аральского моря и дальше до Южного Урала. На Урале, как мы знаем, было много золота, самоцветов и меха, и чем удобна была страна: там река Урал, которая впадает в Каспийское море, и дальше путь в сторону великой державы Ирана, а дальше можно было развозить товары. Именно простота доставки грузов на Урал привела к тому, что китайцы согласились на появление этой трассы, которая называется Северная дорога. И что все это значит? Дорога оставила следы.
Так получилось, что я занимался материалом моего друга-археолога, который исследовал святилища кочевников между Аральским и Каспийским морем – там стоят в большом количестве каменные храмы. Какое отношение это имеет к истории сарматов, алан и осетин? Очень простое и самое прямое: там по пустыне проходила трасса, которая была еще в Средневековье во время Золотой орды. Ее исследовала экспедиция Толстого после Второй мировой войны. Выяснилось, что в одном из святилищ оставляли свои подписи – знаки собственности, или родовые эмблемы, торговцы из разных стран. И эмблем сарматов там больше всего. Приношения у алтаря – наконечники стрел, очень много кангюйских вещей.
Почему это важно: сарматы могли использовать готовую социальную модель более развитой державы. И действительно, мы находим следы влияния Кангюй на европейских сарматов Северного Кавказа на этом Шелковом пути до Дона: мы видим, что попадало к сарматам с Востока. Долгое время считалось, что это китайские вещи, но оказалось, что это подражание. Летописцы сообщают, что из китайской армии бежали дезертиры, в том числе крестьяне и ремесленники, которые бегут к варварам в регионы и там налажено производство китайских мечей и зеркал. Так у сарматов находят китайские зеркала, то есть на территории Кангюй производили копии китайских вещей. Понятно, что парадные мечи и зеркала могли быть подарками от кангюйских правителей сарматским вассалам, потому что сами сарматы не производили мечей на городищах, но это означает что вассалитет европейских сарматов касался огромной азиатской империи. Потому так важно изучение государства Кангюй. Я инициировал этот проект и три года назад вышла книга. Это тоже важный шаг к изучению далеких предков осетин.
Лента новостей
0