Нижегородский журналист о Южной Осетии в 2008-м: тогда я поняла - этих людей не истребить

© Из личного архива Галины СошкинойГалина Сошкина
Галина Сошкина - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Подписаться на
НовостиTelegram
Диана Козаева, Sputnik
До войны в августе 2008 года Галину Сошкину – журналиста из Нижнего Новгорода и замдиректора крупной компании – с Южной Осетией не связывало абсолютно ничего. Она знала, что есть такая национальность – осетины. У нее здесь нет родственников, не было и друзей отсюда. Более того, как признается Галина Андреевна, она даже не очень понимала, где это – Южная Осетия.
Женщина не осмелилась сказать маме, куда едет. Об этом знал только сын – кто-то должен был знать, где она находится.
"Зная мой характер, они понимают, что если я это сказала, значит, со мной спорить бесполезно. А маме я сказала, что еду в командировку в Красноярск", – говорит Галина Андреевна.

"Мне билет на самолет до Цхинвала, пожалуйста"

"Есть такое выражение: чужой беды не бывает. Для кого-то это просто слова, а для меня – моя внутренняя суть, мой девиз жизни. Я так воспитана. Но, как и все россияне, я была прикована к телевизору с 7 на 8 августа – мы все ждали Олимпиаду. И когда увидела этот ад на земле, я смотрела один день, второй. Но потом какой-то внутренний голос мне сказал: ну вот что ты сидишь, смотришь телевизор и роняешь слезы? Нужно ехать и просто помогать", – вспоминает она.
В тот же день женщина подошла на вокзале к кассе и попросила дать билет на самолет до Цхинвала, но там ответили, что такого рейса нет – нужно долететь до Владикавказа, а дальше ей помогут добраться.
Перед этим Галина Андреевна пришла в кабинет директора и заявила, что уезжает в Южную Осетию.
"Я сказала, что у него есть выбор: он меня отправляет в отпуск либо в командировку, или же я увольняюсь. Зная мой характер, мне сказали, что "мы вас отпускаем, но обещайте, что вы к нам вернетесь". Я долетела до Владикавказа, потом на каком-то случайном такси доехала до Цхинвала. 12 августа я уже была здесь", – рассказывает журналист.
© Из личного архива Галины СошкинойТаким Галина Сошкина увидела Южную Осетию в августе 2008-го
Галина Сошкина - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Таким Галина Сошкина увидела Южную Осетию в августе 2008-го
Все, что Галина Андреевна увидела по дороге в город – вспаханные гусеницами танков дороги, горящие дома, трупы на улицах – она называет "кромешным адом". По ее словам, она видела самое страшное время, пережила его вместе с осетинским народом, приходила на похороны, ездила с отцом Георгием по селам, пытались утешить людей, разбитых горем. Она снимала и записывала бесчисленные факты и доказательства грузинских преступлений, собирала информацию для Европейского суда по правам человека.
© Из личного архива Галины СошкинойГалина Сошкина (третья слева) в разрушенном Цхинвале
Галина Сошкина - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Галина Сошкина (третья слева) в разрушенном Цхинвале
Сошкина была одной из тех, кто готовил обращение в Международный уголовный суд в Гааге.
"Там, помимо общего обращения от народа, нужно было поставить, как минимум пять подписей. Я горжусь, что под этим обращением стоит и моя фамилия", – говорит Галина Андреевна.

"Дайте мне тряпку, я буду окна в школах мыть"

Первое место, куда журналист пришла в разбомбленном Цхинвале, было разрушенное здание администрации президента, где на первом этаже располагалась общественная приемная.
"Я пришла, сказала, что приехала добровольно, могу помочь, чем угодно. Вижу, в парке деревья разрушены, давайте я помогу там убрать. Могу окна мыть в школах, потому что будет первое сентября. Мне сказали: мыть нечего, потому что все разрушено, в парке "соберут лес без вас, но поскольку вы журналист, вы нам пригодитесь в этом качестве", – рассказала Галина Андреевна.
© Из личного архива Галины СошкинойГалина Сошкина с командиром одного из югоосетинских батальонов Иналом Баззаевым
Галина Сошкина - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Галина Сошкина с командиром одного из югоосетинских батальонов Иналом Баззаевым
Она осталась в Цхинвале на несколько месяцев – давала интервью, писала статьи в североосетинские газеты, передавала информацию в российские издания, порой сопровождала многочисленные делегации журналистов, которые приезжали в Цхинвал после войны. Галина Андреевна рассказывала правду о Южной Осетии такой, какой она была.
"Люди приезжали с разным настроем, разными целями. В штаб общественной организации "Жители Южной Осетии против геноцида" во Владикавказе приехал молодой человек, осетин из Брюсселя. Он работал в МИД Бельгии, родом был из Южной Осетии, но жил здесь мало. Он всячески помогал, консультировал. Я ему сказала, что его присутствие может повлиять на его карьеру. Он ответил, что если это будет мешать его карьере, он оставит эту работу", – рассказала она.
В 2008-м Галина Андреевна уехала из Южной Осетии спустя четыре месяца. В Нижнем Новгороде посетила сразу же в парикмахерскую и попросила ее покрасить.
"У меня было так много седых волос, что люди, которые не знали, где я, просто не поняли бы", – говорит она.

"Правда Цхинвала"

Ее многомесячное пребывание в Южной Осетии, сбор историй очевидцев, доказательств агрессии, работа с журналистами вылились в документальный фильм "Правда Цхинвала". По ее словам, было много вопросов об этой войне, потому что за пределами Осетии очень мало людей знали, что происходит. В этом фильме она попыталась ответить на вопросы, которые тогда возникали, и опровергнуть ложь, которая неслась со всех сторон.
"Я когда приехала домой, меня все спрашивали, а я не могла говорить. Как только начинала рассказывать, у меня ком в горле вставал. Потому что, когда ты все это пропустил через себя, для тебя это конкретные люди и судьбы, а не кадры из фильма. Поэтому я сказала, что сделаю этот фильм, а если после этого останутся вопросы, то готова на них ответить", – рассказывает Галина Андреевна.
© Из личного архива Галины СошкинойГалина Сошкина с командующим миротворческими войскам в Южной Осетии Маратом Кулахметовым
Галина Сошкина - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Галина Сошкина с командующим миротворческими войскам в Южной Осетии Маратом Кулахметовым
Она организовала большую выставку в Нижнем Новгороде, где показала снятые ею самой фотографии Цхинвала. Но только когда в областной администрации должна была состояться презентация ее фильма, Галина Андреевна поняла, что мама все это увидит по телевизору, и призналась ей, что была в Южной Осетии.
Она запомнила семью уже стареньких дедушки и бабушки, у которых война отняла троих сыновей.
"Они были как тени. Мы вместе плакали, разговаривали. Они мне говорили, что у них нет смысла жить, потому что детей убили, внуков нет. Они отстроили разрушенный в 90-х дом, которого снова не стало, а уже ни сил, ни средств его отстроить нет. Это было очень тяжело. Потом мы говорили о будущем Южной Осетии, и вдруг эта женщина с такой силой в голосе сказала: "если на этой земле останется хоть один осетинский ребенок, значит, мой народ жив!" Тогда я поняла, что этих людей нельзя истребить", – говорит Галина Андреевна.
© Из личного архива Галины СошкинойРазрушенный дом супругов из Цхинвала
Галина Сошкина - Sputnik Южная Осетия, 1920, 12.08.2022
Разрушенный дом супругов из Цхинвала

"Меня никуда не тянуло так, как в Южную Осетию"

Женщина признается, что была в восторге от людей в Южной Осетии. И отмечает, что до этого у нее не было ни одного знакомого среди осетин, но узнав этот народ поближе, она поняла, что у этих людей можно многому научиться.
"Меня с 2008 года никуда не тянуло так, как в Южную Осетию. Я иногда покупаю билет за два-три месяца заранее, и все это время летаю. У меня такой праздник на душе, я знаю, что еду к родным людям", – говорит она.
Галина Андреевна не была в Южной Осетии четыре года, и, приехав сейчас на памятные мероприятия, поняла, что прибыла домой.
"Видимо, мой внутренний мир так совпал с духом, с миром людей, которые здесь живут. Громкие слова, но я очень люблю эту землю", – признается она.
Лента новостей
0