"Было сложно сыграть столь правильного персонажа": юная актриса о роли Нины в "Маскараде"

© Из личного архива Марины ПагаевойМарина Пагаева
Марина Пагаева - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.11.2021
Подписаться на
еВ Академическом Русском театре им. Вахтангова состоялась премьера спектакля "Маскарад" по пьесе Михаила Лермонтова. Спектакль приурочен к 150-летнему юбилею театра и поставлен режиссером Изабеллой Каргиновой (художественный руководитель Владимир Уваров).
Роль Нины – супруги главного героя Евгения Арбенина, сыграла выпускница актерского отделения факультета искусств СОГУ Марина Пагаева.
О своих отношениях с Лермонтовым, обучении на актерском отделении, любви к Русскому театру и своем дебюте на академической сцене, с актрисой поговорила корреспондент Sputnik Анна Кабисова.
Марина, какие у тебя отношения с Лермонтовым?
— Вопрос прям в точку (улыбается – ред.). У меня очень хорошие отношения с Лермонтовым. Так совпало, что мой первый школьный спектакль был посвящен именно Лермонтову – его биографии, отношениям с женщинами. Так что в 9-м классе я очень сильно увлеклась его творчеством. Я не могу сказать, что это был тот самый момент, когда я решила стать артисткой, но уже тогда что-то екнуло во мне… отразилось.
© Из личного архива Марины Пагаевой Марина Пагаева
Марина Пагаева - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.11.2021
Марина Пагаева
Что именно из творчества Лермонтова тебе было тогда близко?
— Стихи, и как раз тогда "Маскарад" тоже прочла. Много стихов я до сих пор помню и они по-прежнему во мне откликаются: "Я выхожу один на дорогу" (очень люблю, как в романсе он звучит), "Дума", "Смерть поэта", (естественно), "Парус", "Нет, не тебя так пылко я люблю", "Я не унижусь пред тобой".
Каким ты себе представляешь Лермонтова?
— Очень неприятным. Сколько читала о нем – везде эта двойственность, и никто до сих пор и не скажет, а какой он был на самом деле. Мне кажется, что он был очень неприятным человеком, но с теми, кого на самом деле любил, был очень хорошим.
Возможно, эта двойственность характера была обусловлена обществом и временем, в котором он жил.
— Не думаю, все-таки характер дает о себе знать. Понятно, что тема лишнего человека – это все и про него тоже ( "Маскарад" об этом), но это не отменяет тот факт, что у него был очень тяжелый характер: чересчур резкий и категоричный к обществу.
Как думаешь, тема лишнего человека в произведениях Лермонтова – это позиция сноба и эгоиста, возвышающегося над толпой и считающего себя умнее остальных, или лишний потому, что эта среда не дает ему реализовать свой потенциал?
— Если говорить именно о Лермонтове, то позиция "я лучше" читается в его произведениях. Но я прямо сейчас рассуждаю вместе с вами о том, что и как на него влияло. Мне интересно, а как бы сложилась его судьба, если бы не ранняя смерть. Ужился бы он с этим обществом, или нет. Может, это была его юношеская…
© Из личного архива Марины ПагаевойМарина Пагаева
Марина Пагаева - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.11.2021
Марина Пагаева
Задиристость?
— Да.
Будучи творческим человеком, как ты для себя определяешь гениальность? Лермонтову было всего 26 лет, когда его не стало. И думаешь, это же так мало, человек только начинает жить, а тут такой пласт творчества оставлен. Столько всего пережито за столь короткий срок… Это искра божья, или работа самого человека, который работает над собой?
— Для меня гениальности без работы над собой не существует. Гениальность – это именно трудолюбие. Суметь преобразовать данный тебе талант и не кичиться этим, а именно трудиться постоянно. В случае с Лермонтовым, это конечно, огромный дар. В совсем юном возрасте, в 15 лет, какие стихи писал… Но если бы он не работал над собой, то не преобразовал бы этот талант в абсолютные шедевры.
У Осетии странные отношения с Лермонтовым. Может ты помнишь историю с памятником, который установили и тут же снесли.
— В произведениях Лермонтова я вижу только восхищение и огромную любовь к Кавказу. В каждом регионе есть и хорошее и плохое. Думаю, что те люди, которые не любят Лермонтова, об этой строчке "дай на водку" прочитали где-то в интернете, а огромное количество его произведений, посвященных Кавказу, не читали.
Ты выпускница актерского отделения факультета искусств СОГУ. Давай немного поговорим про обучение, что тебе дали эти годы и что самое главное ты вынесла.
— Немного не получится – эти четыре года на факультете мне все самое главное и дали. Когда мы получили дипломы, то я сказала ребятам с курса: "ужасно чувствовать в 21 год, что ничего лучше уже с тобой не произойдет". Я просто безмерно благодарна педагогам и своему курсу. До сих пор и всю жизнь я буду наполнена энергией, которую я там получила.
Тамерлан Малиевич Сабанов говорил нам всегда: "я не могу вас научить, могу только направить". И самое главное, чему нас учили – это быть людьми. Так что самое главное, что мне дал факультет – это дружба. И я уверена, что эту связь мы с ребятами пронесем через всю жизнь. Но обучение для меня на этом не завершилось. Я очень хочу продолжать учиться всегда, везде и у всех. Только нужно понимать, что тебе нужно, а что – нет. Постараться понять, что хорошо, а что плохо. Это такая профессия, в которой ты не должен останавливаться. Иначе все.
© Из личного архива Марины ПагаевойМарина Пагаева
Марина Пагаева - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.11.2021
Марина Пагаева
Вопрос про жизненный опыт и мастерство. Нужен ли жизненный опыт, чтобы передать образ того или иного героя, или это постепенно все приобретается, а для начала достаточно актерских техник? Чтобы ту же Нину сыграть в "Маскараде"…
— Жизненный опыт нужен, конечно. Я и сама считаю, что мне его не хватает. Но на то мы и артисты, чтобы примерить на себя другую жизнь. Например, я понимаю, что когда-нибудь выйду замуж и пойму, что Нину мне надо было играть как-то по-другому. Но пока мы учимся, наблюдая за другими людьми. Невозможно пережить все.
А что для тебя было самым сложным в процессе обучения? Роль, которая никак не давалась, или задание, которое вызывало протест.
— Да, было два сложных момента – у меня всегда плохо получалось делать этюды наблюдения на знакомых людей. Ни голос повторить, ни другие черты. Ну, и когда на этюды к образам мне дали роль Жени Комельковой (из повести Бориса Васильева "А зори здесь тихие" - ред.) как бы на сопротивление. По характеру я больше Рита Осянина. И это очень здорово, что педагог дал роль непохожего на меня персонажа: безбашенного – что на ум пришло, то и делаешь. Мне надо было себя ломать. Но я благодарна за такой опыт.
Как назвать ощущение молодого человека, который хочет учиться актерскому мастерству? В чем суть этого желания – примерить на себя другие жизни, или просто любовь к театру и кино?
— Я до сих пор не понимаю, как это ко мне пришло. Когда я заканчивала 11-й класс, то все говорили, что я пойду в актрисы. Ну, я и пошла (смеется – ред.). Я с детства любила театр. Мама водила меня туда практически каждую неделю.
А что именно тебе нравилось в театре? Костюмы, атмосфера волшебства?
— Мне всегда нравилось то, как это тебя захватывает, погружает в свой мир. Совсем маленькой я могла смотреть спектакли, которые еще не понимала, но все равно смотрела, не отрываясь. Ну а чем старше становилась, тем интереснее было потом анализировать мысли и чувства после спектакля, откликается ли в тебе что-то после увиденного, соответствует твоим личным переживаниям, или нет.
Как ты считаешь, искусство (в данном случае театр) способно изменить человека?
— Я думала, что вы скажете способно ли изменить мир (улыбается – ред). Изменить человека точно может. И я как раз яркий пример этому. Мир мы не изменим, но если изменим одного человека, то он сможет поменять что-то у других и вот тогда мы спасем мир (улыбается – ред.).
© Из личного архива Марины ПагаевойМарина Пагаева
Марина Пагаева - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.11.2021
Марина Пагаева
После получения диплома ты стала частью Русского театра, что это для тебя значит?
— Почему-то я всегда представляла себе такую картину: у меня дебют в этом театре и мои мама с папой сидят в зале. И это сбылось! Мне невероятно повезло и для меня действительно огромная честь работать в Русском театре. Это театр моего детства, и он очень много для меня значит. А работать с актерами, которых ты знаешь еще с детства – это настолько невероятно. Я благодарна судьбе за такую возможность.
Перейдем к спектаклю "Маскарад", в котором ты сыграла роль Нины – супруги Евгения Арбенина. Нина для тебя – жертва обстоятельств? Могла ли она себя защитить? Могла ли эта история повернуться иначе? От нее вообще что-то зависело?
— Нет. В нашей постановке нет, да и у Лермонтова тоже. Сильные стороны Нины – нравственность и чистота, – одновременно слабые, потому что в силу своей чистоты, мягкости и доброты ко всем окружающим, она бы не смогла защитить себя. Я просто не представляю, как она могла бы это сделать.
Сложно было готовиться к этой роли и играть на сцене?
— Да, было сложно сыграть настолько правильного персонажа. Обычно такие правильные персонажи – не особо яркие, и ты не понимаешь, за что зацепиться, как понять психологию настолько идеального человека, и не сделать при этом его чересчур эфемерным, или, наоборот, юродивым. Как очеловечить, и при этом, передать эту чистоту. Я все еще ищу.
Какие были советы режиссера Изабеллы Каргиновой?
— Мне нравилось, что Изабелла Геннадьевна с самого начала дала установку очеловечить такой достаточно монументальный текст и сделать героев максимально естественными. Я доверяла режиссеру и спокойно за ней шла.
Как тебе работалось с партнером по сцене Робертом Кисиевым, который играл роль Евгения Арбенина?
— Роберт – золотой человек. Мне с ним было очень комфортно. Вообще вся труппа меня очень поддерживала.
Образ Арбенина в его исполнении убедительный для тебя?
— Я очень болела за Роберта. Мне кажется, что у него еще не было такой мощной роли, так как в основном он играл комедийных персонажей. Роберт – очень добрый человек и сам говорил, а как я смогу сыграть такого неоднозначного персонажа, как Арбенин? Но вы видели, что он великолепно справился.
Как тебе в целом постановка на стыке классики и современности?
— Я считаю такой подход правильным. Мы были в костюмах той эпохи, но в сегодняшнем театре делать прям Лермонтова было бы неинтересно, долго и нудно. На самом деле, я боялась, что все будут ждать стихи прям по Лермонтову, но передать чувства, саму суть людей, было важнее, чем сохранить стихи. Поэтому мне близка именно такая трактовка.
© Из личного архива Марины ПагаевойМарина Пагаева
Марина Пагаева - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.11.2021
Марина Пагаева
Если говорить об актуальности Лермонтова сегодняшнему дню, то на твой взгляд тема лишнего человек откликается у современных зрителей? Видят ли себя зрители в героях постановки? Или все-таки правильно смотреть на пьесу как на совершенно оторванную от реальности и от Осетии?
— Проблема борьбы с обществом у нас действительно актуальна. Оторваться от общепринятых правил, от змеиного кишения, от сплетен и подлости… Как человеку остаться в этом всем чистым? Но увидит ли себя в этом зритель или не увидит – сложный вопрос. Люди не проецируют на себя увиденное на сцене, свои негативные стороны и пороки люди не хотят замечать. Хотелось бы верить, что пьеса как-то повлияет на зрителя и он пересмотрит свое поведение. Но, как правило, свои грехи в себе замечают те, кто и так на доброй стороне.
Волновалась перед премьерой?
— Я настолько переволновалась, что мне казалось будто на самом спектакле я была совершенно пустая. Весь день я была не в себе, а ближе к спектаклю охватила такая пустота, что я не понимаю – справилась с волнением, или оно меня добило. Но это состояние у меня привычное, и я знаю, что оно пройдет, когда я выйду на сцену.
Есть уже отзывы?
— Да, уже в антракте слышала. Замечания были, но, в основном хвалят. Родители, счастливые, конечно.
© Из личного архива Марины ПагаевойМарина Пагаева
Марина Пагаева - Sputnik Южная Осетия, 1920, 23.11.2021
Марина Пагаева
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала