Несостоявшийся митинг, или как Гамсахурдия развязал войну

© Sputnik / Перейти в фотобанкВойна в Южной Осетии
Война в Южной Осетии - Sputnik Южная Осетия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Гамсахурдия не мог забыть свое поражение 23 ноября, и его неформалы начали сжигать осетинские села

23 ноября 1989-го Звиад Гамсахурдия вместе с 50 тысячами своих сторонников хотел прийти в Цхинвал, чтоб устроить митинг на площади, но у поворота на Згудерское кладбище 15 осетинских парней взялись за руки, встали на дороге и превратились в непроходимую стену в город. К тому времени подтянулись и остальные, в числе коих был и я.

Мы разобрали ограду городского парка, схватили похожие на копья железные прутья и ждали атаки. К счастью, обошлось, и Звиад вместе со своими людьми повернул обратно.

Гамсахурдия не мог забыть свое поражение 23-го, и его соколы, а иначе говоря, неформалы, сжигали целые осетинские села, проливали кровь невинных. Мой одноклассник Роланд Бестаев попал к ним в руки, я не был на его похоронах, но говорили, что родные не открыли крышку гроба, где покоились изуродованные останки бедняги.

В ответ в Цхинвале создавались отряды самообороны, ребята вооружались двустволками, реже винтовками, но после нескольких стычек с неформалами у парней появились автоматы, пулеметы и гранатометы. Началась самая настоящая война, и соколы Гамсахурдия улетали с поля битвы изрядно пощипанные.

Бойцы Звиада входили в осетинские села уже с опаской и, бывало, натыкались на засады. Бои шли в основном на окраинах Цхинвала, в самом же городе был введен комендантский час, и комендант на рассвете 6 января 1991-го впустил в город переодетую в милицейскую форму армию Гамасахурдия в количестве до шести тысяч человек. Они въехали в Цхинвал на автобусах, в сопровождении бронетехники…

Утром, когда мать сказала мне об этом, я не поверил и побежал в город, и, затесавшись в толпу, собравшуюся напротив военкомата, увидел собственными глазами, как колонны "Икарусов" с грузинской милицией, спускались на тормозах с холма, заворачивали под городским кладбищем в город и проезжали мимо через старый мост к центру. Той ночью я не пошел домой, а разгружал из грузовика мешки с песком для баррикады… А после копал замерзшую землю во дворе пятой школы, чтобы похоронить ребят, угодивших под пули, потому что городское кладбище контролировалось грузинскими вооруженными формированиями. Спустя две недели грузинские милиционеры с потерями покинули город.

Лента новостей
0