Иордания, США, Южная Осетия в очерке путешествующей студентки

© Sputnik / Нина ДзукаеваОбъять необъятное. Рокфеллеровский центр
Объять необъятное. Рокфеллеровский центр - Sputnik Южная Осетия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Неожиданно, но многое в буднях иорданцев напоминало Южную Осетию моего детства, рассказывает студента НИУ ВШЭ Нина Дзукаева. В менее зажиточных районах города развозят баллоны газа на машине, нет центрального отопления и горячего водоснабжения, периодически отключается свет, а беспроводной интернет стоит космических по местным меркам денег.

Мысли о переезде в другую страну меня посещают достаточно часто. Нет, я не имею в виду какой-то глобальный переезд с целью обосноваться вдали от своей Родины, Осетии. Скорее мне интересна была бы форма затянувшейся на полгода или год экскурсии. Конечно, время от времени я выезжаю за рубеж, но двух недель или того менее не достаточно для того, чтобы почувствовать быт, культуру, нравы новой страны.

Я как человек, который твердо верит в силу мысли, уверена, что это все рано или поздно материализуется. А пока что я обычно мучаю вопросами свою сестру, которой уже удалось в рамках образовательного процесса пожить в двух абсолютно разных странах, ближневосточной Иордании и Соединенных Штатах Америки. И в той и другой стране она прожила по полгода, около двух месяцев назад она вернулась из США. Студентка НИУ ВШЭ факультета мировой политики и мировой экономики Нина Дзукаева, а по совместительству моя двоюродная сестра, поделилась со мной опытом жизни за рубежом:

"Впервые я временно переехала за границу в 2013 году — после трех лет изучения арабского языка мне предстояла полугодовая стажировка в Иордании. Это небольшое ближневосточное государство, которое редко мелькает в заголовках новостных лент, — здесь с 1882 года правит Хашимитская династия и царит относительное спокойствие. Королевскую семью иорданцы искренне уважают и любят, поэтому портреты короля Абдаллы II и прогрессивной красавицы королевы Рании можно встретить почти в каждом заведении страны.

Несмотря на скромные размеры, Иордания оказалась колоритной и удивительно красочной: долины с гранатовыми и цитрусовыми садами, чистейшее Красное море, водопады и горы, бескрайняя пустыня Вади-Рам с розовыми песками, и, конечно же, знаменитый набатейский город Петра, высеченный в скалах.

© Sputnik / Нина ДзукаеваРозовые пески Вади-Рам
Розовые пески Вади-Рам - Sputnik Южная Осетия
Розовые пески Вади-Рам

Несколько лет мы подробно изучали быт и традиции арабских стран в университете, но на практике ко многим тонкостям и мне, и моим однокурсникам было нелегко привыкнуть. Как и в большинстве стран Ближнего Востока, неделя в Иордании начинается с воскресенья. В сентябре там стоит сорокоградусная жара, на рассвете над городом разносятся громогласные голоса муэдзинов, а на улицах на твой наряд и непокрытую голову смотрят либо с легкой укоризной, либо с недвусмысленным интересом. С другой стороны, обычно этим дело и ограничивалось — уровень преступности в стране низкий, да и сами иорданцы отличаются толерантностью, поэтому даже в ночное время суток на улицах безопасно. К слову, плечи и колени мы всегда прикрывали из уважения к местным традициям, но из толпы все равно очень выделялись.

Конечно, поначалу мы часто попадали в нелепые ситуации. До сих пор краснею при воспоминании о том, как зашла в коротком платьице в молельную комнату, перепутав ее вывеску с женским туалетом и переполошив всех внутри. Было непривычно, что в столице нет как таковой системы общественного транспорта, зато цены на такси очень доступные. Но и тут не обошлось без неожиданностей. Как оказалось, в Аммане местные редко используют официальные названия улиц, предпочитая другие, причудливые обозначения, поэтому порой до последней секунды поездки ты не уверен, доберешься до места назначения или нет.

К счастью, через пару недель встраиваешься в чуждый поначалу ритм — и вот, азан на рассвете уже не мешает крепко спать, хозяин овощной лавки узнает тебя с порога, и, кажется, что ты живешь здесь уже не первый год. Хотя избавиться от привычки переводить в уме все цены в рубли, кажется, невозможно.

Неожиданно, но многое в буднях иорданцев напоминало Южную Осетию моего детства — в менее зажиточных районах города развозят баллоны газа на машине, нет центрального отопления и горячего водоснабжения, периодически отключается свет, а беспроводной интернет стоит космических по местным меркам денег. Я заметила некоторое сходство и в культуре — как и у осетин, гостеприимство у арабов считается святым долгом, поэтому порции везде — щедрые, а люди — очень приветливые и отзывчивые. Например, один из гидов в пустыне Вади-Рам был так впечатлен нашим знанием арабского и интересом к его стране, что пригласил нас в бедуинскую деревню, напоил традиционным чаем с чабрецом и показал свое колоритное жилище и небольшое хозяйство — лошадей и инжирные деревья. Кстати, это культурное сходство не случайное, ведь всем народам, исторически проживавшим в непростых климатических условиях, — будь то горы или пустыня — свойственно гостеприимство.

© Sputnik / Нина ДзукаеваПрогулки после учебы
Прогулки после учебы - Sputnik Южная Осетия
Прогулки после учебы

В целом с пресловутым враждебным отношением к представителям других религий я так ни разу и не столкнулась. В арабском языке сохранилось понятие "ахль аль-китаб" (люди Писания), которое используется по отношению к представителям христианства, иудаизма и зороастризма. Так вот, еще во времена Арабского Халифата людям Писания предоставлялась свобода вероисповедания в обмен на уплату особенного налога джизья. Джизья давно стала пережитком прошлого, но в большинстве арабских стран сохранилось толерантное отношение к представителям других религий и межконфессиональные конфликты стали редким явлением. Приведу яркий пример из личного опыта. В канун Рождества мы сбились с ног, пытаясь найти церковь, в которой бы проводилась служба (помните про путаницу с названиями улиц?), и только с помощью местных жителей нам удалось это сделать. К сожалению, реальность такова, что я не раз становилась свидетелем негативного отношения к мусульманам в Москве, и ни разу не сталкивалась ни с чем подобным по отношению к себе, путешествуя по Ближнему Востоку.

Помимо положительных моментов, были и неприятные открытия. К примеру, курение в общественных местах в Иордании достигает невероятных масштабов — курящих можно встретить в автобусах, в приемной у стоматолога, на пляже. Зачастую молодые родители невозмутимо наслаждаются кальяном, пока их ребенок уплетает манговое мороженое тут же, в клубах дыма, — мне сложно представить подобную картину у нас. Мусорные свалки в историческом центре, поселения сирийских беженцев на окраинах города, высокий уровень безработицы среди молодежи — не ожидаешь увидеть подобного в одной из самых развитых стран региона.

Спустя два года, будучи уже магистрантом, я вновь собрала чемоданы и на этот раз отправилась на осенний семестр уже совсем в другое место — в Университет Тафтса в Бостоне — крупнейший центр высшего образования и один из самых развитых городов США. Вряд ли опыт жизни в Массачусетсе можно проецировать на всю страну, ведь каждый штат устроен по-своему, и различия во внешнем виде, политических взглядах, уровне жизни зачастую более существенные, чем, скажем, различия между Южной и Северной Осетией. Более того, в каждом городе есть свой шумный чайна-таун, итальянский район с ярким триколором на фонарях и вывесках, благоухающий специями индийский квартал. Америка сполна оправдывает название "melting pot" (плавильный котел), поэтому и впечатление производит очень противоречивое.

© Sputnik / Нинв ДзукаеваБостон
Бостон - Sputnik Южная Осетия
Бостон

Бостон — неофициальная столица здорового образа жизни в Штатах, поэтому здесь невольно заражаешься любовью местных к фермерским продуктам и передвижению на велосипедах. Именно здесь с 1897 года проводится Бостонский марафон, и жители города, кажется, круглогодично к нему готовятся, бегая по улицам в ярко-желтых дождевиках, с чудными фонарями на лбу, с собаками, даже с детьми в колясках. Меня очень впечатлило то, насколько важную роль в жизни американцев занимает физическая культура: спорт является неотъемлемой частью обучения и мерилом успешности человека. На кампусе у нас было несколько стадионов, современный тренажерный зал, теннисные корты, бассейн и прочие условия для совмещения учебного процесса с занятиями спортом. Я не стала долго сопротивляться и поддалась положительному влиянию — стала регулярно бегать, научилась танцевать сальсу и даже успела выступить на одном из культурных мероприятий в университете.

В отличие от Иордании, жизнь здесь в высшей степени организованная и размеренная: автобусы приходят ровно по расписанию, в университете проводится подробный недельный инструктаж (вплоть до лекции по сортировке мусора), все учебные процессы автоматизированы и продуманы до мелочей, в банках и химчистках тебя неизменно встречают с улыбкой и доходчиво объясняют, что к чему. Но и тут не обошлось без казусов — например, я не знала, что дурным тоном считается обсуждение полученных отметок. А еще первую неделю мы не знали, что проточную воду можно пить, и удивлялись щедрости американцев, когда в ресторанах и кафе нам бесплатно приносили кувшин воды.

© Sputnik / Нина ДзукаеваКампус Гарвардской школы бизнеса
Кампус Гарвардской школы бизнеса - Sputnik Южная Осетия
Кампус Гарвардской школы бизнеса

За полгода я успела побывать в нескольких городах и неизменно встречала доброжелательность и позитивное отношение. Американцев отличает живой интерес ко всему, что связано с "таинственной" Россией, хотя в воображении некоторых — это набор стандартных стереотипов о сибирской тайге, холодных зимах и водке. Приятным сюрпризом стало то, что очень многие знают о существовании Южной Осетии, поскольку события 2008 года здесь освещались довольно широко, хоть и не очень объективно. А ведь обычно заграницей люди смотрят с недоумением на мое "I'm from South Ossetia", и просят разъяснить, что же это за загадочный уголок Земли.

На мои восхищенные отзывы о дружелюбности американцев, многие знакомые принялись твердить о неискренности этих улыбок. Согласна, улыбка в Штатах стала чем-то будничным и ни к чему не обязывающим. Тем не менее, жить в обществе, где уважают твое личное пространство, всегда желают хорошего дня, говорят комплименты, не дышат в затылок в очереди и улыбаются (пусть и не от всего сердца!) очень приятно!

И все же, всегда есть оборотная сторона медали — отсутствие государственных детских садов, неподъемные для многих американцев цены на медицинскую страховку, дорогое образование, высокие налоги, десятки бездомных на улицах Сан-Франциско и преступные районы Лос-Анджелеса — американская мечта становится реальностью лишь для тех, кто долго и упорно трудится. Да, солнце в Калифорнии светит круглый год и апельсины растут прямо у дома, но в остальном хорошая жизнь здесь требует такого же кропотливого труда.
Возможно, мне легко бывает освоиться на новом месте, потому что в 17 лет я уехала из родного дома в Москву, что для меня тогда было равносильно переезду на другую планету. И еще тогда я усвоила, что секрет выживания очень прост — надо уметь и хотеть (!) адаптироваться, не теряя при этом своих ценностей. Без гибкости и готовности уважать культуру другого народа в современном мире не выжить — в Иордании пришлось отказаться от привычного стиля в одежде, в Штатах освоить местные меры веса и длины, и осознать, что улыбчивость не всегда означает искреннее расположение.

Не стоит идеализировать жизнь за границей и надеяться, что побег в другое, даже более развитое, государство волшебным образом решит все проблемы — у хорошей жизни в любом уголке мире высокая цена. С другой стороны, попробовать пожить в другой стране, окунуться в другую культуру стоит хотя бы раз в жизни — ведь так здорово избавляться от стереотипов в своей голове, по-новому смотреть на привычные вещи, а по возвращении домой добавить в свою жизнь лучшее из "подсмотренного там", и начать ценить то, что раньше принимал за должное".

Лента новостей
0