259 дней Тамерлана

© Sputnik / Дзерасса БиазартиТамерлан Агузаров
Тамерлан Агузаров - Sputnik Южная Осетия
Подписаться на
НовостиTelegram
Тамерлан Агузаров показал нам, что все может быть иначе, что глава может жить ради народа и пойти на смерть за свой народ. Такая жертва не может быть напрасной. А мы уже никогда не забудем, что такое стало возможно.

Я должна была написать давно, просто потому, что писать о хороших людях правильно. Но, казалось, впереди у нас бесконечное множество дней и торжество справедливости, а лай стаи собак на городской окраине развеет ветер. Но, оказывается, их было всего 259, этих дней. Так мало. Лай собак обернулся протяжным воем. 

Теперь, когда наступил этот промозглый холод — второй день сыплет снег, — а в цветочных ларьках закончились красные гвоздики, придется сказать те слова… Пока он еще здесь, на нашей с вами земле, и пока мы еще не замерзли посреди площади, растерянно зажигая свечи во тьме.

© Sputnik / Дзерасса БиазартиПрощание с Тамерланом Агузаровым
Прощание с Тамерланом Агузаровым - Sputnik Южная Осетия
Прощание с Тамерланом Агузаровым

О чем сказать? О том, что все было бессмысленно? Нет. О том, что Тамерлан Кимович на собственном примере показал нам, как важно время. Как мало его у нас, и как можно в считанные дни сделать то, на что другим не хватает десятилетий. Как можно изменить ход событий, повернувшись лицом к своему народу.

Накануне его смерти кто-то заметил и сфотографировал ворона на флагштоке у дома правительства. Халон (осет.) — символ смерти. Но я хочу верить, что время воронья в правительстве Алании закончилось. И несмотря на то, что стая собак, самоотверженно кусавших все 259 дней смертельно больного человека, теперь открыто ликует, уже ничего не будет так, как прежде. Не надейтесь.

Мы, наконец, увидели, что у власти может быть человеческое лицо, а не морда хищника. Тамерлан Агузаров показал нам, что все может быть иначе, что глава может жить ради народа и пойти на смерть за свой народ. Такая жертва не может быть напрасной. А мы уже никогда не забудем, что такое стало возможно.

О том, что Тамерлан Кимович болен, знали все. Однако его травили, с первого и до последнего дня. Словно мстили за саму попытку служить Отечеству. Не гнушаясь, не останавливаясь, не смущаясь. Фразу "он умирает" твердили, как мантру.

© Sputnik / Дзерасса БиазартиПрощание с Тамерланом Агузаровым
Прощание с Тамерланом Агузаровым - Sputnik Южная Осетия
Прощание с Тамерланом Агузаровым

Ничего не будет, как прежде, потому что теперь появилось новое мерило для всех, кто рискнет присесть на место главы.

Имя Тамерлан было связано с одним из самых тяжелых периодов в истории Алании, с именем кровавого завоевателя. Но теперь мы знаем другого Тамерлана, и всех, кто придет после, будем сравнивать с ним. Не с теми, кто оставил после своих нашествий пепел, а с тем, который пришел и за 259 дней показал, что пепел, в который нас закопали предыдущие правители, можно разгрести, что из него можно возродиться.

Он, нарушив извечное негласное табу, заступился за свой народ перед соседями и попытался заполнить сложившуюся вокруг нас пустоту. Дав надежду слабым, униженным и оскорбленным, но не сломленным.

Святые отцы учат проживать каждый свой миг как последний, в высочайшем напряжении чувств, мысли, духа. 259 дней Тамерлана Кимовича, которые прошли у нас на глазах, и были свидетельством этого напряжения, этого горения. Мы увидели, как это может быть. Кто-то проводит во власти долгие годы, успев осточертеть всем выражением своего лица, казенными фразами, позорным или бессмысленным существованием. Мы терпели многих, некоторых продолжаем безропотно терпеть по сей день. И платим за это отчаянием и болью.

За 259 дней его правления стала как никогда очевидна правильность системы, когда глава назначается. Страшно подумать, кого местные кланы привели бы к власти в Осетии в результате очередных "честных выборов". В какие низы ада нас столкнули бы хозяева украденных миллионов.

Мы повидали самых разных руководителей: секретарей, президентов, глав, просто чиновников на ключевых постах… Людей, которые сохранив себя во власти, в окружении потомства дожевывают теплые старческие дни, не ополоснув руки, по локоть в крови.

И лишь за 259 дней правления Агузарова мы узнали, что во власти можно сгореть, и эту самую тихую старость променять на служение Родине.

Власть — это не дешевое, публичное шоу. Власть — это крест. Взойти на него — подвиг. Кто следующий?

Народ не обманешь, говорят наши старики. Не обманешь.

Лента новостей
0