Чермен Дудаев: поэзия всегда была делом молодых

© Sputnik / FacebookЧермен Дудаев
Чермен Дудаев - Sputnik Южная Осетия
Подписаться на
НовостиTelegram
Чермен Дудаев с одинаковой легкостью рассуждает о поэзии и прозе, политике и истории. Он объясняет, почему является сторонником объединения двух частей Осетии, но в то же время опасается некоторых рисков, связанных с этим процессом.

ЦХИНВАЛ, 28 сен — Sputnik, Диана Козаева. Поэт Чермен Дудаев более популярен в Северной Осетии, однако в последнее время его начали читать и на юге. В свои 31 у него уже вышли три сборника. Он публикуется в журналах, ему предлагают сняться в разных передачах. К своей популярности относится более чем спокойно.

"Я не стремлюсь к публичности. Сейчас публичность стала неким соревнованием для посредственностей. Facebook кишит этим. Одни фотографируют кусок колбасы на хлебе и выставляют это, а другие это комментируют", — рассказывает Чермен корреспонденту Sputnik.

Первые стихи он написал еще в юности, сейчас Чермен считает их слабыми с точки зрения стихосложения. Но читателю они нравятся и сейчас, хотя "они фонтанировали максимализмом и эмоциями".

"Однако я вижу, что мастерства в них мало, а мы ведь стремимся к совершенству", — улыбается поэт Дудаев.

Он не разделяет расхожее мнение о том, что поэзия — дело немолодых и современной молодежи она не нужна. Говорит, что вечера поэзии, на которых Чермен является частым гостем, собирают большие аудитории, бывает до нескольких сотен человек.

© FacebookПоэт Чермен Дудаев
Поэт Чермен Дудаев - Sputnik Южная Осетия
Поэт Чермен Дудаев

"Они приходят сами. И это красивые молодые люди, в основном — молодежь. Они читают стихи, слушают стихи. Поэзия всегда была делом молодых. Руслан Тотров — главный редактор единственного в Осетии литературного журнала "Дарьял" — как-то сказал, что когда поэт становится таковым в 30 лет, то это уже не поэт. Прозаиком можно стать в зрелом возрасте, но не поэтом", — считает Чермен.

По его словам, мнение о том, что молодые люди равнодушны к поэзии, в некотором роде — следствие неграмотного освещения этой области в СМИ. Нынешняя журналистика, продолжает Чермен, не похожа на настоящую, она перешла в область сплетен. Он считает, что есть хорошие журналисты, но их мало, есть "плохие и малограмотные, последним как раз тяжело освещать культурные мероприятия, они в этом ничего не смыслят".

"А творческих людей очень много, но о них мало говорят. Поэтому приходится делать это через Facebook", — говорит Чермен.

Поэт пишет в основном на русском, но пробует и на осетинском, хотя "не так хорошо, чтобы это показывать". Обещает, что когда начнет "достойно писать на родном языке, обязательно продемонстрирует". Понравились переводы стихов Сергея Есенина, впервые опубликованные на осетинском языке. В то же время, он не уверен, что нужно переводить крупные произведения уже признанных русских классиков.

"Было много хороших осетинских писателей, которые всю жизнь занимались только переводами крупных русских классиков. А сейчас они в забвении, их никто не помнит. Потому что эти произведения все знали на русском, и ничего нового в их переводах нет. А стихи все легче воспринимаются. Не каждый начнет перечитывать Гоголя на осетинском, а стихи на родном языке приятно читать", — говорит он.

Чермен родился и вырос во Владикавказе, но он часто бывает в Южной Осетии. Поэт отмечает, что ему повезло увидеть Осетию с двух сторон, и замечает, как много у северян предрассудков в отношении южан, и наоборот. Он считает, что преодолеть эти предрассудки можно только одним путем — с помощью общения, не столько политической, сколько социальной интеграции.

"У меня вообще в отношении Южной Осетии большие надежды. Я считаю, что она находится, как бы это странно не звучало, в более выгодном положении, чем Северная. Я говорю о том потенциале, который остался в югоосетинском обществе, если мы говорим о возрождении наших традиций", — сказал Чермен.

Он считает, что на тему объединения юга и севера Осетии сейчас много спекуляций, по его мнению, этот процесс — долгий. Сам он больше сторонник объединения, но у него есть и аргументы против.

"Когда такой народ, как наш, отдает себя империи, он отдает, в том числе свои культуру, язык и перенимает у империи ее особенности. Мы сейчас говорим на русском языке, как и многие во Владикавказе, хотя это — столица национального субъекта, но она находится в составе империи. Мы получаем ее защиту, но неизбежно что-то отдаем за это. А Южной Осетии это касается в меньшей степени. Без влияния Грузии и России она больше сохранит исконных осетинских традиций", — уверен Чермен.

Чермен Дудаев не только поэт. Занимается активной политической деятельностью, состоит в Коммунистической партии РФ. Говорит, что в политику пришел случайно, а уходить теперь тяжело. Считает, что 30-летний возраст для политики — это детский сад. Тем не менее, он работает над собой. С сожалением отмечает, что поэзия не может принести хлеба и достатка, а политика — это работа, за которую он получает деньги. Признается, что ему это интересно, пытается "только не замараться".

Взгляды Компартии он начал разделять до того, как пришел в политику. Это — его идеология, и он считает, что будущее именно за ней, "за идеологией социальной справедливости, где нет расслоения общества".

"Сейчас почему-то начали отождествлять ее с идеологией старости. Это заблуждение, и это время пройдет. Рассвет этой идеологии начнется лет через 45—50, кода все мелочи забудутся, а в памяти останется полет Гагарина в космос, победа в Великой Отечественной войне, освоение мирного атома. Интеллигентный человек должен бороться за то, чтобы всем жилось хорошо, к этому мы и призываем", — говорит он.

Лента новостей
0