23:43 13 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR87.33
  • USD71.68
В мире
Получить короткую ссылку
52 0 0

Политика одного, да даже и двух детей на семью привела к сокращению рабочей силы, которое идет с 2010 года непрерывно, пишет колумнист Дмитрий Косырев

"Много людей — это хорошо", — сказал однажды Мао Цзэдун. С тех пор Китай прошел несколько полных циклов подхода к этому вопросу — от того самого "это хорошо" до попыток сдержать рост населения, вплоть до политики одного ребенка на семью, нарушение которой каралось весьма жесткими мерами, пишет колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев.

В итоге на данный момент китайцев 1,443 миллиарда человек, семье рекомендуется иметь не больше двух детей, но экономисты говорят: ну-ка быстро отменяем эти ограничения, людей должно быть — по Мао — много, иначе страна не сможет выиграть стратегическую конкуренцию с США.

В центре дискуссии специалисты из китайского Центробанка. Один из них, по имени Цай Фан, только что заявил, что с 2025 года население страны должно начать сокращаться (ранее думали, что это произойдет гораздо позже) и тогда начнет падать потребительский спрос. А этого допускать нельзя ни в коем случае, экономика затормозится.

Картина тут такая: политика одного, да даже и двух детей на семью привела к сокращению рабочей силы, которое идет с 2010 года непрерывно. Одновременно растет средний возраст населения — сейчас он 34 года, но дальше будет только увеличиваться. Отметим очень низкую фертильность средней китаянки (полтора ребенка на каждую женщину).

Дети — это двигатель экономики, это спрос: на детские товары и многое другое. А вот помощь старшему поколению, как бы она ни оказывалась (через государство или напрямую), — это сберегаемые, замораживаемые деньги, которые спрос не разгоняют.

Цай также выдал множество других идей по разгону и ускорению экономики, но он оказался скромнее группы из четырех своих коллег из того же Центробанка. Они ставят вопрос так: к 2050 году Китай потеряет 32 миллиона человек, а США прибавят 50 миллионов. И это осложнит позиции Пекина в стратегической конкуренции двух сверхдержав. Поэтому среди прочего политику двух детей на семью, которая и введена-то была относительно недавно, в 2016 году, надо срочно отменять и начинать поощрять деторождение всеми мыслимыми способами.

В докладе "группы четырех" много эмоций. Авторы говорят, что экономические успехи Китая в соревновании с США были вызваны в том числе и притоком в экономику более дешевой, чем в Америке, рабочей силы, то есть "демографическим дивидендом". Но уже несколько лет как ощущается нехватка рабочей силы — пока что в некоторых отраслях. "И на чем мы собрались выигрывать дальше?" — панически спрашивают эксперты банка. Окно возможностей закроется, мы окажемся в том же положении, что сегодня некоторые развитые страны, типа очень старой — в смысле среднего возраста населения — Японии.

Дискуссия эта идет в ожидании публикации итогов прошлогодней переписи населения в Китае, и никто не сказал, что каждое слово в этих спорах скоро станет политикой. Интереснее здесь то, что самая населенная страна мира в очередной раз включается в очень сложный разговор глобального масштаба — все о том же, о чем размышлял Мао: много людей — это хорошо или плохо?

Здесь есть смысл вспомнить, что примерно в 1950-1960-х, по крайней мере, в развивающихся странах, была модной идея любым путем сдерживать рост населения. Индира Ганди, например, проводила политику почти насильственной стерилизации, и ненавидели ее индийцы за это самым лютым образом. Потом Индира покинула этот мир (в результате зверского покушения), ее политика по части демографии — тоже. В результате Индия сегодня среди самых молодых стран мира, со средним возрастом 27-30 лет (по разным оценкам). И это считается одним из преимуществ Индии в экономике, поскольку старшее поколение может рассчитывать на пенсионную поддержку младшего, прямо или косвенно. Другое дело, что необходимо, чтобы для молодежи было достаточно рабочих мест. Помимо этого, немалая часть населения англоязычна.

Еще можно вспомнить, что в прошлом году вдруг начала активно обсуждаться теория заговора, гласящая, что пандемию устроили люди, подозрительно засветившиеся до того разговорами о том, что планета не выдержит столько людей. Это главный герой всех теорий заговора Билл Гейтс и еще несколько миллиардеров, которые действительно так высказываются. Заметим также стандартную реакцию множества экспертов на силой насаждаемую моду на ЛГБТ, феминизм и культ бездетности и многие прочие странности современной западной цивилизации. Реакция такая: кто-то хочет уменьшить население.

И не забудем, что один из вопросов, которые разделяют пропастью левых и консерваторов в той же западной цивилизации, — это аборты. Левые и прочие демократы борются за аборты, консерваторы в ужасе и воюют за то, чтобы хотя бы государство не поощряло такие вещи.

Вывод очень простой: вопрос, что делать с людьми, которых то ли слишком много, то ли слишком мало, оказался в наше время неожиданно актуальным. Он и моральный, и стратегический, и экономический, и какой угодно еще. Дальнейшие же выводы из этой дискуссии будут делать потомки, которых наверняка заинтересует вопрос: что это была за эпоха такая, в которой жили люди, на полном серьезе считавшие себя вправе решать за миллиарды землян, иметь ли им детей и сколько вообще людей должно или не должно быть.

Главные темы

Орбита Sputnik