21:14 24 Сентября 2020
Прямой эфир
  • EUR89.98
  • USD77.18
Интервью
Получить короткую ссылку
53260

Все, что произошло в стенах первой бесланской школы, навсегда останется в памяти всех, кто пережил теракт в сентябре 2004 года, уверена попавшая тогда в число заложников Милана. Мать девушки спасла их с сестрой ценой собственной жизни

Залина Кулумбегова

Милане Адырхаевой из города Беслан в 2004 году было всего четыре года. Вся семья готовилась ко Дню знаний особенно – в этот день старшая сестра Миланы Эмилия должна была пойти в первый класс. 

"Помню, как мама не спала до поздней ночи – дошивала школьную форму сестры, которая должна была пойти в первый класс. Помню ее приготовления и как она радовалась. Первого сентября мы проснулись рано, я тогда плакала, говорила, что не хочу в детский садик, а хочу пойти вместе с ними в школу", - рассказывает Милана.

После сборов, они должны были первым делом отвести в детский сад младшую дочку Милану, затем – пойти в школу на праздничную линейку старшей.

Милана Адырхаева с сестрой
© Photo : Из личного архива Миланы Адырхаевой
Милана Адырхаева с сестрой

"Как только вышли из дома, папе позвонили с работы, он на тот момент работал анестезиологом-реаниматологом. Ему сказали, что в больнице нужна его помощь, и он уехал. Помню, как сестра расстроилась, что папы не будет… Мама хотела меня довести до садика, а самой отправиться с Эмилией в школу, но садик оказался закрытым, и я пошла вместе с ними", - вспоминает девушка.

По словам девушки, для нее это было самым значимым событием – ведь ее сестра пойдет в первый класс и станет школьницей. Тогда счастью ребенка не было предела.

"Я помню линейку обрывками, помню, как смотрела на учеников – разглядывала бантики девочек, их школьную форму. Затем все как-то прервалось в памяти. Была какая-то суета, паника, крики и следующее воспоминание – спортивный зал, где мы оказались с людьми в масках. Я думала, что я чего-то не знаю, и что так должно было быть. Помню слова мамы, она говорила, что это представление, и все будет хорошо. Я верила маме и успокаивалась…", - добавила она.

Теплые слова матери четырехлетней Миланы Ирины действовали на нее успокаивающе, она клала голову дочки на свои колени, и та засыпала.

Милана Адырхаева с мамой
© Photo : Из личного архива Миланы Адырхаевой
Милана Адырхаева с мамой

"Она меня убаюкивала специально, чтобы я спала побольше. Я помню, как хотела пить уже в первый день. Я не понимала, почему мы не можем попить воды. Помню, как мама говорила с кем-то, и террористы начали кричать ей, чтобы она подошла к ним, а она начала просить, чтобы ничего не делали, и что она будет молчать. Я тогда очень испугалась и вцепилась в нее своими руками, вот тогда я поняла, что это далеко не представление и что этих людей надо бояться. Я не понимала, что происходит, но я знала, что если моя мама куда-то уйдет, то с ней случится что-то плохое", - говорит девушка.

Второй день дался заложникам еще труднее.

"На второй день у меня поднялась температура. Мне кажется, у многих было такое состояние. Женщины рассказывали потом, что мама насчет этого очень переживала. У моей сестры от обезвоживания начались галлюцинации, ей стали мерещиться наши родственники. Если бы не моя мама, которая была рядом с нами, то мы бы не выжили. Не знаю, насколько сильным надо быть человеком, чтобы показывать такое спокойствие своим детям", - добавила она.

У Миланы много обрывистых воспоминаний с того страшного дня, которые отложились в детской памяти.

"Когда у меня была температура, мама пошла и набрала где-то воду в маленьком флакончике. Когда она проходила мимо заложников, в нее вцепился ребенок – он хотел пить. Мама не могла ему отказать, только попросила, чтобы он оставил немного мне. Но от жажды ребенок все выпил, и мама начала плакать, что не донесла мне воды. Было и такое, что террористы нам кидали мокрую одежду, а мы выжимали воду из нее и пили", - вспоминает девушка.

Третий день. Заложников перевели в столовую.

"Помню, как мама накрывала нас во время обстрелов собой, накрывала также какими-то кастрюлями и крышками. Когда прогремел взрыв, я от испуга побежала в сторону. Увидев знакомое лицо Валерия Муртазова - отца ребят, с которыми я ходила в детский сад, – я подбежала к нему, он накрыл меня своим телом. Благодаря ему я тогда осталась жива", - добавила она.

Милану нашли под вечер третьего сентября.

"Папа рассказывал, как искал меня и среди живых, и среди мертвых, пытался опознать по сережкам", - вспоминает девушка.

После того, как закончился штурм школы, Милану вместе с другими детьми привезли в центральную районную больницу города Беслан, где всем пострадавшим оказывали медицинскую помощь. Ее сестра Эмилия к тому времени была уже там.

"Мы были грязные, лиц не видно. К нам сразу в больницу приехала сестра папы, и она начала нас отмывать прямо на месте", – говорит она.

Девочки тогда еще не знали о гибели своей матери. Она получила сквозное огнестрельное ранение в спину и моментально скончалась.

"Спустя неделю после теракта папа отвез нас на море, чтобы отвлечь от всего, что с нами произошло. На тот момент мы еще не знали о смерти мамы", - сказала она.

По словам Миланы, трагические события в Беслане сильно повлияли на психику и здоровье всех заложников. После Беслана она всегда берет с собой воду, куда бы ни пошла, а по ночам не может заснуть без заполненной до краев бутылки у своей кровати.




Главные темы

Орбита Sputnik