10:06 15 Июня 2021
Прямой эфир
  • EUR87.33
  • USD71.68
Колумнисты
Получить короткую ссылку
83 0 0

В последние дни неожиданную активность на "российском направлении" стали проявлять испанские политики и СМИ. Их внезапно озаботили тяжелое состояние демократических свобод в России и судьба Алексея Навального, которого Мадрид безапелляционно потребовал освободить

Когда же на двойные стандарты испанской власти стали указывать и в Москве, напомнив о судьбе каталонских политзаключенных, это вызвало шквал эмоциональных комментариев, пишет обозреватель РИА Новости Владимир Корнилов.

Министр иностранных дел Испании Аранча Гонсалес стала постоянно повторять, что ее страна входит в число 23 "полноценных демократий мира", и заявила, что "в Испании нет политических заключенных, а есть заключенные политики". Что вызвало ироничные комментарии представителя МИД России Марии Захаровой. Надо отметить, что озабоченность судьбой российских "политзаключенных" Гонсалес выражала, находясь с визитом в Саудовской Аравии, где ее больше заинтересовало тамошнее метро, а не состояние свободы слова в этой безусловно демократической стране.

Испанская пресса также набросилась на слова министра иностранных дел Сергея Лаврова, сказанные им во время совместной пресс-конференции по итогам встречи с главой внешнеполитического ведомства Евросоюза Жозепом Боррелем. Местное издание El Confidencial, к примеру, заявило, что Лавров "посмел сравнить бежавших и осужденных объективным судом каталонских сепаратистов и Алексея Навального", и назвало его слова "унизительной насмешкой над ЕС", потребовав от Европы жестко наказать Россию за это.

При этом испанские СМИ не стали объяснять читателям, что Лавров в своей речи как раз подчеркивал суверенность решений Мадрида и испанских судов перед давлением Евросоюза. Напомнив о судьбе каталонских политзаключенных, глава российского МИД пояснил: "Вспомнил об этом в связи с тем, что наш суд был обвинен в принятии политизированного решения. Судебные власти Германии и Бельгии обращались к испанскому руководству по поводу тех трех каталонцев с призывом отменить приговоры, принятые по политическим мотивам. Испанские власти ответили: "Вы знаете, у нас есть наша судебная система. Даже не думайте сомневаться в тех решениях, которые мы принимаем в наших судах по нашим законам". Это — ровно то, что мы хотим от Запада в плане взаимности".

То есть российский МИД подчеркивал и подчеркивает, что он никогда не комментировал решения судебных органов Испании в самых спорных политических процессах и потому требует того же от Мадрида. Если испанская пресса усмотрела в словах Лаврова "унижение Евросоюза", то она тем самым нападает на независимость своих собственных судебных органов. Но именно поэтому читателям постарались не приводить дословные цитаты российских дипломатов, ограничившись упоминанием "кощунственной" параллели с каталонским кейсом.

При этом о жесткости (правильнее употреблять слово "жестокость") испанской полиции относительно мирных протестов в Каталонии написано уже немало. Лавров перед встречей с Боррелем предложил тому посмотреть небольшой фильм о том, как разгоняют митинги на Западе, но если бы он захотел составить такой видеоряд только из жестоких сцен разгона демонстраций сторонников референдума о независимости Каталонии, то из них можно было бы смонтировать многочасовой телесериал.

Пока наш МИД проявляет дипломатический этикет и демонстративно не комментирует решения испанских судов, призывая своих коллег к этому же, неприятные для Мадрида параллели приводят на трибуне Европарламента. Большой резонанс вызвало выступление евродепутата от Ирландии Клэр Дэйли, которая пристыдила ЕС за двойные стандарты относительно дела Навального (она того прямо назвала расистом) и обратила внимание на очередного жителя Каталонии, преследуемого Мадридом, — рэпера Пабло Аселя. "Где призыв ввести санкции против Испании?" — задала Дэйли риторический вопрос своим европейским коллегам.

Дело Аселя, считающего себя ленинцем, не так широко освещается европейскими СМИ, как дело Навального, если вообще освещается. А ведь певца осудили на два года тюремного заключения исключительно за тексты его песен и твиты. Мадридский суд признал его виновным в "прославлении терроризма" и оскорблении испанской короны. Помимо вынесения тюремного приговора, суд запретил певцу занимать общественные должности сроком на шесть лет и наложил на него штраф почти на 30 тысяч евро.

В январе он получил предписание добровольно явиться в тюрьму для отбытия как минимум девяти месяцев заключения. Асель публично отказался от этого, заявив: "Они должны будут похитить меня". За несколько часов до истечения срока судебного ультиматума (восемь часов вечера минувшей пятницы) певец выложил свою новую песню против испанского короля Филиппа VI, которая сразу набрала более 200 тысяч просмотров. Но испанская пресса почему-то больше пишет о видеороликах от Навального — это ведь ей ближе.

Анализ тех 64 твитов, которые вменили Аселю в ходе судебного разбирательства, показывает, что львиная доля из них — это критика (надо признать, более чем резкая) королевской семьи Испании. При этом значительная часть из них касалась бывшего короля Хуана Карлоса, который, напомним, после обоснованных обвинений в коррупции вынужден был отречься от престола и находится сейчас в "самоизгнании" за пределами страны.
Помимо всего прочего, Асель, проживающий в каталонском городе Льейда, в своих песнях и твитах постоянно критикует испанскую полицию за ее жестокость. Самым свежим примером, на который ссылается певец, стало избиение двумя полицейскими жителя города Линарес (Андалусия) и его 14-летней дочери. Они били лежачего средь бела дня, не стесняясь ни массы свидетелей, ни того, что все фиксировалось на видео. Это вызвало протесты местных жителей против полицейского произвола, в результате чего 13 протестующих были задержаны.

© Sputnik / Михаил Воскресенский

Асель обратил внимание на то, что в тот же самый день в Мадриде сотни сторонников ультраправых идей устроили демонстрацию в память о бойцах "Голубой дивизии", сражавшейся на стороне Гитлера против Красной армии. И никакие карантинные ограничения на массовые мероприятия не заставили испанскую полицию вмешаться. В то время как акции в поддержку самого Аселя силовики разгоняют.
И никаких же политзаключенных в Испании! Мадрид никак не реагирует на призывы правозащитников отказаться от преследования инакомыслящих и прекратить применять непропорциональную полицейскую силу относительно мирных демонстраций. Дошло уже до того, что вице-премьер Испании Пабло Иглесиас вынужден признать: "Как наша страна может быть демократией, если политический конфликт перестал регулироваться через политические каналы и в конечном итоге решается через полицейские и судебные каналы?"

Как это заявление резко контрастирует со словами министра иностранных дел Испании! И насколько оно подтверждает правоту российского МИД, призывающего европейцев (и в частности испанцев) разбираться со своими внутренними проблемами и воздержаться от советов по поводу того, как обустраивать демократию и судебную систему в России. Судя по тому, как эти механизмы работают в современной Европе, мы можем уже многому поучить самих европейцев. Но воздерживаемся от этого. Возможно, напрасно воздерживаемся. На это прямо намекнул Сергей Лавров в интервью Владимиру Соловьеву, указав, что Европа и без того долго "испытывала наше терпение и добрую волю". Но у всего есть свои пределы, даже у российского долготерпения.

Главные темы

Орбита Sputnik