02:09 02 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD77.28
  • EUR90.72
Колумнисты
Получить короткую ссылку
78 0 0

Если отбросить искусственно нагнетаемое напряжение относительно коронавируса из Китая, главным поставщиком новостей на уходящей неделе были очередные трения России и Беларуси в вопросе поставок газа и транзита нефти

Минск с самого начала года занял довольно неоднозначную позицию, выторговывая дополнительные преференции и отказываясь принимать результаты налоговой реформы, коснувшейся именно нефтедобывающего сектора России, пишет колумнист РИА Новости Сергей Савчук.

По итогам встречи в Сочи ворох накопившихся разногласий был если не разрешен, то разобран и частично снят с повестки.

В то же самое время приходят новости из Польши, отделенной от нас все той же Беларусью.

В частности, вице-премьер-министр Яцек Сасин (Jacek Sasin) в интервью польскому изданию RFM24 заявил, что страна больше не будет закупать уголь у России. Такое решение было принято после того, как представители профсоюза польских угольщиков "Август 80" перекрыли железнодорожную ветку поблизости от электростанции "Лазиска" в одноименном городе в Силезском воеводстве.

Организаторы акции уведомили, что если государство не откажется от закупок российского угля, то 17 февраля они начнут предупредительную забастовку отрасли, а если и это не возымеет действия, 28 числа шахтеры приедут в столицу и пойдут маршем прямо на сейм.

Чтобы понять предпосылки сложившейся ситуации, нужно понимать структуру польской энергетики в целом и ее взаимосвязь с углем в частности.

Вся история Польши, ее развития и современного становления неразрывно связана именно с углем. Недра страны чрезвычайно богаты этим ископаемым, потому неудивительно, что акцент в энергетике делался на том виде топлива, что лежит рядом и дешево.

И если, например, в Германии превалируют бурые угли (лигниты), то недра Польши дарят неленивым старателям еще и каменные угли.

Последние встречаются сразу в двух бассейнах: Силезском и Люблинском, причем 67 процентов запасов составляют угли энергетические, а все остальное приходится на коксующиеся марки.

Бурые угли распространены по всей территории страны, и на день сегодняшний поляки отрабатывают порядка тридцати месторождений. Самые крупные находятся в пределах городов Адамув, Конин, Белхатув, Турув и Легница.

В то время когда страны Старого Света повально под давлением экологически озабоченных школяров отказываются от добычи и использования угля, Польша даже не пытается это имитировать.

На декабрьском саммите ООН по вопросам экологии Варшава устами Матеуша Моравецкого однозначно определила свою позицию.

Уголь — основа энергетической безопасности страны, и отказаться от него нет ни малейшей возможности: ни финансовой, ни сугубо технической. Ну а чтобы продемонстрировать нерушимость своей позиции, незадолго до начала саммита в городке Злочев (Zloczew) был торжественно открыт новый буроугольный разрез, настолько крупный, что для его запуска пришлось даже отселить три тысячи семей.

Выбор Варшавы абсолютно понятен. По состоянию на 2018 год "черное надежное золото" в общей структуре генерации Польши занимало порядка 50 процентов, а в секторе электроэнергии из производимых ежегодно 825 тераватт-час на долю угля приходится аж 80 процентов.

И еще немного цифр. Как свидетельствуют последние доступные данные Eurostat, в 2017 году поляки сожгли в топках своих котельных и заводов 73,8 миллиона тонн угля, это на двадцать миллионов больше, чем съела за этот же период Германия, занявшая вторую строчку. По добыче Польша тоже впереди всех: 65,4 миллиона тонн и 82 процента всей европейской добычи.

Еще два года назад объемы польского угольного импорта и экспорта были практически равны.

Местные угледобывающие компании продавали за рубеж в среднем около десяти миллионов тонн в год, и приблизительно столько же поступало в страну из-за рубежа — из России, Австралии, Мозамбика и, конечно же, из США. Такая схема одновременно обеспечивала работой польских шахтеров и покрывала недостаток определенных марок углей, необходимых в той или иной отрасли индустрии.

Но в 2018-м польское правительство резко нарастило закупки угля за рубежом, импортировав порядка 20 миллионов тонн. По результатам девяти месяцев 2019 года куплено было 12,3 миллиона тонн, из которых восемь пришлись на поставки из России. Таким образом правительство подстраховывалось на случай возможных затяжных холодов.

Но осень закончилась, а на смену ей пришла аномально теплая зима. И на складах угольных ТЭС скопилось громадное количество неизрасходованного топлива.

Естественно, что никому за рубежом не был нужен и польский уголь. То есть шахтеры Силезии остались без работы. Угадайте, кого в этой ситуации назначили виноватым.

Правильно — Россию. Польша верна выбранному вектору не только в вопросах истории XX века.

Правящая партия "Право и справедливость" воевать с мощнейшим горняцким профсоюзом откровенно побоялась и всей мощью государственного молота обрушилась на государственные же компании PGE и Tauron, в чьем ведении находился угольный импорт. Им запретили закупать энергоресурс в России — причем даже не в ущерб своим горнякам, а вообще.

Примечательно, что запрет коснулся лишь русского угля, а про поставки из Америки и Австралии не сказано ни слова.
Эта новость, конечно, не очень обрадует наших угольщиков, особенно если вспомнить, что прошлый год они закончили с негативной тенденцией добычи и продаж.

Но, возможно, это станет отправной точкой качественного перестроения отечественной угольной отрасли с прицелом на более глубокую переработку угля, его обогащение и добычу метана угольных пластов.

И еще. Наш сегодняшний разговор был бы неполным, если бы не вспомнили еще одно ключевое событие в отношениях двух стран.

Восемнадцатого мая истекает срок договора о поставках в Польшу газа по газопроводу "Ямал". Варшава неоднократно заявляла, что новый контракт ей не нужен, ибо все свои потребности она планирует покрывать при помощи американского СПГ. Российский "Газпром" тоже хранит по этому вопросу гробовое молчание, не сделав даже дежурно-промежуточных заявлений.

Маловероятно, что стороны вот так просто заглушат газовую магистраль мощностью 32 миллиарда кубометров. А потому повисшее молчание, равно как и намеренно громкие заявления Польши, можно рассматривать как затишье перед боем, где каждая сторона подтягивает резервы и просчитывает возможные ходы оппонента.

И не успеет с повестки дня сойти Белоруссия, как на ее место тут же встанет Польша. И напряжение дипломатического самбо будет уже на порядки выше.




Главные темы

Орбита Sputnik