07:38 21 Августа 2019
Прямой эфир
  • EUR73.98
  • USD66.78

Трампа толкают к войне в Венесуэле

© Sputnik / Эва Мари Ускатеги
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Иван Данилов
31 0 0

Как американский истеблишмент отреагировал на появление российских транспортных самолетов в Венесуэле, рассуждает колумнист РИА Новости Иван Данилов

Казалось бы, всего два российских транспортных самолета приземлились в Венесуэле, а эмоции, вызванные этим действием, в западном инфополе кипят так, что создается впечатление, будто готовится второй крымский референдум, пишет автор РИА Новости Иван Данилов.

Редакционная коллегия The Wall Street Journal, эдакий коллективный голос американских финансовых воротил, даже выступила со специальным заявлением, в котором потребовала от президента Трампа немедленно предпринять ответные действия против России. На первый взгляд, столь эмоционально несдержанная реакция может показаться абсолютно неадекватной, но если присмотреться к логике тех, кто призывает Трампа к силовому или другому радикальному решению венесуэльской проблемы, то нужно признать, что определенные причины для сильного беспокойства у них действительно есть.

Позиция редакционной коллегии The Wall Street Journal: "Путин проверяет Трампа на прочность. Для американских интересов ставки в Венесуэле продолжают расти по мере того, как Владимир Путин двигает своих маленьких зеленых человечков для поддержки власти диктатора Николаса Мадуро. Госсекретарь США Майк Помпео позвонил своему российскому коллеге в понедельник после того, как в субботу в Каракас прибыли самолеты российских ВВС, на которых находилось около ста военнослужащих. Это не Украина рядом с Россией или Сирия на Ближнем Востоке. Эта российская военная провокация происходит на заднем дворе Америки, и администрация Трампа должна будет сделать больше в ответ, чем заявления или телефонные звонки, выражающие неодобрение. Осажденный социалистический режим Мадуро распространяет миллионы беженцев и хаос по всему региону. Президент Трамп должен решить, собирается ли он позволить господину Путину остаться безнаказанным".

Следует подчеркнуть, что это специфическое восприятие венесуэльской ситуации вряд ли можно изменить. Помощник президента России Юрий Ушаков объяснил, что российские действия абсолютно нормальны ("это все в рамках нормальных отношений с законным правительством делается"), но это не изменит ситуацию — в том смысле, что значительная часть американского истеблишмента будет воспринимать ее как эдакий "Карибский кризис 2.0".

Даже те немногие журналисты и колумнисты, которые призывают к более сдержанному взгляду на ситуацию, вряд ли добьются своего. "Действия Путина в Венесуэле не так зловещи, как кажется. Двух грузовых самолетов военной помощи недостаточно, чтобы изменить шансы Мадуро на выживание", — пишет колумнист агентства Bloomberg Эли Лэйк, и он (по крайней мере, с формальной точки зрения) абсолютно прав. Однако с точки зрения геополитической логики тех, кто требует жесткого ответа США на российские действия в Венесуэле, нет никакой разницы между двумя самолетами и сотней самолетов, ибо речь идет о самом принципе недопущения появления военного присутствия других стран в Южной Америке, которая вот уже два века воспринимается элитами едва ли не как американская собственность.

В это трудно поверить, но, судя по реакции наших западных оппонентов, российское присутствие в Венесуэле они воспринимают примерно так же, как россияне восприняли бы создание военной базы НАТО на Украине, то есть как прямую и серьезную угрозу, с которой нужно срочно что-то сделать. Впрочем, есть еще одна причина, которая носит скорее психологический характер: наиболее "ястребиная" часть американского истеблишмента просто устала проигрывать, причем проигрывать стране, которую они привыкли (спасибо Бараку Обаме) воспринимать исключительно как "региональную державу" с "порванной в клочья экономикой". Если смотреть на последние столкновения США и России, то легко понять раздражение WSJ, напоминающего Трампу про Украину и Сирию.

Всю "украинскую историю" вряд ли можно записать в актив Вашингтона: Крым "уплыл" в Россию, Киев не контролирует наиболее значимую с экономической точки зрения часть страны, "Турецкий поток" — построен, а когда будет достроен "Северный поток — 2", то главный стратегический актив Украины — "трубу в Европу" — можно будет резать на металлолом. В качестве бонуса Россия получила инъекцию русскоговорящей рабочей силы в виде миграционного потока с Украины, а россияне — наглядную демонстрацию того, что "цветные революции" — это путь в бедность и унижение.

С Сирией получилось еще хуже, ибо если в случае Украины США могут указать на определенные успехи (осложнение отношений между Россией и ЕС, подрыв потенциала развития ЕАЭС, удавшийся путч против якобы "пророссийского" президента), то в ближневосточном противостоянии для Вашингтона все намного грустнее. Многократно "приговоренный" Вашингтоном Башар Асад остался у власти, российские войска перемололи спонсируемый США террористический актив, российская армия и российский военно-промышленный комплекс доказали свою эффективность, а региональные лидеры, начиная от Эрдогана и заканчивая саудовской королевской семьей, оказались под таким впечатлением от российских побед в борьбе с США, что начали сотрудничать с Кремлем по самым чувствительным вопросам.

Например, без победы России в Сирии вряд была бы возможна сделка с ОПЕК+, которая уже принесла российскому бюджету более пяти триллионов рублей прибыли. Без российской демонстрации силы в Сирии Эр-Рияд просто побоялся бы разозлить Вашингтон, а сейчас этого страха нет, как нет страха и у Эрдогана, готового пойти на скандал с администрацией Трампа ради закупки российских средств ПВО.

Если США проиграют еще и в Венесуэле, то репутации "мирового гегемона" будет нанесен катастрофический удар. Более того: если спасение Венесуэлы будет напрямую связано с Россией и увеличит российское присутствие в стране, то с точки зрения Вашингтона произойдет нечто совсем страшное: Москва теперь будет оказывать серьезное влияние на еще одного крупного нефтепроизводителя, а также получит возможность создавать "напряженность" прямо под боком у США. Понятно, что Вашингтон не хочет этого допустить, но в данном случае не очень понятно, какие меры может предпринять Трамп без того, чтобы нанести существенный ущерб самому себе.

Полноценная военная интервенция — это дорогое, долгое и кровавое удовольствие сомнительного качества, а шанс получить в венесуэльских джунглях "Вьетнам 2.0" у американцев вполне высок. Остаются точечные бомбежки и кибератаки в надежде помочь "демократическим силам" взять контроль над страной в рамках "цветной революции" или гражданской войны. Но если информация о том, что венесуэльская ПВО теперь работает как надо, да и кибербезопасность поднята на новый уровень, соответствует действительности, то и эти варианты воздействия становятся очень рискованными. Трамп, конечно, может рискнуть (в таком случае нас ждет полноценный конфликт по образцу Сирии и, возможно, намного более кровавый), но пока самым вероятным развитием событий является продолжение "дипломатического давления на Россию".

Президент США уже потребовал от России "убраться из Венесуэлы". Не исключено, что скоро последуют аналогичные требования через твиттер. Эффективность такого воздействия на Россию будет нулевой, но, по крайней мере, американский лидер сможет утешить себя тем, что он сделал все возможное.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik