06:09 20 Сентября 2021
Прямой эфир
  • EUR85.46
  • USD72.56
Аналитика
Получить короткую ссылку
66 0 0

У России есть сухопутная граница всего с пятью странами НАТО — и четыре из них уже много лет занимают откровенно недружественные нам позиции, замечает обозреватель РИА Новости Петр Акопов.

Хотя все они раньше были в составе нашей страны — но для Польши и трех прибалтийских республик общее прошлое (и огромное количество русского населения, как в Латвии и Эстонии) является лишь дополнительным поводом для русофобии, пишет автор.

Пятая же страна НАТО, с которой у нас есть сухопутная граница (самая маленькая из всех, чуть меньше двухсот километров), получила независимость немногим раньше, чем прибалтийские республики отделились от распавшейся Российской империи. Она никогда не входила в состав России, но именно там в последние годы стали популярны романы и фильмы о русской оккупации и русской угрозе.

И это притом что русские никогда не нападали на эту страну и не захватывали ее территории, наоборот, освобождали от оккупантов — а вот некоторые ее жители с оружием в руках пришли в составе частей СС на нашу землю. Про них недавно был снят сериал "Фронтовики", вызвавший недоумение как у части местной публики, так и в России. Наш МИД даже назвал его появление "абсолютно неприемлемым и постыдным" — и выразил пожелание услышать непредвзятые оценки со стороны властей этой страны. Но внешнеполитическое ведомство наших соседей отказалось комментировать сериал, сославшись на то, что "это произведение из сферы культуры и никоим образом не отражает норвежскую официальную политику или взгляды на историю".

Да, речь о Норвегии — пятимиллионном королевстве, нашей соседке и одной из стран — основательниц НАТО. При всей приверженности Норвегии атлантической солидарности (не говоря уже о том, что пост генсека альянса сейчас занимает бывший норвежский премьер Столтенберг) даже во времена СССР страна старалась поддерживать добрососедские отношения с нами — не столько в знак благодарности за освобождение от фашистской оккупации (в ходе которого в боях на севере Норвегии, в Финнмарке, погибло более шести тысяч наших солдат), сколько из-за наличия множества тем для взаимовыгодного сотрудничества: Шпицберген, рыболовство и прочее. Не было в Норвегии и американских войск.

В целом нормально складывались отношения и в постсоветский период. Но в послекрымские времена ситуация стала меняться — американцы прислали сначала три, а потом и семь сотен военных. Символически? Да, но тут важно само направление, то, куда толкают норвежцев — а им внушают, что Россия опасна. Не только в рамках общеатлантической пропаганды, но и в работе на самом доходчивом, игровом, культурном уровне. Отсюда многочисленные фильмы и книги, появившиеся за последние несколько лет. Начиная с нашумевшего (и ставшего самым рейтинговым в истории страны) сериала "Оккупированные" (про захват страны Россией — пусть и в сговоре с Евросоюзом) и заканчивая детективами вроде "Большого медведя" (про столкновение США и России на Шпицбергене).

Детективы на тему русской угрозы вообще появляются все чаще — и во многих из них сознательно проводятся параллели с Крымом, упоминается "крымский сценарий". Пару лет назад вышла "Белая армада" Нордхуса Карлссона, которую рекламировали под слоганом "75 лет назад они освободили Киркенес, теперь русские вернулись". А в вышедшем в начале этого года дебютном детективе бывшей детской писательницы Греты Бое "Сигнал бедствия" русские угрожают уже Финнмарку — то есть тем самым землям, которые освобождала Советская армия. "Финнмарк может стать новым Крымом" — вот так все просто и незатейливо.

Нельзя сказать, что все норвежцы спокойно кушают приготовленные по атлантическому заказу русофобские блюда. А в том, что подобный заказ существует, можно не сомневаться — он не оформлен документально, но хороший ученик всегда понимает, что от него ждет учитель. Нет, многие возмущаются и выражают недовольство. Но их тогда обвиняют в подрывной работе, в работе на Россию — как это происходит с профессором Университета Юго-Восточной Норвегии Гленном Дисэном, ратующим за сотрудничество и добрососедские отношения с Россией. Он постоянно выступает и в норвежской, и в российской прессе — и получает за это ярлык "кремлевского пропагандиста". Причем, что особенно смешно, от людей, открыто работающих на различные атлантические структуры.

Понятно, что атлантисты пытаются привязать Норвегию к клубу активных противников России — но, в отличие от его активных участников из числа других соседей нашей страны, в королевстве нет серьезных традиций русофобии ни на бытовом, ни на политическом уровне. И при всей силе атлантического влияния на Осло норвежцы все-таки способны сами определять свои отношения с соседними странами. Особенно с Россией, которая никогда не считала Норвегию враждебным нам государством, — и это относится не только к составляемым в нашем МИД спискам "недружественных стран" (в который королевство, конечно же, не попадет), а в целом к истории наших отношений. И к их будущему.

Главные темы

Орбита Sputnik