06:45 31 Октября 2020
Прямой эфир
  • EUR92.63
  • USD79.33
Аналитика
Получить короткую ссылку
77 0 0

Развитие ближневосточного кризиса, а также скорость, с которой будет (или не будет) происходить эскалация конфликта по линии Вашингтон — Тегеран, едва ли поддается адекватному прогнозированию.

Слишком много обстоятельств могут измениться очень быстро, отмечает обозреватель РИА Новости Иван Данилов. И слишком много факторов, которые лидеры всех конфликтующих сторон используют для принятия решений, не являются сейчас достоянием гласности.

Однако все эти ограничения не останавливают наших западных коллег: если анализировать те выводы о действиях США в Ираке и Иране, которые предлагают своим читателям и слушателям американские источники, то нельзя не заметить, что с их точки зрения победитель уже определен — это Владимир Путин. В западном инфополе нет консенсуса по поводу того, каким именно образом Россия извлечет выгоду из американо-иранского конфликта, но заокеанские СМИ предлагают своим читателям очень широкий спектр возможных вариантов, методов и сценариев.

Справедливости ради нужно отметить, что такая позиция — результат определенной эволюции, то есть первоначальные впечатления в нью-йоркских и вашингтонских редакциях были совсем другие. Например, 7 января агентство деловой информации Bloomberg, которое не очень любит Дональда Трампа, опубликовало крайне нехарактерный для себя материал, опорным тезисом которого было утверждение "Путину сейчас нужен "план Б" по Ирану. Смерть Кассема Сулеймани может привести к изменениям в российских расчетах по Сирии, Ирану и Турции".

В поисковой системе Google эта статья фигурировала под восторженным заголовком "Трамп взорвал генеральный план Путина на Ближнем Востоке".

Логику тех, кто верил в срыв планов России на Ближнем Востоке из-за агрессивных действий Трампа, при большом желании понять можно. Если излагать максимально схематично, то расчет выглядел так: после убийства Сулеймани Тегеран будет просто вынужден ответить максимально жестким образом, что заставит администрацию Трампа нанести еще более жесткий удар по Ирану. Эскалация в конце концов нанесет Ирану такой ущерб, который сделает его абсолютно неспособным играть нынешнюю роль ведущей региональной державы. В этом сценарии, на который указывал Bloomberg, у России якобы не осталось бы другого выбора, как "сдать" Сирию и ее лидера Башара Асада.

Практика оказалась сложнее теории, а апокалиптический для ближневосточных планов России сценарий провалился сразу в двух ключевых пунктах. Во-первых, Иран выбрал эдакий "хирургический" вариант ответных действий, просто обозначив свои военные возможности. Во-вторых, администрация Дональда Трампа не стала поднимать ставки и бомбить иранские НПЗ или "объекты культурного наследия" (то есть в том числе знаменитые мечети), несмотря на призывы влиятельных функционеров Республиканской партии и обещания самого Трампа.

Проанализировав сложившуюся ситуацию, американские СМИ начали наперебой объяснять читателям, что Россия стала или вот-вот станет едва ли не главным бенефициаром нового витка кризиса на Ближнем Востоке. Иногда намекают и на то, что Дональд Трамп фактически помог Владимиру Путину.

Специализированный журнал Foreign Policy считает, что эскалация конфликта США с Ираном "предоставляет Путину новые возможности для достижения двух своих давних целей: подрыв доверия к США и расширение присутствия России на Ближнем Востоке".

В качестве экспертной оценки журнал приводит мнение Андреи Кендалл-Тейлор, научного сотрудника "мозгового центра" Center for a New American Security и бывшего специалиста по России и Евразии в Национальном совете по разведке (структуре, координирующей стратегическое планирование американских спецслужб): "Путин считает, что противодействие односторонним действиям США является его личной задачей, и он крайне склонен пользоваться изменяющимися обстоятельствами. Поэтому он будет стремиться извлечь выгоду из любой возможности использовать убийство Сулеймани и любую последующую нестабильность, чтобы запятнать репутацию Вашингтона в регионе".

Оставляя за скобками уверенность американского эксперта в своей способности читать мысли российского руководства, стоит отметить, что для подрыва репутации США в регионе не требуются усилия Москвы или какой-то другой внешней силы. Действий самого Вашингтона вполне достаточно. Главное — не мешать.

Американское издание The Slate может себе позволить выражаться более прямолинейно: "Единственный победитель противостояния США и Ирана — Россия. Это кризис, прекрасно подходящий для Владимира Путина".

Позиция авторов The Slate более логична и довольно последовательна. Они исходят из того, что одним из вероятных последствий убийства Сулеймани станет вывод войск США из Ирака под давлением местных властей. А дальше последствия вполне предсказуемы. "Если в Ираке не будет войск, Соединенным Штатам будет трудно поддерживать (военное) присутствие в Сирии. Эта пустота может дать Москве большое пространство для маневра в регионе, по сути, укрепив ее положение в качестве регионального игрока с серьезным политическим влиянием. Помимо укрепления позиции России, удар по Сулеймани способствует целям России — вбить клин между Вашингтоном и его партнерами, а также продвигать глобальное восприятие Соединенных Штатов как непредсказуемых и желающих войны. Москве уже удалось подорвать отношения США с ближневосточными союзниками". То есть неприятности для США наступят даже в том случае, если они все-таки сохранят в Ираке своих солдат.

Поразительно, насколько заокеанские эксперты уверены, что без российского президента западные союзники США неспособны сами прийти к выводу, что Вашингтон — это очень нестабильный, ненадежный, эгоистичный и крайне агрессивный игрок на геополитической арене. По большому счету, для того, чтобы прийти к таким выводам, не нужны какие-то тесные контакты с Москвой: достаточно просто почитать новости и послушать представителей Госдепа и Пентагона, а также ознакомиться с твиттером Трампа.

Агентство Associated Press фактически указывает на то, что это не Кремль пытается кого-то в чем-то убедить и куда-то привлечь, а европейские (и не только европейские) лидеры обращаются к России, вероятно, видя в нашей стране надежного и предсказуемого партнера для диалога:

"Визит Путина во вторник в Сирию символизирует реальность, сформировавшуюся за последние месяцы: американская стратегия на Ближнем Востоке — загадка для многих союзников США, а Россия более чем готова заполнить любой вакуум. Это изменение ситуации во многих отношениях оставило союзников Соединенных Штатов в затруднительном положении — или (заставило их) обратиться к России в поисках партнера. Путин был первым мировым лидером, с которым говорил президент Франции Эммануэль Макрон, узнав об атаке американского беспилотника в пятницу. Тем временем канцлер Германии Ангела Меркель едет в Кремль, чтобы обсудить кризис на Ближнем Востоке".

Независимо от того, какие предсказания наших западных оппонентов по информационной войне станут реальностью, уже сейчас очевидно, что действия США не находят былой поддержки даже среди самых близких их партнеров. На это жалуются и американские официальные лица, но им придется привыкнуть именно к такой ситуации. Рано или поздно поведение Вашингтона должно было привести к тому, что все пострадавшие (включая союзников) начнут искать способы дистанцироваться от США и как-то защититься от американского эгоизма, совмещаемого с манией величия, экономическим шантажом и военными авантюрами.

Эта тенденция окажет самое серьезное влияние на геополитические расклады не только наступившего года, но и следующих десятилетий. С заокеанскими экспертами нельзя не согласиться в одном: Россия от этого только выиграет.




Главные темы

Орбита Sputnik