08:57 26 Января 2020
Прямой эфир
  • EUR68.29
  • USD61.80
Аналитика
Получить короткую ссылку
49 0 0

Недавнее открытие "Силы Сибири" вызвало волну предсказуемой экспресс-публицистики, сводящейся к "этот газопровод никому не нужен, никогда не окупится и вообще вреден".

Между тем в остальном мире на рост китайского спроса на газ ставят весьма многое, замечает колумнист РИА Новости Александр Собко.

Причина проста: масштабы сокращения спроса на уголь в Китайской Народной Республике. Они станут определяющими для темпов прироста мирового спроса на трубопроводный газ и СПГ (сжиженный природный газ). В свою очередь, этот фактор окажется ключевым и для цен на голубое топливо. Ведь в условиях создавшегося избытка газа и даже запуска на фоне этого избытка новых СПГ-проектов глобальные цены на газ сильно упали — на нынешних уровнях это уже не вопрос получения экспортерами сверхприбыли, а вопрос достойного развития отрасли. Зачем же на этом фоне компании инвестируют в новые проекты? У многих расчет, повторимся, именно на рост китайского спроса.

В результате есть смысл рассмотреть тему китайского угля.

...Строго говоря, избыток СПГ в мире прогнозировался и два года назад. Как раз тогда, когда начали активно запускать американские заводы по сжижению, которые, в силу определенной внезапности их появления (неожиданный успех сланцевой добычи), не были изначально учтены в долгосрочном балансе спроса и предложения. Однако тогда этого избытка не случилось. Были и другие факторы (например, ограничения из-за землетрясений добычи в Нидерландах), но, в частности, резко нарастил спрос на СПГ Китай, замещающий уголь природным газом. Зимой 2017-2018 годов спотовые цены на СПГ ненадолго достигали отметок свыше 400 долларов за тысячу кубометров, таких цен не было с 2014 года. Тогда годовой рост спроса со стороны Китая составил около 50%, правда, на фоне не очень большой базы. А в прошлом году Китай связал около половины нового предложения сжиженного газа на рынке. В текущем же сезоне КНР сделала паузу (в том смысле, что темпы газификации в два раза снизились) в стремительном ранее процессе замены угля газом. В том числе и поэтому в 2018 году мы видим замедление темпов роста спроса на СПГ со стороны Китая (прогноз около 15% в годовых значениях и последние помесячные значения даже меньше, чем в те же месяцы прошлого года).

Оглянемся еще на несколько лет назад. Тема так называемого пика угля в Китае обсуждается уже последние (как минимум) пять лет. Суть дискуссии проста: прошел ли Китай пик спроса на уголь. Важно отметить, что речь идет об абсолютных значениях, относительная доля угля в энергопотреблении Китая в любом случае снижается (уже 59% в 2018 году). Но вот за счет того, что суммарное энергопотребление растет, в абсолютных значениях потребление угля все никак не хочет падать. Уже казалось, что Китай прошел пик в 2013 году, после этого спрос не сильно, но последовательно в течение четырех лет снижался. Но в 2017-м он остался на уровне предыдущего года, а в 2018-м вырос почти на процент. Что дальше?

Уголь (и соответственно — в перспективе газ как его замещение) используется в различных сферах: промышленность, отопление и, конечно, выработка электроэнергии.

Около половины угля идет в электрогенерацию. Поэтому внимание наблюдателей приковано и к строительству новых угольных электростанций. И здесь отказа от новых строек угольных ТЭС пока нет, хотя темпы ввода новых станций замедляются: сейчас это 20-25 гигаватт в год, что немного по сравнению с 50-60 гигаваттами ежегодно несколько лет назад. При этом 148 гигаватт угольной генерации еще строится. Для сравнения: вся российская энергосистема составляет менее 250 гигаватт.

При этом нужно понимать, что новые угольные станции Китая соответствуют самым строгим стандартам экологичности. Они, конечно, не спасут от выбросов демонизированной углекислоты, но, с точки зрения выбросов вредных мелких частиц и других составляющих смога, они кратно лучше старых станций. Поэтому в сфере генерации электричества газ имеет умеренный потенциал роста. Сейчас только 17% от потребляемого Китаем газа идет в электрогенерацию.

В любом случае, как именно скажутся эти стройки на объемах угольной генерации, мы узнаем только со временем. До настоящего момента рост угольных мощностей сопровождался снижением использования мощности станций. Речь может идти и о том, что новые, экологичные, станции будут замещать старые, грязные ТЭС.

Поэтому программа "газ вместо угля" направлена не столько на сектор электроэнергетики, сколько на сферу отопления и, в меньшей степени, использования топлива в домохозяйствах. Именно сжигание угля в домашних условиях или на небольших предприятиях и котельных создает максимальный объем вредных выбросов.

Казалось бы, на этот сектор приходится небольшая часть от общего объема потребления угля. Почему же тогда мы здесь ожидаем в перспективе роста? Ответ на вопрос в колоссальных объемах китайской угольной отрасли, где даже небольшие колебания спроса (или чуть большие колебания, но в небольших сегментах рынка) смогут сильно повлиять на газовый баланс.

К примеру, в этом году дополнительные 17 миллиардов кубометров уйдут на программу "газ вместо угля". Казалось бы, не так много, хотя это чуть меньше половины полной годовой мощности газопровода "Сила Сибири". По грубой оценке, с точки зрения теплотворной способности одна тысяча кубометров газа соответствует примерно полутора тоннам угля. Это означает, что данные объемы заместят примерно 25 миллионов тонн угля. А сколько это от всего китайского угольного потребления? На уровне 0,7%! Соответственно, если речь, к примеру, будет идти о замещении 10% угля, это потребует дополнительных 242 миллиарда кубометров газа.

Основная проблема перехода к газу известна. В сравнении с углем он по-прежнему остается достаточно дорогим топливом. Для населения переход в отоплении от угля к газу субсидировался. Газ может конкурировать с углем при ценах в 180 долларов за тысячу кубометров, но таких долгосрочных цен в любом случае не будет. Такая оптовая цена импорта сложилась сейчас и только во временный период избытка, и то на спотовом рынке. Захоти Китай увеличить спрос на газ — это сразу поднимет и цены.

Так или иначе, в этом году Китай решил взять паузу с интенсификацией перехода. В предыдущие годы, особенно позапрошлой зимой, он почувствовал все проблемы резкой смены энергоносителя. Ценовые всплески, дефицит инфраструктуры и другие сложности. Ситуация со смогом остается напряженной, но улучшилась после прошедших двух лет.

Исходя из вышесказанного понятно, почему спрос на газ и СПГ очень трудно предсказывать. Мы ожидаем очень низких цен в ближайшие годы, но все может измениться росчерком китайского пера, причем не фигурально выражаясь. Программы перехода от угля к газу применяются китайским руководством директивно. Остается наблюдать: начнется новая программа — вслед за ней подтянутся и цены на газ.

Также не следует забывать, что экологический фактор в угольной отрасли имеет два аспекта. Локальный аспект — это выбросы вредных веществ (оксиды серы и азота, мелкие частицы). Китай постепенно решает эту проблему через современные и экологичные угольные ТЭС с фильтрами, через замещение угля газом на прочих объектах, где такие решения реализовать сложно или дорого. Но есть и глобальный аспект — выбросы углекислоты. Они в любом случае остаются на прежнем уровне до тех пор, пока Китай не начнет снижать суммарное использование угля на всех объектах.

Что это означает в контексте климатической повестки? С одной стороны, трудно представить, что Китай согласится на какие-то существенные экологические поборы (например, пока гипотетический глобальный углеродный налог) с такими объемами угля в структуре энергопотребления.

С другой стороны — сегодня "коллективная Грета Тунберг" приобретает глобальный масштаб, а сам ужас перед выбросами углекислоты — характер глобальной же паники. Так что если сборы на CO2 все же будут введены, то замещение угля газом только увеличится. Для нас в любом варианте развития событий есть свои плюсы.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik