15:59 29 Июля 2021
Прямой эфир
  • EUR86.86
  • USD73.19
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
31740

Жертвами самого разрушительного землетрясения в новейшей истории Южной Осетии стали 59 человек, в их числе 21 ребенок. Мать одного из погибших рассказала о пережитом тогда ужасе

Диана Козаева, Sputnik

Дарья Кабисова потеряла во время разрушительного землетрясения в поселке Дзау своего сына. Восьмилетний мальчик в этот момент находился в школе-интернате, а Дарья, как и все жители поселка – на митинге, который проходил перед зданием райадминистрации.

Женщина признается, что, несмотря на десятки лет, прошедшие с той страшной трагедии, ей с трудом даются слова и воспоминания.

"Это было смутное время, когда людям по несколько дней приходилось жить без света. За день до землетрясения я искупала сына. На следующее утро я приготовила куриный суп, Вадим с удовольствием съел одну тарелку и попросил добавки. Я удивилась, потому что раньше такого не было, даже переспросила. А он, как будто смущаясь, наклонил голову и утвердительно закивал. Этот взгляд я помню до сих пор", – вспоминает Дарья.
Тридцатая годовщина землетрясения в Дзауском районе Южной Осетии
© Sputnik / Natalia Airiyan
Дарья Кабисова

Дети пошли в школу, а Дарья собиралась на митинг. Потом секретарь поселкового совета рассказывала ей, каким радостным мальчик бежал в школу в то утро. По дороге сорвал цветы и сплел их в венок.

По словам женщины, ее сына в тот день оставили на дежурстве в школе – прибрать класс. Вместе с ним в здании осталось еще несколько учеников, остальных учительница взяла с собой на митинг.

"Он дежурил в пятницу, но учительница сказала ему подежурить и в понедельник. Если бы не это, возможно мой сын был бы жив, и другие дети тоже", – говорит Дарья.

Когда произошло землетрясение, люди кинулись в разные стороны – кто домой, кто в садик, кто в школы. Дарья с тяжелым сердцем побежала в интернат, но там ей путь преградили другие женщины. Они уже знали, что внутри ее сын и не дали ей пройти внутрь.

Погибших в этот момент вытаскивали из-под завалов и выносили на улицу.

Ее сына в общей суматохе перепутали с соседским мальчиком, и тело восьмилетнего Вадима отнесли к ним. Лишь к вечеру того дня его привезли домой.

"Мы искали его несколько часов. Потом мне кто-то сказал, что Кокоевы отнесли его к себе, перепутав со своим, а их сына отвезли в районную больницу. Когда я пришла домой, тело моего мальчика лежало на тахте во дворе", – вспоминает Дарья, с трудом сдерживая слезы.

Сильные толчки в те дни ощущались не раз. Поэтому семья, в страхе за других детей – старшего сына и дочь – ранним утром следующего дня уехала во Владикавказ. Там они похоронили и сына.
К сороковой годовщине его привезли обратно на родину и похоронили на сельском кладбище.

"Все это время мне снились странные сны. Мой сын почти каждую ночь умолял меня вернуть его домой. Говорил, что ему там очень тяжело. В Северной Осетии его похоронили рядом с сыном родственников, его ровесником. Во сне мой мальчик говорил, что тот тоже не оставляет его в покое, не дает поиграться с мячом", – рассказала Дарья.

После этих снов она попросила мужа привезти тело обратно.

"Он заплакал и сказал, что давно думал об этом, но не осмеливался заговорить. Думал, мне так легче", – говорит она.

После потери сына у Дарьи родился еще один ребенок. Она очень хотела, чтобы у нее был сын, которого хотела назвать Вадимом.

"Я искала для себя утешения. У меня родилась дочка Мадина, теперь у нее самой уже двое детей", – говорит женщина.

Сейчас у нее трое детей и четверо внуков.

Дарья признается, что когда проходит мимо памятника – плиты с именами погибших в том страшном землетрясении – ей кажется, что душа ее маленького сына тоже где-то рядом. И от этого у нее на сердце становится светлее.

Главные темы

Орбита Sputnik