14:03 05 Августа 2021
Прямой эфир
  • EUR86.65
  • USD73.17
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
11000

В Южную Осетию приехала руководитель дирекции социальных программ Российского детского фонда Любовь Крыжановская. С республикой у нее давние связи - много помогала детям после войны в августе 2008 года, не оставляет их и сейчас.

С Осетией Любовь Крыжановская знакома не понаслышке - она была директором программы "Помощь детям Беслана", около пяти лет возила на реабилитацию детей, переживших теракт. Когда началась война в августе 2008 года в Южной Осетии, она возглавила проект "Дети Южной Осетии", благодаря которой сотни ребят получили возможность пройти реабилитацию в Москве. В республику в те годы благодаря фонду привезли тонны гуманитарной помощи и тысячи подарков на Новый год.

С августа 2008 года Любовь Константиновну с республикой связывают тесные дружеские отношения. В беседе с корреспондентом Sputnik Элиной Габараевой она рассказала о своих визитах и подопечных, которых опекает в республике.

 - Расскажите, как вы познакомились с Южной Осетией.

- Автором благотворительной программы "Дети Южной Осетии" является президент Международной ассоциации детских фондов, председатель Российского детского фонда Альберт Лиханов. Он меня назначил директором программы. Моей задачей было знакомиться с детишками, проводить с ними время. Первую группу для реабилитации мы собрали в августе 2008 года, после нападения Грузии на Цхинвал. С Альбертом Анатольевичем мы встретили детей и переправили в Детский реабилитационный центр, в поселке Нагорное.

Дети очень талантливые, они и пели, и плясали, и стихи рассказывали. Мы им привлекали и концертные бригады, и писателей, и сам Альберт Анатольевич с ними встречался несколько раз. Одели, обули их на все сезоны. Там они пробыли всю первую четверть. В Цхинвале все было в разрушенном состоянии. Интернат стоял без окон и дверей, ребятам тяжело бы было тут.

Сюда мы вернулись только в конце октября. У многих из детей были семьи, но часть ребят остались в интернате, где занавесили окна и двери, топили железные печурки, кормили их. Учиться дети ходили в соседние школы.

- Сколько ребят отдохнуло благодаря программе "Дети Южной Осетии" в то время в Москве? Как происходил отбор?

- В течение пяти лет, я каждый год их вывозила. В первой группе было около тридцати детей. Здесь формированием групп занимался (директор Цхинвальской школы-интерната) Роланд Христофорович Тедеев, а я приезжала с билетами, и забирала их.

Любовь Крыжановская
© Sputnik / Элина Габараева
Любовь Крыжановская и директор Цхинвальской школы-интерната Роланд Тедеев

Заранее составляла программу отдыха и культурных мероприятий. Тогда я вывозила по 45 детей каждый летний месяц. В группах были не только дети из интерната, но и круглые сироты, дети из бедных семей, и дети, у которых родители погибли в ходе войны. У ребят была насыщенная программа. Во время поездок узнавали много интересного, полюбили Москву и Подмосковье, а когда уезжали – плакали, просили еще их привезти.

- Вы хорошо знаете, как происходило восстановление школы-интерната. Расскажите подробнее, каким было здание сразу после войны.

- Однажды я привлекла сотрудников  профсоюза РЖД встречать детей, которых везла на реабилитацию. Они подарили деткам рюкзаки со школьными принадлежностями. На следующий год мне сообщили, что "Российские железные дороги" собрали сумму в триста миллионов рублей и хотят помочь детям Южной Осетии. Спрашивали, на что лучше средства направить. Я видела, в каком разрушенном состоянии находится интернат, и подсказала, что надо, в первую очередь, восстановить его. Рассказала, что здание без окон и дверей, что санузлы находятся на улице, что там нет воды и тепла. Я попросила их нанять строительную компанию, закупить стройматериалы, оборудование, не перечисляя деньги в казну, осуществить ремонт.

Рабочие трудились в три смены – практически круглосуточно, и восстановление завершилось в течение шести месяцев. Работы начались весной, и когда я привезла детей с отдыха в конце августа, они были потрясены, как и я. Все было в прекрасном состоянии, пристроили еще замечательное здание, помещения были оборудованы всем необходимым.

- Детский фонд Южной Осетии возник еще в советские годы, но со временем его работа сошла на нет. В двухтысячных годах фонд переродился, став членом Международной ассоциации детских фондов, которую возглавляет Альберт Лиханов. Как происходило формирование нового фонда?

- Альберт Анатольевич попросил провести конференцию и решить вопрос с правительством, относительно того, кто будет возглавлять фонд. В октябре 2008 года во Дворце детского творчества провели конференцию. Замира Леонтьевна Джиоева тогда возглавила отделение фонда, так как она на тот момент была министром образования. Оборудовали помещение - место для работы всем необходимым. В 2013 году Джиоева отказалась от председательства, тяжело ей было совмещать работу с деятельностью фонда. Тогда Альберт Анатольевич направил письмо с просьбой позаботиться о том, чтобы отделение существовало.

Мы с правительством предложили кандидатуру Роланда Тедеева, который и по сей день возглавляет фонд. Когда у нас бывают пленумы, отчетные и другие мероприятия, обязательно приглашаем и Роланда Христофоровича. Сейчас фонд входит в состав Международной ассоциации детских фондов, которую возглавляет Альберт Анатольевич. В ассоциацию входят и аналогичные представительства из Беларуси, Украины, Армении, Молдовы, Азербайджана, ряда среднеазиатских стран.

Любовь Крыжановская
© Sputnik / Элина Габараева
Любовь Крыжановская

- Вы опекаете ребят из Южной Осетии. Расскажите об этом опыте.

- В 2008 году ко мне подошли две женщины и попросили помочь двум деткам, своим родственникам, которые лечились на тот момент в Москве. У мальчика, Роланда Габараева, была саркома голени. Его отец пропал, когда ему был всего год. В больнице с ним лежала мама. Мы помогали им, как могли, и гостинцами, и деньгами. Раз в неделю навещала мальчика, общалась с врачами онкоцентра, просила, чтобы внимательнее отнеслись к ребенку. Вы знаете, мальчика вылечили… Сейчас ему более 22 лет, он красив и умен, получает второе высшее образование. На одном из праздников в Цхинвале я как-то подвела маму мальчика к тогдашнему президенту Леониду Тибилову и попросила помочь мальчику, и даже вручила письмо от Лиханова с просьбой выделить квартиру семье. Не знаю, он или Анатолий Бибилов, но мальчику выделили жилплощадь. Спасибо руководству республики за такой подарок.

Вторая женщина просила помочь девочке Алане Багаевой из Квайсы. Я ее тоже нашла в Москве, когда вернулась. Ребенок такой чудесный, красивый, у нее была лейкемия. Ее интенсивно лечили, ставили капельницы, которые капали в течение трех-четырех суток. Она с капельницей гуляла по коридору,  провожала меня тоже с ней. Мы помогали как могли. Она вылечилась. Сейчас учится на заочном в ЮОГУ. Мы навестили на днях дедушку Роланда, и были у Аланы в Квайсе.

- Не тяжело нести такую ответственность?

- Мама с детства меня привлекала помогать в любом деле - то засаливать капусту, то сушить абрикосы. Всегда все дела делали вместе, и она мне говорила: "Доченька, нет плохих наций, запомни. В каждой нации есть хорошие и плохие люди. Никогда не помни зла, откликайся только добром, люби людей и всегда помогай им".

Я хотела стать врачом. Три года поступала в мединститут – во Владикавказе, Махачкале и Донецке, но не получилось. В итоге я стала учителем русского языка и литературы.

Я хочу быть полезной, помогать, пока меня просят об этом. Когда приезжаю, обязательно навещаю своих подопечных и интернат. Живу и радуюсь тому, что дети наши, кому я помогала, все состоялись в жизни, получают образование, они активны и трудятся на благо своей республики.

Главные темы

Орбита Sputnik