08:23 05 Декабря 2020
Прямой эфир
  • EUR90.26
  • USD74.25
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
54310

Официальная статистика гласит, что коронавирусом в Южной Осетии за последние два месяца заразились чуть более двух тысяч человек. Сотни заболевших боролись и продолжают бороться с болезнью в больницах.

Кому-то повезло больше, и они победили недуг в короткие сроки, кто-то до сих пор не может справиться до конца.

Аэлита Джиоева уже три недели находится в "красной зоне" детской больницы (перепрофилирована под прием ковид-пациентов). Она видела, что там происходило в первые дни наплыва больных, и рассказала, что происходит в медучреждении сейчас.

Три недели в "красной зоне". Нет, не как пациент и даже не медик. Сперва Аэлита пришла ухаживать за супругом, которого госпитализировали в детскую больницу, затем помогала как волонтер. А еще благодаря, в том числе ее публикациям в социальных сетях, очень многие узнали имена тех самых "ангелов в белых халатах", которым за эти два адских месяца удалось спасти не одну жизнь.

"Шесть месяцев мы были в изоляции, практически без общения с внешним миром. С одной стороны, это было хорошо, мы были в безопасности. Но дороги рано или поздно должны были открыться и произошло то, что произошло. Я сама была приверженцем и закрытия дороги, и ношения масок и всего остального. И кто бы мог подумать, что моя семья попадет в первую волну", - говорит она.

"Я понимала, что мы попали на самый пик"

Сама она почувствовала неладное утром 28 октября. Она проснулась от того, что ее сильно знобило. Термометр показал 37,1. Первая мысль была: это не ковид, это обычная простуда. К вечеру самочувствие ухудшилось, прибавилась сильная головная боль. А на следующий день температура подскочила уже до 39.
Аэлита обратилась на "горячую линию", терапевт Мадина Джиоева проконсультировала ее, и она начала прием лекарств. Снизить температуру лекарства не помогли, поэтому она решила вызвать скорую.

Красная зона РММЦ в Цхинвале
© Photo : Из архива Аэлиты Джиоевой
"Красная зона" РММЦ в Цхинвале

"Мне сказали, что без антибиотиков не обойтись, сделали укол и к вечеру стало лучше. Но через два дня заболели мои дочь и супруг. К тому времени мне самой стало лучше. Мой супруг входит в группу риска по хроническому заболеванию, и я поняла, что его надо срочно уложить в больницу. Я понимала, что мы попали на самый пик, когда в республике был страшный ажиотаж. Мы были согласны лежать в коридоре, на лестнице, у двери, лишь бы лечение проходило в стационаре, потому что рисковать жизнью было нельзя", - рассказывает Аэлита.

"Это была не паника, скорее недоумение"

В больницу супруга уложили 30 октября. Аэлита вспоминает, что, приехав в больницу, в приемной они увидели большое количество людей, в глазах которых читалась не столько паника, сколько недоумение.

Там уже находились врачи с военного госпиталя, которые помогали принимать и консультировать пациентов.

Спустя три дня после того, как супруга госпитализировали, Аэлита тоже решила пойти в "красную зону" и быть рядом с близким.

"Я пришла, надела защитный костюм, поднялась на второй этаж детской больницы. Там было столько (!) людей, в фойе, в коридорах, это была страшная картина. Кому-то плохо, кто-то стонет, кто-то просит о помощи, врачи бегают. Я забегаю в палату, вижу, что супругу тоже плохо, он весь горит, бегу за врачом, прошу о помощи, ему тут же вкалывают лекарство. Выхожу из палаты, вижу в процедурной множество людей. У меня было такое ощущение, что я нахожусь в каком-то кино. Эта картина навсегда останется перед глазами", - говорит Аэлита.

Единое целое врачей и волонтеров

Там же к тому времени уже находились и несколько волонтеров – молодые парни практически с первых дней наплыва больных помогали перекатывать кислородные баллоны.

С каждым днем их становилось больше – молодые парни и мужчины в возрасте, девушки и женщины. Они за какие-то пару дней создали единый механизм, каждый занимался своим делом, работа перестала быть хаотичной.

"На моих глазах происходила трансформация в лучшую сторону. Все стабилизировалось. Волонтеры делали капельницы, наполняли шприцы, врачи спокойно обходили пациентов, мерили сатурацию. Я слова "сатурация" и "пульсоксиметр" до того дня даже не слышала", - вспоминает Аэлита.

Кроме прочего, Аэлита еще и будущий психолог, поэтому она пользовалась и этими знаниями. И радовалась, когда больные чувствовали себя лучше и преображались на глазах.

Она говорит, что многое в лечении коронавируса зависит именно от настроя и отношения к болезни.

Красная зона РММЦ
© Photo : Из архива Аэлиты Джиоевой
"Красная зона" РММЦ

"Большой пользы от меня не было – я не умею ни уколы делать, ни капельницы ставить, но я старалась что-то делать вместе с другими волонтерами. Еще мне хотелось рассказывать людям снаружи то, что происходит внутри", - рассказывает Аэлита.

Она активно делилась с пользователями социальных сетей фото- и видеосъемками из "красной зоны", рассказывала о медиках и волонтерах, которые и есть сегодня настоящие "герои невидимого фронта".

"Это люди, которые работают на износ. Это люди, которые любят людей и свою профессию. Отдельно хочу сказать о волонтерах. Они все шли в "красную зону", заведомо зная, что могут заразиться сами и подвергнуть опасности своих родных. Многие из ребят даже не идут домой, чтобы не заразить близких. Знаю, что кто-то продал свою машину, чтобы собрать на лекарства деньги. Я видела, как они круглосуточно работали и таскали на себе эти баллоны", - рассказала Аэлита.

Затем в палаты "красной зоны" провели кислородные линии, но волонтеры по-прежнему находились и находятся там, и готовы помочь и поддержать при первой необходимости.

По словам Аэлиты, они все равно обходят и проверяют баллоны, чтобы, не дай бог, кислород вдруг не закончился.

Люди поняли, что это не шутка

Она наблюдала за тем, как с каждым днем уменьшалось количество коек, выставленных в коридорах больницы. Теперь, говорит Аэлита, пустые койки есть даже в палатах.

"Это говорит о том, что болезнь идет на спад. У нас запрещены массовые мероприятия, но самое главное, люди поняли, что ковид – это не шутка. Я помню, сколько людей не верили в реальность опасности. Сейчас все изменилось, люди поняли, что нужно быть осторожным и начали соблюдать меры профилактики. Это тоже помогает", - уверена Аэлита.

Красная зона РММЦ
Из архива Аэлиты Джиоевой
"Красная зона" РММЦ

А врачи в "красной зоне" в прямом смысле этого слова борются за каждого пациента, и очень расстраиваются, когда поднимается температура или кому-то становится хуже.
По ее словам, очень приятно бывает видеть, когда очередной выздоровевший собирает свои сумки и уходит домой.

"Поэтому я хочу сказать, что у нас живут самые добродушные, сердобольные люди, которые, не задумываясь, встали плечом к плечу", - подчеркнула она.

Накануне в больнице также провели небольшой флешмоб STOPCOVID-19, в котором приняли участие и медики, и пациенты. Тем самым, говорит Аэлита, они хотели сказать, что народ Южной Осетии не собирается сдаваться и сделает все, чтобы победить этот коварный вирус.




Главные темы

Орбита Sputnik