08:53 21 Февраля 2020
Прямой эфир
  • EUR68.77
  • USD63.74
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
1546201

Жизненный путь Алана сложился на редкость тернистым, но многочисленные напасти, взлеты и падения не сломили в нем волю к успеху, не повлияли на природную доброту и желание помогать другим

Диана Козаева

Свои первые большие деньги Алан Хабалаты заработал в 27 лет. Но к своему успеху молодой человек с фантастической судьбой пришел через тернистый путь, а за взлетом вскоре последовало и падение.

Однако ни неудачи в бизнесе, ни депрессия не сломили в нем дух к переменам, самообразованию, саморазвитию и желание достичь лучшей жизни не только для себя и своих родных, но и для тех, кому помощь других жизненно необходима.

Алан Хабалаты – живой пример человека, который знает, чего хочет от жизни и как можно достигать своих целей. Его судьбу можно смело экранизировать, или хотя бы сделать сюжетом художественного бестселлера.

Сегодня он не только успешный бизнесмен, живущий в Барселоне, но и человек, который бескорыстно и искренне помогает детям Южной Осетии. 

Начало пути

Алан родился в Тбилиси в семье советского чекиста и дизайнера одежды. Но каждое лето приезжал к родственникам в село Бекмар Знаурского района Южной Осетии. Говорит, что самые лучшие воспоминания его детства связаны именно с этим местом.

Алан Хабалаты
Алан (слева) с сестрой и родителями

В конце 80-х прошлого века, когда в Грузии вовсю начали бушевать антиосетинские настроения, семья переехала в Северную Осетию. Алан окончил во Владикавказе школу, потом пошел учиться в ювелирное училище, которое через два года сменил на училище искусств имени Гергиева.

Тяжелые времена, начало развала Советского Союза, отсутствие возможности работать и прокормить семью заставили отца Алана влезть в долги, чтобы заняться хоть каким-нибудь делом. В начале 90-х спиртовый бизнес для тысяч людей стал единственным способом для зарабатывания денег.

"Когда мы переехали во Владикавказ, мы купили однокомнатную квартиру. Но нас кинули, и семья осталась на улице. Многочисленные родственники тоже ничем не могли помочь. У мамы в Калмыкии жила двоюродная сестра. И вот мы начали возить туда спирт, снимали дом в деревне Бага-Тугтун. Все шло хорошо, пока нас не трогала полиция. Мы переехали в Ростов, продолжили дело там", – вспоминает он.

Там повторилась та же история, и Алан снова вернулся во Владикавказ. Он на удивление открыто и искренне рассказывает обо всем, что ему пришлось пережить, как приходилось выживать и чем заниматься, чтобы стать тем, кем он является сейчас.

Алан Хабалаты
Алан Хабалаты

Через пять лет после переезда в Северную Осетию, не стало его отца. Алана в этот момент не было рядом, он до сих пор сожалеет о том, что не успел сказать отцу, как сильно его любит и попросить прощения. После себя советский чекист оставил семье большие долги, которые не сумел вовремя вернуть. В результате 18-летнюю сестру Алана кредиторы держали в заложниках, пока молодой парень не выплатил все деньги.

"Заработать такие  деньги было невозможно, поэтому я воровал со складов спирт", – признается он.

Хочу в Европу

Вкус европейской жизни Алан впервые почувствовал, уехав в Германию. Рассказы о том, как живется в стране, занимающей четвертое место в мировом рейтинге по уровню жизни, Алан слышал от знакомого.

"Он так интересно рассказывал, и я зажегся. Сказал себе: хочу в Европу!" – говорит он.

Чтобы купить билет, маме Алана пришлось взять деньги в долг. И на 40-й день после кончины отца 19-летний парень один уезжает в поисках новой жизни.

В Германии на тот момент жила родственница отца Алана, он надеялся, что на первое время она поможет ему обосноваться. Но женщина сказала, что не может принять его у себя дома, посоветовала сесть в такси, поехать в отделение полиции и попросить политического убежища. Это был один из самых крупных городов Германии – Франкфурт-на-Майне.

Алан Хабалаты
Алан Хабалаты

В кармане Алана, знавшего лишь несколько слов на немецком, была всего сотня долларов – четверть из них пришлось заплатить за такси. В полицейском участке он сказал, что он гитарист из Северной Осетии, где некоторое время назад произошел осетино-ингушский конфликт.

Пока власти Германии рассматривали его прошение, Алан успел пожить в нескольких городах страны – Кельне, Дюрене, Ремшайде. Питание и проживание оплачивали немецкие власти.

"Германия – страна №1 по социальному страхованию. Это другой мир, я как будто из прошлого попал сразу на 150 лет вперед", – вспоминает он о своих впечатлениях.

В Германии Алан прожил полгода. Он не смог за это время найти работу, соответственно, не мог ничем помочь маме и сестре, которые остались во Владикавказе.

"Я не смог сделать так, чтобы и они приехали. Был очень подавлен и решил попросить у властей, чтобы меня депортировали обратно на Родину", – рассказывает он.

Так парню пришлось вернуться и начинать все с нуля.

Алан Хабалаты
Алан Хабалаты

Дорога в Барселону

Осознание того, что можно построить совершенно другую жизнь, и желание и стремление получить от жизни все не позволили ему просто сидеть на месте и ждать, когда удача сама кинется ему в руки.

Вариантов было сразу два. Алан с сестрой выбирали две страны для переезда – Италию и Испанию. Выбор пал на вторую.

С полсотней долларов, двумя билетами в Москву и визами, срок которых заканчивался через восемь дней, брат с сестрой отправились в новую жизнь.

"Когда мы пришли покупать билеты на автобус в Барселону, в кассе осталось всего два, и те были зарезервированы. Кассирша сказала, что если их не заберут до семи часов, билеты достанутся нам. Мы прождали до назначенного часа, купили эти два билета и ровно через три минуты к кассе подошли те, кто их забронировал. Но билеты уже были проданы нам", – рассказывает Алан, сам удивляясь такому везению.

Путь лежал через Беларусь, Польшу, Францию, но 50 долларов в кармане и неуверенность в том, удастся проехать границу или нет, не давали возможности насладиться проносившимися пейзажами.

"Чтобы проехать границу Шенгенской зоны с Россией, у тебя должна была быть виза и не менее одной тысячи долларов. Поэтому я не был уверен, что нам дадут ее пересечь", – говорит Алан.

Барселона

Природная открытость и общительность помогли ему решить и эту проблему. Через несколько часов Алана в автобусе знали все, а ближе к границе один из пассажиров, у которого, напротив, были "лишние" деньги, попросил его помочь при пересечении границы. Так, у Алана и его сестры "оказалось" по три тысячи долларов, которые они потом вернули владельцу.

Еще одно "автобусное" знакомство помогло им сразу же найти работу в Барселоне. Алан стал помощником официанта, через три месяца уже немного знал язык, а через четыре – начал зарабатывать больше, чем официанты.

"Я был таким шустрым, что за месяц стирал всю обувь. Работал по 14 часов в сутки. Через полгода я ушел на другую работу, потому что платили мне меньше, чем другим, а мне надо было отдавать долги. Через два месяца работы в другом ресторане я стал помощником директора. Уже знал язык, у меня появились знакомства", – вспоминает Алан.

Некоторые его родственники с его посильной помощью смогли приехать и остаться жить в Испании благодаря его семье. Даже были попытки заняться одним делом, но позднее, в силу обстоятельств, Алан решил пойти своей дорогой.

Он был уверен, что деньги нужно вкладывать в бизнес, в саморазвитие, "а не покупать всякую фигню".

Алан Хабалаты
Алан Хабалаты

Спустя восемь месяцев после приезда в Барселону Алан получил свои первые официальные документы – вид на жительство с правом на работу. После того, как он выплатил все долги, Алан перевез в Испанию и маму. Много лет им приходилось менять одну квартиру за другой, комнаты приходилось делить на 15-20 человек. Чтобы поспать после утомительного рабочего дня, ему приходилось ждать несколько часов, пока не освободится место, где можно прилечь. В душ нужно было записываться заранее. Только через шесть лет они смогли жить одни в арендованной квартире.

Какое-то время Алан был и своего рода коллектором – собирал долги в разных учреждениях.

"Это, конечно, было не так как в России, никто здесь паяльниками и утюгами при этом не пользуется", – смеется он.

На пути к большим деньгам и банкротство

За месяц работы Алану так ничего и не заплатили. Он ушел и устроился помощником на стройке, а через некоторое время сделал свой первый ремонт в доме знакомой. Хозяйке понравилась работа, и она порекомендовала Алана другим своим знакомым.

Через полгода у него уже была своя строительная бригада, а вскоре он заработал свои первые большие деньги.

"Я много работал, почти без выходных. Параллельно строил дом и себе, пытался заняться еще другим бизнесом, пробовал себя в разных сферах. Я слишком доверял своим рабочим, которые начали косячить все чаще и чаще, а клиенты оставались недовольными. Я уволил всех, а вскоре грянул кризис 2008 года, и я обанкротился", – рассказывает Алан.

У него забрали дом, который он строил, да еще и остался должен. Алану пришлось вернуться в начало пути – он снова начал сам заниматься ремонтом домов.

Алан Хабалаты
Алан Хабалаты

Все неудачи позволили ему понять, что для успешного ведения бизнеса недостаточно одного везения и практики. Он признался самому себе в том, что нужно получать и теоретические знания. Алан начал изучать биографии успешных людей, психологию, читал бизнес-книги, ежедневно по два-три часа в день посвящал личностному росту.

"Бизнес – это не только опыт, но и знания. Он каждую минуту трансформируется, и если ты не на волне, то тебя просто сожрут. Поэтому не надо бояться новшеств. Это век технологий, век интернета, когда надо постоянно быть активным, получать новые знания", – рассуждает он.

Алан уверен, что самый большой вклад нужно делать в себя, в саморазвитие и самообразование. Он говорит, что его прошлые ошибки и неудачи послужили большим опытом в его жизни.

Поиски невесты и впечатления от Цхинвала

После того, как Алан потерял все, он решил, что настала пора жениться.

"У меня не было ничего – ни денег, ни дома. Я подумал, что меня примут таким, какой я есть, не за мои деньги", – делится он.

Поиски будущей спутницы жизни начались с Владикавказа. Алан решил, что хочет жениться на осетинке. Владикавказские девушки его разочаровали.

"Никто не говорил о создании семьи, о личностном росте, о развитии, музыке. На уме были только машины, деньги, телефоны, никаких ценностей", – говорит он.

В 2012 году Алан побывал и в Цхинвале. Послевоенный город вызвал у него ассоциации со Сталинградом после вторжения немцев.

"Там к тому времени могли бы расти золотые деревья, столько денег прислали в Южную Осетию. Сколько можно было растратить, что-то же надо было и вложить. Мне было неприятно видеть эту картину. Ничего общего с моими детскими воспоминаниями. Пусть евреи друг друга могут и недолюбливать, но для своей Родины они готовы объединяться. Что с осетинами не так? Осетинами, которые оставили огромный след в истории", – задается он вопросом.

Некоторое время Алан жил и работал в Москве, где и нашел свою будущую жену. Они познакомились случайно в клубе "Че Гевара", где работал хороший друг Алана – музыкант Сослан Кулумбеков.

Через два месяца Алан сделал девушке предложение, а через полгода они поженились. Семья переехала в Барселону, теперь у них двое замечательных детей – трехлетняя Амелия и пятилетний Джио. Алан занялся ресторанным бизнесом и немало преуспел в нем.

Помощь детям

Алан говорит, что всегда хотел помогать детям и всегда знал – начнет он с детей в Южной Осетии. Когда в 2008 году в Цхинвале началась война, он хотел приехать и помочь.

"Я хотел помочь, никого не убивая. Я пацифист – я за диалог и мир. Мне тяжело было пережить Беслан. Я начал думать, как помочь детям", – говорит он.

Точкой отсчета Алан считает фильм "Цветок пустыни" – историю простой девочки-кочевницы из Сомали Варис Дирие, которая в 13 лет сбежала из семьи. Она стала первой женщиной, которая публично осудила практику женского обрезания.

"Я на самом деле плакал, мне было больно, и я чувствовал себя ответственным за всех детей в мире. Этот фильм произвел на меня сильное впечатление. Сказал себе, что буду помогать во что бы то ни стало – если у меня будет возможность отправить даже пять евро, я их отправлю", – говорит Алан.

Сперва он думал помогать инкогнито, потом решил: пусть дети знают, что есть кто-то далеко, кто думает о них и желает им добра.

Знакомая в Барселоне рассказала Алану про Аэлиту Джиоеву, которая создала в Цхинвале волонтерское движение. Алан связался с ней и через нее уже два года почти каждый месяц присылает малоимущим и деткам-сиротам небольшие суммы денег. Аэлита передает их по адресу.

Алан хочет, чтобы помощь Южной Осетии приобрела международный характер и планирует создать благотворительных фонд. Единомышленника он нашел в лице своего друга, который родом из Колумбии, но живет в Барселоне, и так же занимается благотворительностью.

Кроме того, в будущем он хочет создать условия, чтобы дети из Южной Осетии имели возможность приезжать в Барселону – кто-то на лечение, кто-то отдохнуть. Для этого он планирует построить там психологический центр.




Главные темы

Орбита Sputnik