22:02 29 Октября 2020
Прямой эфир
  • EUR92.60
  • USD78.87
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
225641005

История Веры Алборовой больше походит на сюжет кинофильма или романа. Однако проза жизни порой намного интереснее и, одновременно, трагичнее того, что может сочинить даже самый талантливый писатель или сценарист

Алена Котаева

Уроженку села Дзагина в Южной Осетии в далеком 1976 году похитили цыгане. Это случилось, когда ей было 13 лет. Росла она в неблагополучной семье - мать была спокойной и доброй женщиной, а вот отец сильно выпивал и часто бил своих детей, иногда пугая их топором. Поэтому Вере пришлось учиться в школе-интернате. Там она пробыла до седьмого класса, пока не оказалась в руках цыган. 

Похищение 

Похитили девочку не из родного села, и не из интерната, а по пути в Тбилиси, где тогда жила и училась ее сестра. Она пригласила Веру на пару дней погостить. Девочка села на электричку и была уже на полпути в Тбилиси, когда в вагоне заметила группу цыган. Еще до интерната, когда Вера жила в Дзагине, соседи прозвали ее цыганкой, поэтому эта встреча вызвала у нее живой интерес - цыган она раньше не встречала, и как они выглядят не знала.

Вера Алборова
© Sputnik / Михаил Хасиев
Вера Алборова

"У меня был младший брат, а мама допоздна работала в колхозе. И мне приходилось заботиться о нем, воспитывать, я постоянно таскала его на себе. И вот поэтому соседи называли меня "цыганка", мол они тоже всегда носят своих детей на руках", - вспоминает Алборова.

В тамбуре одна из цыганок подошла к Вере и начала уговаривать пойти с ними в табор. Когда девочка отказалась, женщина начала запугивать ее, сказала, что на следующей остановке ее будет ждать человек с пистолетом. Так испуганная 13-летняя девочка попала в цыганский табор в Кахетии.

"Когда меня обманом заставили пойти с ними, я и представить не могла, что вся моя жизнь изменится не в худшую, а в лучшую сторону", – неожиданно говорит Вера. Она объясняет, что так настрадалась от жестокости отца и настолько привыкла к постоянному страху, что возможность уехать и жить привольной жизнью у цыган показалась ей шансом сбежать из ада.

Табор тогда располагался в поле у речки, жило в нем более 100 человек, в основном в палатках.

"Когда меня привезли в табор, то сразу представили жениху. Я тогда плохо разговаривала по-русски, он говорил только на грузинском и цыганском, русский тоже плохо знал. Со временем через слово как-то друг друга начали понимать. Он начал меня учить цыганскому, я его русскому и даже осетинскому", – продолжает свой рассказ Алборова.

Вера Алборова с супругом
Из личного архива В,Алборовой
Вера Алборова с супругом

Жизнь в таборе

В таборе было много лошадей, Вера быстра научилась верховой езде.

"Я до сих пор вспоминаю свою молодость, как я попала к цыганам - сейчас мне эта история кажется такой красивой. Я там не уставала, мне было хорошо. И сейчас бы все отдала, чтобы оказаться там вновь. И ничего, что мы жили в палатках, для меня это была шикарная жизнь", – говорит Вера, грустно вздыхая. 

Она не считает свою жизнь с мужем историей любви, в таком раннем возрасте о серьезных чувствах говорить было бы смешно. Но со временем отношения переросли в привычку и доверие: "Человек к человеку привыкает, образуется семья. Мы же не в индийском фильме, где всегда про любовь".

Одевать на свадьбу пышное платье у цыган было не в ходу, поэтому Вера в тот день была в белой кофте и в светлой длинной юбке. Единственной изюминкой в ее наряде был гребешок с бантиком, его надевали на волосы невесты.

"А у мужчин в моде были широкие штаны, как у волка из мультфильма "Ну погоди!", – смеясь, говорит Вера, показывая на себе ширину этих штанов.

Первый год в таборе Вере делать ничего не приходилось: ни готовить, ни стирать - ей было всего 13 лет. Она жила в палатке вдвоем с мужем, со временем выучила цыганский язык. Прекрасные отношения у нее сложились со свекром, он заботился о ней, как о дочери.

"Обычно, когда я просыпалась, свекор уже заваривал самовар. Тогда не было ни чайников, ни газа. Потом он кормил лошадей, делал разные дела по хозяйству. И кричал мне: "Верка, дочка, вставай чай пить". Я приносила чашки, он мне даже не разрешал разливать кипяток, боялся, что я обожгусь", – с теплотой вспоминает Алборова.

Любые стереотипы про цыган - табуны лошадей, яркие юбки, скрипки и гитары, гадания на картах - можно было встретить и в таборе, где жила Вера.

"Большинство цыганских танцев начинается медленно, постепенно увеличивая накал и темп. Плавные движения сменяются тряской плечами, резкими взмахами юбки, ярким финалом", – словно танцуя, описывает Вера.

Вера Алборова
Из личного архива В.Алборовой
Вера Алборова

Она рассказала, как зарабатывали на жизнь цыгане. Большинство мужчин занималось кузнечным делом. Зарабатывали также на лошадях: их покупали, продавали, меняли. А пожилые женщины ходили в небольшие соседние города и пополняли казну табора, гадая городским жителям. Много было и попрошаек.

"Однажды, когда у меня было уже двое детей, тетя моей свекрови начала брать меня с собой из табора в город. Она гадала людям, а я ей помогала сумки таскать, все-таки ей было за 80 лет. Видимо Богу было угодно, чтобы я научилась гадать. В детстве соседи прозвали меня цыганкой, и их слова сбылись, они оказались пророческими", – в голосе Веры не слышно и тени сожаления.

Вера объездила весь Советский Союз. Кочуя, они меняли город за городом, страну за страной, жили настоящим. 

"А как я могла вернуться?"

Потом прошлое напомнило о себе визитом милиции в табор. Оказалось, что после ее исчезновения, родные обратились в милицию, девочку объявили в розыск, три года она считалась пропавшей без вести. Когда розыск дал результаты, в табор вместе с милицией приехали дяди Веры с материнской стороны - чтобы забрать ее домой. Но возвращаться ей не хотелось, а похищение могло обернуться тюрьмой для ее новых родственников.  

Вера вместе со свекром придумала легенду, как приехав к сестре в Тбилиси прямо на вокзале встретила цыгана, полюбила его и решила соединить с ним свою жизнь. Дяди и милиция ей поверили, убедились, что у нее все хорошо, и уехали обратно в Цхинвал.

"А как я могла вернуться? На тот момент я уже привыкла жить среди цыган, да и возвращаться было особо некуда. Отец был пьющий, мы его даже боялись, потому что он часто напивался и пугал нас, а у матери, помимо меня, было еще четверо детей, ей было о ком заботиться", - объясняет свое решение Вера.
Вера Алборова
© Sputnik / Михаил Хасиев
Вера Алборова

Боялась она и осуждения односельчан: "Они бы меня не поняли - вышла замуж за цыгана, нарожала детей и вернулась в Осетию. Уверена, меня бы унижали и оскорбляли. Раз Бог дал мне эту судьбу, то я ей и следовала".

Спустя несколько лет Веру навестила мама с младшим братом, из-за которого ее и прозвали цыганкой. На тот момент они жили уже не в палатках, а небольших домиках. Семья Веры приобрела стиральную машину, черно-белый телевизор, газовую плиту. Табор потихоньку отходил от кочевой жизни, оброс имуществом. По словам Веры, жили они довольно богато.

Ее мама долго плакала, но смирилась с судьбой дочери и дала свое благословение.

Возвращение на родину

Первый раз Вера захотела уйти от цыган, когда узнала об измене мужа.

"Мне было 18 лет, а муж связался с какой-то цыганкой из соседнего табора, детям нашим было примерно от трех до пяти лет. И я, злая, поехала в Дзагину к маме, оставив детей со свекровью", - вспоминает она. 

Вера твердо решила остаться в Осетии, но мать ее разубедила, сказав, что с пятью детьми она никому здесь не нужна. И ей пришлось вернуться обратно в Кахетию.

"И даже если бы я осталась в Цхинвале, цыгане ни за что не отдали бы мне детей, их они матери не отдают - такая традиция", - объясняет она.

Но череда трагических событий все-таки заставила ее в 2000 году вернуться в Осетию. Ее брата убили, а у него остался сын. Мать мальчика была не способна за ним ухаживать по состоянию здоровья, и Вера его усыновила.

"Потом мы все переехали в Ставрополь: я, муж, моя мама, дети и племянник. В 24 года я женила племянника на цыганке, у них родились два сына. Но спустя немного времени, у его жены нашли опухоль в голове, а позже и он заболел раком легких. Их дети остались со мной", - рассказывает Вера о нелегких временах своей жизни.

В 2004 году она вернулась с внучатыми племянниками в Цхинвал, сейчас они учатся в школе. А в Ставрополе живут 25 ее внуков.

Вера Алборова с внуками
Из личного архива В.Алборовой
Вера Алборова с внуками



Главные темы

Орбита Sputnik