20:38 16 Августа 2018
Прямой эфир
  • EUR76.06
  • USD66.89
Григорий Котаев

Художник Григорий Котаев в воспоминаниях младшей дочери

© Sputnik / Наталья Айриян
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
45570

Дочь выдающегося художника и общественного деятеля поделилась трогательными воспоминаниями об отце, рассказала о подготовке к его персональной выставке и о ближайших выставках осетинских художников

Диана Валиева

Художник Григорий Котаев — одна из самых значимых фигур в культуре и искусстве Осетии. Безусловный культуртрегер, филантропическая деятельность и упорство которого взрастили десятки талантливых художников и деятелей культуры. Его необъятный талант распространялся на все виды искусства, а истории о простоте и извечной борьбе художника за сохранение осетинской культуры и сейчас часто можно услышать от современников Котаева.

Все эти качества он воспитал в своих детях. Дочь Григория, Елена Котаева, рассказывает об отце с нескрываемым восторгом, то и дело погружаясь в прошлое. Естественно и просто ее слова переходят в живые образы прежнего Цхинвала — вскоре перестаешь замечать, как невольно заряжаешься той трогательной ностальгией по городу, культуре и людям.

Григорий Котаев с дочкой Аленой
Из личного архива Алены Котаевой
Григорий Котаев с дочкой Аленой

В прошлом году Елена ненадолго приехала в Цхинвал, чтобы организовать персональную выставку художника и собрать материал для издания книги об отце к его юбилею. Кратковременная поездка вылилась в полгода жизни в Цхинвале, а в дальнейшем и в окончательный переезд. Она поделилась со Sputnik воспоминаниями об отце, рассказала о силе его влияния и своих планах, которые собирается претворить в родном городе.

Под покровительством Котаева

— После смерти отца переехала во Владикавказ, и творческая элита, узнав о том, что я дочь Григория Котаева, отнеслась ко мне очень тепло. Рассказывали, как во время учебы папа безвозмездно снабжал их кистями, красками и холстами, искал им подработку, чтобы у них была возможность себя обеспечивать. Работники художественного училища вспоминали, что учиться к ним приезжали ребята со всего Советского союза, Цхинвальское художественное училище по качеству учебы было на третьем месте после Москвы и Ленинграда. Папа в должности директора училища строго контролировал приезжих студентов, которые жили на квартирах — многие нуждались в материальной помощи, и он всегда им ее оказывал.

Григорий Котаев на защите дипломной работы
Из личного архива Алены Котаевой
Григорий Котаев на защите дипломной работы

Когда в 1963 году в Тбилиси встал вопрос о закрытии художественное училище, папа дошел до высших инстанций, чтобы отстоять его. Тогда же у него произошел первый инфаркт. Он никогда не состоял в партии, а под своими статьями подписывался как "Беспартийный с 26 года", 1926 — это год его рождения. Не учтя этот факт, в связи с его борьбой за художественное училище и за резкие высказывания в адрес высокопоставленных лиц, на очередном партийном заседании ему в довольно жесткой форме вынесли нелепый приговор — исключение из партии.

Все гениальное просто

— В Цхинвале на высочайшем уровне работали художники Борис Санакоев, Василий Кокоев и Григорий Котаев. Они были известны и за пределами Союза, работы папы, например, экспонировались в Праге. Помимо прочего, он прекрасно разбирался в анатомии и медицине, великолепно играл на фортепиано и на скрипке. Будучи основателем газеты "Вестник Южной Осетии", писал много статей. В последние годы жизни он возглавлял фонд культуры и фонд возрождения Южной Осетии. У нас осталось огромное количество фотографий и писем от его учителей и коллег, теплые письма от Васо Абаева и Юрия Кучиева, с которыми мне даже повезло сфотографироваться. К нам приезжали актеры Василий Лановой и Георгий Жженов, великий комментатор Николай Озеров и многие другие.

Василий Кокоев, Григорий Котаев, Исса Плиев и Борис Санакоев
Из личного архива Алены Котаевой
Василий Кокоев, Григорий Котаев, Исса Плиев и Борис Санакоев

У нас часто собиралась вся интеллигенция, и детям тоже не запрещалось присутствовать на застольях. Я очень любила такие вечера, подолгу заслушивалась их разговорами, шутками и историями. Из комнаты, где они собирались, постоянно раздавался гомерический хохот, когда папа обычно с невозмутимым видом рассказывал смешные истории. Васо Абаев обожал его слушать.

Все это было само собой разумеющимся, сейчас мне очень не хватает такого общения и этих людей. Тогда я поняла, что все гениальное просто — чем выше и самодостаточнее человек, тем проще он себя ведет. Поэтому с детства я вывела для себя правило, что высокомерные и напыщенные люди — это люди с комплексами.

Григорий Котаев и Васо Абаев
Из личного архива Алены Котаевой
Григорий Котаев и Васо Абаев

Отца мы боготворили

— Мама у меня, конечно, достойнейший человек, и я очень ее люблю, но папу мы действительно боготворили. Мы привыкли, что мама всегда самое вкусное оставляла отцу, он был для нас примером во всем — внимательным мужем и любящим отцом, а также благодарным сыном. Часто вечерами он заходил в гостиную, садился за пианино и импровизировал джазовые композиции.

Нашей семейной традицией был совместный просмотр фильмов, после которого мы его обсуждали и комментировали. Еще я очень любила читать книги, меня захватывало содержание, и обычно к вечеру все было прочитано. Когда папе рассказывала об очередной проглоченной книге, он меня осекал и говорил, что при чтении важно понимать, для чего и как написана эта книга, нужно уметь читать между строк.

В перерывах между картинами, папа много писал, запомнились его красивые холеные руки. Когда нас ругала мама, мы забегали в комнату, где он работал, и садились рядом, зная о том, что она не посмеет туда зайти и помешать его работе. Когда он выезжал из дому, я смотрела вслед за ним в окно и плакала. До сих пор не могу объяснить это чувство.

Он был очень позитивный и уравновешенный, говорил немного, но всегда по существу, и никогда ни о ком не отзывался плохо. Любил мою маму, говорил, что она самая красивая.

Григорий Котаев с женой в Чеселт
Из личного архива Алены Котаевой
Григорий Котаев с женой в Чеселт

Мы вместе писали картины

— В детстве я любила рисовать, садилась тихо в углу и творила. Сейчас жалею, что днями и ночами напролет не наблюдала за тем, как работал отец, потому что он действительно был великолепным мастером — толстой кистью мог оформить глаз и нос одним мазком. Часто говорил, как ему жаль, что не может работать творчески.

Он был востребован, со всего Союза приходили большие заказы. Работа проходила так: папа делал эскиз и учил меня натягивать холст. Пока училась, успела испортить пару холстов, но он меня никогда за это не ругал, так в 12 лет я научилась натягивать холсты любого размера. Затем по его эскизу я все переводила на холст, записывала красками, а он доканчивал картину, и за две-три недели она была готова.

Сейчас очень не хватает атмосферы, которую он создавал своим присутствием. Многие замечали, что когда папа заходил, вокруг разливалось какое-то благоговейное умиротворение.

Григорий Котаев
Из личного архива Алены Котаевой
Григорий Котаев

Я была одержима подготовкой к выставке отца

— Я приехала сюда в прошлом году, чтобы подготовить выставку к юбилею папы.

В 2016 году к юбилею отца была установлена мемориальная доска, открывал ее лично президент Леонид Тибилов. Мемориальную доску делал великолепный скульптор Владимир Плиев, с которым мы совместно разработали эскиз — получилось достаточно эстетично. Обидно, что этот скульптор не востребован, несмотря на его высокий профессионализм.

В самом начале я обратилась в Минкульт за помощью в организации, но там вышла какая-то путаница с датой и выставочным залом. Была возможность провести выставку в холле ГККЗ "Чермен", но это место совсем не подходило для персональной выставки. После чего мы с молодым художником Вадимом Каджаевым нашли более подходящее место в актовом зале Дома правительства, который ребята оборудовали под полноценный выставочный зал: провели дополнительный свет, установили щиты. Финансовую помощь нам оказал Анатолий Бибилов, который выделил необходимую сумму, за что мы ему очень благодарны. Благодаря Вадиму Каджаеву, Магрезу Джиоеву и Чермену Чочиеву, в Цхинвале появилась площадка для картинных выставок.

Ныхас нартов
Из личного архива Алены Котаевой
"Ныхас нартов"

Идея издать публицистику отца возникла давно. На открытии мемориальной доски близкий друг семьи Людвиг Алексеевич Чибиров объявил, что будет писать книгу о нем. Мы были ему благодарны за его идею и с радостью стали собирать необходимый материал. Книга и каталог с картинами Григория Котаева с успехом были изданы уже через год при содействии Анатолия Бибилова. 

Над книгой проделана большая работа, и надо отдать должное Андрею Кочиеву и Олегу Икаеву за своевременный и качественный труд. 

Спасали работы отца из старого музея

— Во время военных действий, старый музей Цхинвала был разрушен. Несмотря на то, что все картины были перевезены в хранилище нового Национального музея, сырость успела основательно попортить картины и их необходимо было спасать. В числе прочих, в ужасном состоянии были картины отца  — "Бега Кочиев" и "Махамат Томаев", так как они написаны на картоне. Помимо работ отца, которые находились дома, мы вывезли 14 работ из музея на реставрацию во Владикавказ.

Также на реставрацию, но уже более профессиональную, несколько музейных работ вывез Вадим Каджаев в Петербург, внеся тем самым неоценимый вклад в культурное наследие нашего государства.

Большую помощь в организации выставки и реставрации картин отца, в том числе и финансовую, будучи министром культуры, оказала лично Остаева Мадина Архиповна, от всей нашей семьи хотелось бы ей выразить огромную благодарность. 

Необходимо реабилитировать осетинских художников

— У нас огромное количество замечательных художников, о которых многие не знают. Далеко идти не надо, даже с творчеством моего отца не все знакомы. Наверно, нельзя в чем-то винить это поколение, оно выросло в войне и блокаде, и сейчас пришло время познакомить их с настоящей культурой их отцов и дедов.

Осетинская интеллигенция
Из личного архива Алены Котаевой
Осетинская интеллигенция

Сейчас я занимаюсь гримом — обожаю театр и не пропускаю ни одного спектакля и с  нескрываемым удовольствием созерцаию игру наших гениальных актеров. Труппа Юго-Осетинского театра им. Коста Хетагурова считается одной из самых сильных.

Сидя в зале и наблюдая за тем, как неподобающе ведет себя часть зрителей, — с попкорном в руках разговаривают по телефону, ходят по залу — приходишь в негодование. Хотя бы перед походом в театр, необходимо объяснять молодому поколению, что театр — это храм искусства, где идет живая игра актеров, и даже малейший шум неприемлем. 

Не секрет, что пока только немногие осознают ценность культурного подвига тех деятелей и настоящую красоту их творчества. Еще недавно у нас в доме протекала крыша и водой заливало отцовскую мастерскую. На протяжении многих лет мы писали в различные инстанции, обращались за помощью, но в ответ не было предпринято никаких действий. Неужели Григорий Котаев ничего не сделал для того, чтобы такие проблемы не игнорировались?

После того, как мы обратились непосредственно к президенту Анатолию Бибилову, проблема решилась за два дня. Всей семьей мы благодарны ему за активное участие в решении многих наших проблем, включая организацию выставки и издание книг отца. 

Григорий Котаев
Из личного архива Алены Котаевой
Григорий Котаев

Творчество наших художников не должно простаивать без внимания, а их имена — исчезнуть. Поэтому нам нужно выносить их, организовывать выставки, писать о них и рассказывать — все до единого должны быть реабилитированы, нужно доставать из закромов их работы, реставрировать и выставлять, вместо того, чтобы они простаивали в подвалах музея.

Большие планы удерживают меня в Цхинвале

— После смерти отца и частых обстрелов, я уехала во Владикавказ, поступила на факультет искусств и осталась там. 

Вернувшись в Цхинвал, поняла, как скучала по родному городу, и что должна остаться и попытаться внести свою какую-то лепту в дальнейшее становление культуры.

В Цхинвал я переехала с младшими сыном и дочкой, которые учатся в школе "Альбион". Дочь Аня очень активная девочка, посещает всевозможные кружки во Доме детского творчества и принимает активное участие в жизни школы. В прошлом у нее были две персональные выставки, первая из которых прошла в 2009 году, конечно, в ее родном городе Цхинвале и посвящена деду. 

В планах есть организация выставок, сейчас подготавливаем выставку юных талантливых художниц из "Лицея искусств". Ее организация требовала финансовой помощи в изготовлении буклетов и афиш, работы были вывезены во Владикавказ и достойно оформлены. В этом нам помог председатель правления Нацбанка Засеев Феликс Михайлович, которому мы очень благодарны.

Во всех начинаниях возникает сомнение и страх перед огромной ответственностью, но кто, если не мы?

Я занимаюсь тем, что считаю важным

— Культура у нас сейчас в удручающем состоянии, и моя мечта, чтобы все изменилось к лучшему. В государстве нет ни одного выставочно зала, нет багетной мастерской, и вообще много чего нет. Некоторые считают, что у нас и без этого достаточно проблем, но ведь это неправильно. Есть соответствующие министерства и ведомства, которые обязаны заниматься остальным проблемами, непосредственно их касающимися — все нужно делать параллельно.

Южная Осетия, которая породила огромное количество величайших талантов, находится сейчас в незавидном положении. У нас потрясающая культурная составляющая во всех отраслях искусства и много талантливых людей, которые нуждаются в поддержке. Необходимо пересматривать нынешние приоритеты и ценности, нужно оказывать всевозможную помощь творческим людям, вывозить за пределы Осетии и звучать, чтобы о нас узнали как о народе высокой и богатой культуры.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik