14:31 22 Сентября 2021
Прямой эфир
  • EUR85.49
  • USD72.88
Северная Осетия
Получить короткую ссылку
104110

Корреспондент Sputnik Анна Кабисова собрала мнение представителей культурного сообщества, высказавшихся в соцсетях о фестивале граффити. Уличные художники в течение шести дней будут создавать граффити на отвесных скалах перевала Кахтисар

24 июля в горах Северной Осетии открывается интернациональный стрит-арт перформанс "Back to the Roots". По задумке организаторов, десять уличных художников из разных городов за шесть дней создадут десять арт-работ на отвесных скалах перевала Кахтисар, которые "будут отображать духовную связь между человеком и природой через культурно-национальный код".

Новость о фестивале граффити вызвала общественный резонанс в республике и за ее пределами, многие представители культурного сообщества выступают против того, чтобы горы стали площадкой для самовыражения художников.

Директор Северо-Кавказского филиала ГМИ им. Пушкина Галина Тебиева в открытом обращении на имя врио главы РСО-Алания С.И. Меняйло сформулировала свои претензии к организаторам фестиваля, рассказав:

- Мы десять лет возим в Кахтисар художников с "первыми именами" из разных стран, предлагая подумать, какой художественный проект можно там сделать. Самое большее, что мы себе позволили - видеопроекцию на эти прекрасные "экраны", ставшие естественной частью ландшафта. Все сходятся в одном - вмешательство должно быть очень деликатным. То, что собираются сделать - это дать возможность порезвиться авторам в уникальном месте, которое они, не спорю, кто-то сделает хорошую работу, в целом превратят в образец безвкусицы и китча, убив прекрасный ландшафт.

Галина Тебиева
Галины Тебиевой
Галина Тебиева

Также Галина Тебиева подчеркнула, что:

- Мы не против культурных акций на территории Осетии, но сейчас, когда машина уже запущена, выход видится следующий - прежде всего, согласовать срок пребывания росписей на скалах, обязать устроителей за свой счет по окончании срока вернуть все в первозданное состояние, согласовать эскизы с экспертным сообществом, в которое могут войти и наши художники монументалисты - Аслан Хетагуров, Захар Валиев и живущие за пределами республики специалисты (современные средства коммуникации позволяют это легко сделать). Уверены, что вы не оставите этот вопрос без внимания – резюмировала она.

Художник, директор Художественного училища имени Азанбека Джанаева Аслан Хетагуров считает, что идея возможно и неплохая, но предлагает создавать профессиональный совет, прежде чем проводить подобные фестивали в горах:

- Идея может быть и неплохая. Сама идея росписей на скалах. Но, вопрос в том, что там планируется изобразить, сама тематика росписей, стиль и компоновка. Вопросы вызывает смысловая и идейная составляющая этих панно. Очередные увеличенные копии "Киры Найтли"? Горы это не город. Бэнкси хорош для стен полисов, его искусство там и зародилось. Граффити в городе органично вписываются (если их делает мастер, конечно).

Аслан Хетагуров
Аслана Хетагурова
Аслан Хетагуров

В "наскальную живопись" лучше вообще не лезть с непонятными сюжетами и без четких идей. Нужно созвать профессиональный худсовет уже на этапе эскизов, с детальным обсуждением сюжетов и компоновкой формата под конкретные форматы камней. И только прошедшие обсуждения варианты росписей, допускать к реализации на скалах.

Роспись - это не холст и не световой объект, сделал - и не уберешь. Поэтому китч и уличная эстетика тут никак не уместны! Росписи создаются на годы! И делать их надо профессионально.

Независимый куратор в области современного искусства Антон Вальковский считает, что когда речь идет об объектах в городской среде, то "мы не просто должны, а обязаны вовлекать общественность в обсуждение":

- Организатор мероприятия Руслан Гацалов довольно конкретно формулирует в инстаграме свою культуртрегерскую миссию: "Я решил максимально задействовать свои ресурсы для просветительской работы в моей родной Осетии". Далее он раскрывает этот тезис на конкретных примерах: граффити с Кирой Найтли и граффити с Валерием Гергиевым. Подобная колониальная позиция вдвойне восхитительна тем фактом, что Руслан хоть долгое время и не живущий в Осетии, но все же осетин. Руслан, как ему представляется, приезжает на Родину из европейских культурных столиц, чтобы просвещать собственных соотечественников. Очень благородно, но на дворе далеко не 19-й век. Давайте посмотрим на две основные ошибки Руслана, которые можно было предотвратить, если бы он прибег к помощи специалистов.

Антон Вальковский
Антона Вальковского
Антон Вальковский

Первое: отсутствие вовлечения. В Нью-Йорке действует программа Perсent for Art (Процент на искусство), предполагающая, что один процент средств, потраченных на любой девелоперский проект, должен пойти на создание объектов паблик-арта. Сара Раймсон, заведующая этой программой, когда ее спрашивают, где можно посмотреть на созданные в рамках программы произведения, указывает, например, на конкретную школу. Она прекрасно понимает, что граффити или скульптура в городской среде не может угодить всем горожанам, поэтому ее публика — это общины, сообщества, закрытые группы, способные сформулировать свои общие интересы. Работа происходит не только с местной общиной, но и с другими интерессантами: от муниципалитета до представителей локального бизнеса.

Когда мы говорим об объектах в городской среде, мы не просто должны, а обязаны вовлекать общественность в обсуждение. Практики партиципации (то есть общественного соучастия) уже давно стали международным стандартом. Да и в России есть множество переведенной литературы и удачного опыта вовлечения. Это требование должно стать обязательным не только для Руслана, а для "Mah Kond", устанавливающего скульптуры в природной среде, и особенно — для тех "реставраторов", которые перекрашивают Литературный музей и Русский театр в кислотный оранжевый, вводя общественность в заблуждение, что так оно и было изначально. Дело совершенно не в том, как было изначально, а в том, что по сути создается новый объект городской среды, вступающий в жуткий диссонанс с колористическим решением остальной застройки. И с этим новым объектом/росписями жить нам, а не реставраторам или Руслану, который снова уедет в свои "культурные столицы". 

Второе: неэкологичность. К рукотворным объектам в природной среде есть определенные требования: они должны если не быть максимально интегрированы в ландшафт, то хотя бы не сильно из него выделяться. Лучшие практики лэнд-арта дают нам рецепт успеха: природные цвета, экологичные материалы. На этом фоне работы "Mah Kond" вполне успешно маркируют культурное наследие в природной среде, или становятся уместными образцами малых архитектурных форм. Предложение Галины Тебиевой, высказанное много лет назад, о видеопроекциях на доломитовые срезы, также кажется гораздо более удачным, чем росписи. 

Яркие граффити, созданные в рамках фестиваля (а они очевидно будут предельно яркими, судя по портфолио участников), не будут создавать нужного эстетического эффекта, а будут только загрязнять визуальную среду Кахтисара. Если вы встанете на возвышении, слева, на месте белоснежных доломитовых срезов, будет зиять кусок разноцветной грязи. Всего этого вполне можно было бы избежать, отсняв локацию с разных точек и сделав предварительные мокапы с "примеркой" эскизов.

Если Руслан не хочет вызвать повторную волну праведного гнева общественности, то я бы лично предложил ему проектировать эскизы, исходя из природной цветовой гаммы окружающего ландшафта. Да и об уважении к "туземцам", которых он приехал просвещать, тоже было бы неплохо подумать.

Художница Алена Шаповалова в целом поддерживает идею фестиваля граффити в горах, акцентируя внимание на том, что скалы, на которых планируется наносить изображение, не естественного происхождения, а спилы породы, оставшиеся при строительстве дороги:

- Эти каменные плиты, если не ошибаюсь не естественного происхождения, а спилы породы, оставшиеся при строительстве дороги, то есть, они уже рукотворны. Было бы интересно увидеть эскизы, и кто, какой "экспертный совет" эти эскизы утвердил. Если эскизы достойные, то почему бы и нет, пусть делают. Качественные граффити - это круто. Среди участников фестиваля, кстати, товарищи, которые уже нарисовали портрет Гергиева на историческом, на минуточку, здании (и как им это позволили, у здания же статус памятника культуры?), но это вопросы к организаторам, а не к художникам, конечно.

Алена Шаповалова
Алены Шаповаловой
Алена Шаповалова

Журналист Мадина Сагеева поддерживает идею фестиваля и считает, что в таких историях решает только большинство:

- А мне нравятся эти граффити в горах в общем, и Кира Найтли в частности. Кстати, "белые скалы Кахтисара", когда там дорогу в скалах прорубали, специально срезали так, чтобы получились вот такие ровные поверхности. Специально под будущие арт-объекты. Их там несколько таких поверхностей. И большие камни оставляли под будущие скульптуры, которые прямо из гор как бы появляются. Дорогу планировали таким образом сделать отдельной достопримечательностью. Прекрасная идея, мне кажется. К сожалению, эту идею до реализации не выносили на суд общественности, так же, как и работы в парке и на набережной. В таких историях про вкусовщину решает только большинство. Раз уж у нас нет компетентного органа с кредитом доверия от жителей.

Мадина Сагеева
Мадины Сагеевой
Мадина Сагеева

К обсуждению фестиваля граффити в горах подключились также известные художники с мировым именем, которые в разное время принимали участие в международном симпозиуме "Аланика", либо приезжали с персональными выставками во Владикавказ.

Художник Леонид Тишков считает, что участники арт-перформанса в горах "удивительно нечуткие":

- Как не понимают удивительно нечуткие художники, что природная красота сильнее их потуг, но она беззащитна против них. Остановить граффитчиков пока не поздно, они вам такой пошлости намалюют на древних скалах. Эта баба с луком - верх безвкусицы. Думаю, и все остальное будет таким же. Есть заброшенные фабрики, заводы, заборы бетонные, пусть там выплескивают свою "энергию", а камни - они живые, их красота самодостаточна! Как прекрасна природа в своей тишине, природном покое - свет, сосны, трава. Как вы, художники, не понимаете эти простые вещи? Пусть аксакалы скажут свое слово, для которых ущелья - живые и священные!

Леонид Тишков
Леонида Тишкова
Леонид Тишков

Единственно, что надо сделать - это счистить и ту картинку с камня (граффити с Кирой Найтли – ред.). Вернуть камням их камень, их лицо. Пусть их изранили, распилили, но они стоят на земле, и они грандиозны в своем мужестве, молчаливом существовании. Пройдет время - камень станет опять таким, каким он был, помогите им оставаться скалами, а не планшетами для граффитчиков. Выходите на пикет, или еще как-то защищайте свои горы! Это самое драгоценное, что у вас есть!

Варварством фестиваль граффити в горах считает композитор, перформансист Наталья Пшеничникова

- Это чудовищное варварство! Никакие граффити на горах в природных зонах невозможны! Граффити - это городская среда, стены домов и заборов! Пусть отдают районы новостроек, а природу оставят в покое!

Наталья Пшеничникова
Натальи Пшеничниковой
Наталья Пшеничникова

Художник, арт-критик и куратор Дмитрий Пиликин считает, что граффити в горах – это "чужеродный "татуаж" тела окружающей природы".

- В городе художник работает с урбанистическим пространством, а здесь предполагается уже впрямую заняться декорированием природного ландшафта. При этом, разговор идет на уровне фигуративных картинок. То есть, по форме это такой чужеродный "татуаж" тела окружающей природы. А зачем мы выезжаем на природу? Чтобы отдохнуть от навязанных образов! Это и есть визуальная экология. Работа в открытом природном ландшафте все же больше связана с ленд-артом, который достаточно деликатно подходит к диалогу с природными феноменами.

Дмитрий Пиликин
Дмитрия Пиликина
Дмитрий Пиликин

Куратор образовательных проектов для подростков и молодежи в музее современного искусства PERMM Анастасия Шипицина месяц назад была с визитом в Осетии, и считает, что скалы в Кахтисаре – самодостаточное произведение искусства:

- Мы были в этом месте месяц назад во время арт-резиденции "Аланика Тинс". Эти плоские участки гор - сами по себе произведение искусства. Лучшее, что можно с ними сделать - сошлифовать Киру Найтли! И приезжать туда просто любоваться ландшафтом. Если и делать что-то - то максимально эфемерное, нематериальное, деликатное, например, показывать видеоарт. Ни в коем случае не декорировать и так прекрасные горы какими-то рисунками! Хочется верить, что если дело дойдет до приезда художников (надеюсь, что этого не произойдет), то они сами увидят пейзаж и откажутся в него вторгаться.

Анастасия Шипицина
Анастасии Шипициной
Анастасия Шипицина

Куратор Лариса Гринберг считает, что если фестиваль проводится без необходимой документации, то он создан с нарушением правил:

- Если конкурс проводится без необходимой документации (открытый конкурс, список жюри, технические требования для тех, кто будет работать в горах, по какому принципу отобрали этих художников, кто отбирал...). Вся эта информация должна быть опубликована и быть открытой. Если этого ничего нет, значит, проект создан с большим нарушением правил, тем более, когда речь идет о лэнд-арте. Это же общественное пространство, а не "дворик" муниципальных чиновников.

Лариса Гринберг
Ларисы Гринберг
Лариса Гринберг

Арт-директор Музея современного искусства PERMM Наиля Аллахвердиева говорит о том, что искусство в горах должно быть экологичным:

- Это надо остановить, это же замусоривание среды. Это же не баннеры, их не уберешь… искусство в горах должно быть экологичным.

Наиля Аллахвердиева
Наили Аллахвердиевой
Наиля Аллахвердиева
Интернациональный стрит-арт перформанс "Back to the Roots" пройдет с 24-30 июля в районе перевала Кахтисар (Северная Осетия). В событии примут участие художники Илья Ис, Стас Багс, Рустам Кубик, Константин Ужве, Альберт Тогоев, Михаил Цатурян и другие художники.

 

Идеолог и креативный продюсер проекта — Артем Бурж, лидер HoodGraff — команды уличных художников, рисующих фотореалистичные монохромные портреты знаменитостей по всему миру.

Организатор события — юрист Руслан Гацалов.

Генеральный спонсор — Чибиров Кахабер, владелец торгово-закупочной фруктовой базы "Чиба" (г. Владикавказ).

Главные темы

Орбита Sputnik