06:40 18 Ноября 2019
Прямой эфир
  • EUR70.41
  • USD63.89
Руслан Золоев

Автор проекта "Люблю Осетию": мои работы – внутренний разговор с самим собой

© Sputnik / Анна Кабисова
Северная Осетия
Получить короткую ссылку
59070

Корреспондент Sputnik Анна Кабисова поговорила с художником из Северной Осетии о его творчестве и узнала, почему для него важно заниматься просветительскими проектами.

"Люблю Осетию" – просветительский проект, который организовал Руслан Золоев с другом Черменом Дзбоевым в 2013 году во Владикавказе. В течение пяти лет каждую неделю на независимой площадке проходили лекции и встречи с представителями культурной и научной интеллигенции Северной Осетии. Несколько лет назад проект "Люблю Осетию" стал работать в ином формате – идеи просвещения стали подаваться на языке стрит-арта через визуальные образы.

Каждый день на страничках проекта в социальных сетях публикуются новые работы, посвященные самым разным темам, начиная от проблем современного осетинского общества и заканчивая международной политикой. Работы подписываются лаконично: "Автор идеи "Люблю Осетию". И долгое время никто не знал, кто же этот автор. Но после появления граффити в пространстве города, которые вызвали интерес СМИ, стало известно, что автор идей – художник Руслан Золоев.

Это своего рода дневник истории

- Помните, когда впервые к вам пришла идея, которую захотелось визуализировать?

– У меня есть два блокнота с идеями. Один уже закончился и сейчас я начал заполнять второй. В том первом блокноте, который у меня появился пять лет назад, записаны первые идеи и многие из них были связаны с политикой. Тогда они были еще наивные, время от времени я их перечитываю и что-то вычеркиваю, ведь человек меняется.

В моих идеях много политики, сейчас же кругом политика – что у нас показывают по телевидению? Америка, война в Сирии, потом в Украине, потом опять в Сирии. Эту эволюцию можно проследить по годам и получается, что это своего рода дневник истории.

Я всегда что-то придумывал – творческое начало во мне было изначально, и я его в себе чувствовал. Я работаю в одной из крупных торговых сетей во Владикавказе и всегда отвечал там за рекламу и пиар, так что моя творческая сторона нашла себе применение.

- Вы сказали, что с детства были творческим человеком. В чем это проявлялось?

– Я учился на экономическом факультете СОГУ, но если бы сейчас передо мной стоял выбор, то я бы туда не пошел, а учился бы, к примеру, на факультете истории искусств. Когда мой старший сын думал куда поступить после школы, то я советовал ему выбрать область искусства, если у него не получится поступить в МГУ, Вышку или МГИМО. Я говорил ему: "Ты представляешь, что вся твоя жизнь будет связана с миром прекрасного, миром искусства. Это так замечательно, когда ты каждый день сможешь окунаться в это и заниматься любимым делом". Сын параллельно с другими вузами подал документы на историю искусств СПБГУ и даже прошел. Но в итоге выбрал другой вуз.

Творческое начало с детства во мне, наверно, проявлялось в том, что я был сам по себе, жил своим внутренним миром. Я всегда увлекался футболом – был заводилой, мы всегда оставались после уроков и играли во дворе пятой школы по 3-4 часа. Обувь у меня жила только месяц – родители не понимали, что происходит, а ведь тогда был дефицит и хорошую обувь достать было непросто. Классный руководитель Зоя Николаевна Тотиева знала мою страсть к футболу, поэтому закрывала в своем кабинете на ключ и заставляла делать уроки. И вот я сижу с книгой и смотрю в окно, а там пацаны играют в футбол.

- Любили читать книжки?

– Да, и даже посадил себе на этом зрение. Я знаю много людей, которые читали больше, но по сравнению с тем как и сколько читают дети сейчас, то, наверно, я читал много. У нас большая домашняя библиотека – собрание из двухсот томов всемирной литературы и много всего другого – мама с папой всегда покупали хорошие книги.

Каждый новый день в детстве был как открытие

- Родители помогали выбирать книги?

– Нет, я был предоставлен сам себе: папа уходил на работу, когда еще не было 7 утра, а приходил очень уставший после 8 вечера. Мама тоже много работала. Поэтому я что хотел, то и делал. Купался с друзьями в Тереке – мы камеры катили на Водную станцию и оттуда сплавлялись до ГЭСа, ходили в лес за подснежниками для своих мам. Детство в те времена было веселым и содержательным. А сейчас я смотрю на детей и понимаю, насколько они обделены детством: теми маленькими и большими радостями, которые они могли бы в хорошем смысле получить от улицы. Улица же и воспитание определенное дает: формирует, учит самоутверждаться.

Каждый новый день в детстве был как открытие. Для меня одно из самых больших ощущений счастья – это когда я в пятом классе иду со школы, мы сдали книги, впереди каникулы и вот я прохожу через Пушкинский сквер, а на улице солнце, весна, поют птицы и передо мной открыт целый мир.

Руслан Золоев
© Sputnik / Анна Кабисова
Руслан Золоев

- Вы говорите, что были предоставлены сами себе, а как в этом случае избежать плохого влияния улицы?

– Мои родители интеллигенты с высшим образованием – отец родился в селе, окончил физико-математическое училище и несколько лет преподавал физику. А потом учился еще в Петербурге в Институте холодильной промышленности, затем работал на мясокомбинате на руководящей должности. А мама работала начальником цеха на кондитерской фабрике. Отец рано ушел из жизни, мне тогда было 12 лет, и в этом смысле надо говорить со старшими, ведь мы думаем, что они будут жить вечно…

Я бы сейчас столько вопросов ему задал, о стольком бы поговорил. Недавно я узнал интересный факт из его биографии. Как-то я встретил нашу соседку, которая хорошо помнит отца, и она мне рассказала, что он преподавал в тюрьме физику. Я удивился, а она спрашивает: "как? ты не знал?". После основной работы по определенным дням отец просвещал заключенных, с которыми занимался физикой и математикой, и ведь наверняка у них в голове начинали происходить позитивные процессы. Какая страна все-таки у нас была …

Несмотря на то, что родителей практически не бывало дома, они дали нам хорошее воспитание: объясняли, что можно, что нельзя, что хорошо, а что плохо. Во мне был заложен пунктик, что все, связанное с сигаретой - это плохо. И когда одноклассники начали покуривать, я к этому близко не подходил. И до сих пор не курю. Могу покурить только сигару. Как говорят индейцы: "облака – это дым от сигар, которые курят Боги" (смеется).

Он носил берет, как у басков, в руках всегда книга – томик поэзии или что-нибудь об искусстве

- А был в вашей жизни человек, который повлиял на вас в творческом плане?

– Да, в моей жизни есть человек, который повлиял на мое формирование. Это мой двоюродный брат Аркадий Золоев. Он известный в городе переводчик – переводит английскую и немецкую поэзию на русский и осетинский языки. Он жил у нас и по вечерам мы постоянно общались. Аркадий очень творческая натура и если бы меня попросили назвать разносторонне умных людей в области поэзии, литературы, истории, музыки, то его я бы назвал первым. Он очень начитанный, образованный и с отличным чувством юмора, но при этом немного не от мира сего.

Помню, что его можно было часто встретить в одном из наших первых модных кафе "Саламандра" – он носил берет как у басков, в руках всегда книга – томик поэзии или что-нибудь об искусстве. Сейчас я понимаю, что его мироощущение, понимание вещей, событий и всего, что происходит вокруг, наложило на меня определенный отпечаток. Наверно, уже тогда я стал понимать, что вечно, а что - нет, что настоящее, а что - ложное. Это большая удача, если в жизни встретится человек, который сможет направить тебя в правильную сторону.

Чем старше мы становимся, тем меньше у нас остается внутренней свободы

- Как и почему вы начали записывать свои идеи?

– У меня есть одна знакомая, которая как-то на мою очередную шутку сказала: “Руслан, вам надо писать для КВН”. Наверно эти слова отложились в памяти, и когда у меня возник какой-то очередной образ, я его записал.

- Идеи – это результат длительных размышлений, или спонтанная реакция?

– Бывает по-разному. Например, когда проходила Олимпиада в Пхенчхане, к участию в которой не допустили наших спортсменов из-за скандалов с допингом, то у меня возникло много идей на эту тему. Мне всегда был близок спорт, и я слежу за новостями в этой области.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

А однажды я был в кинотеатре, в начале фильма промелькнула заставка с “Оскаром” и у меня тут же родилась идея. К американскому кино я отношусь как к конвейеру – я больше люблю европейское и наше советское. Понятно, что в американском кинематографе есть много шедевров, но в основной массе это продукт массового производства, поток спецэффектов. Взрослых людей искусственно превращают в детей, насаждая готовые образы и, как правило, такое кино не заставляет задуматься, размышлять – все эти “Трансформеры”, “Пираты Карибского моря” я не могу смотреть – они вызывают у меня отторжение. И у меня возникла идея изобразить несколько “оскаров”, лежащих в открытой консервной банке из-под шпрот, которые для многих являются обычной закуской.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

Это что касается идей, связанных с конкретной ситуацией. А есть идеи, которые родились не как спонтанная реакция на что-то, а в результате размышлений на разные темы.

Например, у меня есть работа о том, что такое свобода. Мысль в том, что с течением времени у каждого из нас эту свободу забирают. Может быть, мы не замечаем этого, но ее становится все меньше и меньше. Есть и другой смысл – о внутренней свободе человека, ведь чем старше мы становимся, тем меньше у нас остается этой внутренней свободы. А еще о свободе выбора. Изначально свободного ребенка лишают права выбирать свою судьбу, предлагая ему готовые шаблоны будущего.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

Почему бы город не сделать музеем под открытым небом? Чтобы каждая стена стала яркой, красочной, наполненной эстетикой и смыслом

- В какой момент вы поняли, что хотите визуализировать записанные идеи?

– Изначально я просто что-то придумывал, но приближаться к тому, чтобы их визуализировать, наверно, я начал после знакомства с творчеством Бэнкси. А еще раньше, году в 2008-м, я сидел в очереди в Москве и от скуки взял почитать какой-то журнал. Пролистав его, я увидел фотографии со стрит-артом в московских дворах – конечно, это были наивные вещи – цветочки какие-то, персонажи из мультфильмов, но меня тогда осенило, а почему бы не сделать подобное и в Осетии?

У нас во Владикавказе не так много достопримечательностей – да, есть проспект Мира, памятники, но что еще мы можем показать туристам? Почему бы Владикавказ не сделать музеем под открытым небом, чтобы каждая стена стала яркой, красочной, наполненной эстетикой и смыслом? Эту идею я запомнил, а несколько лет спустя, когда уже начал записывать свои мысли на бумаге и познакомился с творчеством Бэнкси и других уличных художников, то возникла мысль перенести их на стены.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Как вы нашли художников, с которыми стали сотрудничать? И какую идею воплотили первой?

– Когда я понял, что готов реализовать свои идеи, а их к тому моменту накопилось уже больше тысячи, я начал искать художников. Сам я, к сожалению, рисовать не умею. Первые двадцать работ для меня сделал Тигран Кайтмазов. Он замечательный художник, но работы получались слишком живописными, картинными, с обилием деталей. Тигран работает классическим способом – карандашом и красками, а такую технику сложно перенести на стены.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

Основной художник, с кем я сейчас сотрудничаю – это Тина Валиева.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

Первые граффити с моими идеями появились на стенах во Владикавказе около года назад – тогда как раз проходила олимпиада в Пхенчхане. На одной стене нарисованы олимпийские кольца в виде терновых венков.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

А на другой – дядюшка Сэм с выбивалкой для ковров, которая сделана в виде олимпийских колец, выбивает российский флаг.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

И еще одна работа на эту тему – дядя Сэм с улыбкой бежит вприпрыжку с “воздушными шариками”– олимпийскими кольцами на ниточке. 

Все эти работы о том, что коллективный запад во главе с США наказывает Россию, отказывая нашим спортсменам в праве участвовать в олимпиаде. Эти первые работы рисовали ребята из арт-пространства “Портал”– на них не было разрешения и поэтому нам пришлось делать их очень быстро ночью через трафареты.

- У вас есть много работ, в которых вы цитируете картины известных художников.

– Я люблю искусство, один из моих любимых художников – Винсент Ван Гог. Что может быть выше в эмоциональном плане чем то, каким он видел мир… Говорят, что он болел и поэтому видел действительность по-другому, в других цветах. В таком случае, спасибо этой болезни. У меня есть работа, посвященная Ваг Гогу – я поместил букет подсолнухов в бутылку с абсентом (в оригинале подсолнухи написаны с горшком), ведь известно, что художник был любителем этого напитка. Эту работу нарисовал Тигран Кайтмазов.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Как вы пришли к узнаваемой визуальности, единому стилю своих работ?

– Первые картины были нарисованы с активным ярким фоном. И я понимал, что это не работает. Поэтому однажды предложил Тине использовать лаконичный серый фон, который отсылает к стене, ведь подразумевается, что все работы, я надеюсь, когда-нибудь будут перенесены на стены городского пространства. Все нюансы трудно уловить сразу и к некоторым вещам приходишь постепенно.

Наличие культуры в человеке для меня один из основных критериев

- Известно, что проект "Люблю Осетию", на страницах которого сегодня публикуются ваши работы, изначально возник как образовательная площадка, где проходили встречи с деятелями культуры Осетии. Расскажите, как возник этот проект.

– Еще лет 10-15 назад о многих вещах я не задумывался. Толчком послужила семья, потому что когда появляются дети, то ты себе уже не принадлежишь до конца. Ты начинаешь задумываться, а в каком мире они будут жить, счастливый будет этот мир или нет. Хочется, чтобы у будущих поколений было все замечательно и хорошо. Это и стало мотивацией к размышлениям, а что у нас не так, что не работает, в каком мире я бы хотел жить сам. Я бы хотел, чтобы все дети были здоровы, образованны, умны, культурны и красивы во всем. В самом деле, если мы все к этому будем стремиться и каждый из нас что-то для этого сделает, то мир станет таким.

В итоге я со своим другом Черменом Дзбоевым и другими единомышленниками организовали проект "Люблю Осетию". Я думаю, что самая большая проблема в нашем обществе – это пробелы в образовании и культуре. Наличие культуры в человеке для меня один из основных критериев, мне это важно, ведь вещи, которые не поймет обычный человек, поймет тот, который что-то прочитал, увидел, осмыслил и внутри к чему-то пришел. Эти мыслительные процессы могут быть только у образованного, культурного человека, которому есть с чем сравнивать, есть к чему стремиться, который знает, что было до него в истории и культуре и поэтому он способен рисовать перспективы будущего развития.

Конечно, я могу ошибаться, потому что миллионы людей как-то живут без этого. Но мне кажется это важным. А если это важно для меня, то наверняка есть люди, которые мыслят теми же категориями. Так и возникла идея приглашать людей из области культуры, делать эти встречи доступными для всех желающих, записывать их на видео и выкладывать в интернет.

Мы живем в Осетии и это наша родина. Поэтому для меня было важным, чтобы значительную часть в проекте составляло изучение и осмысление национальной культуры. Нам нужно оставаться нацией со своим культурным кодом, со всеми, выделяющими именно нас, маркерами. Наша культура, история, музыка, живопись, природа интересна другим ровно настолько, насколько мы отличаемся этим от всех остальных народов.

- То есть вы считаете, что классическое высшее образование не дает нам всех этих знаний?

– Я сужу по себе. У меня нет времени и возможности учиться полноценно всем вещам, которые мне интересны. Я сейчас не могу, например, пойти учиться на истфак или на факультет искусств. У нас была задача универсальным способом охватить разные сферы: политику, историю, науку, искусство. Помню встречу с Альбертом Андиевым – добровольцем, который в 90-х годах поехал защищать Сербию (кстати, у меня есть работа, посвященная ему). Интересно же узнать, а чем он руководствовался, когда выбирал свой путь, что его сподвигло сняться с насиженного места и поехать в Сербию, чтобы отстаивать интересы сербского народа. Альберт стал там героем и получил ранение…

Это же осмысление многих важных вещей – так мы лучше узнаем самих себя. Наверно, самое трудное в жизни человека – это познать самого себя, кто я есть, откуда вышел и что мне надо, чтобы понять, куда нам как нации двигаться дальше.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

А что происходит сегодня? Массовое упрощение всей культуры, которая сводится к естественным человеческим потребностям – жажде денег и наживы.

- А в чем для вас заключается национальная идентичность осетин? В чем уникальность нашего народа и что мы утратили?

– То, что было тридцать лет назад в нашей республике и то, что есть сейчас – это разные планеты. Осетия была частью Советского Союза и это была целая эпоха. Мы были национальной автономной республикой и по пути, по которому шла страна, шли и мы, в том числе и в культуре. Когда я смотрю старые записи с песнями Владимира Баллаева, Кима Суанова и Ирины Мистуловой, в сердце что-то колется и я ощущаю ностальгию. Я сформировался в то время. Когда я окончил 10-й класс, Советский Союз уже распался, но я успел полюбить ту культуру, те фильмы. И для меня удивительно слышать от современной молодежи, что они не смотрели "Любовь и голуби", или "Золотой теленок". Этому есть логическое объяснение – сегодня у молодежи другие ориентиры и ценности.

Что поменялось с тех пор? На протяжении последних 20-30 лет происходит массовая дебилизация населения земли. Нашу страну этот процесс затронул в меньшей степени. Я помню прекрасные передачи, которые шли на советском телевидении – "В мире животных", "Клуб кинопутешественников". В фильмах, которые тогда показывали, добро всегда побеждало зло, а те актеры до сих пор остаются непревзойденными эталонами кинематографа и в целом культуры. Прошло тридцать лет, но не появились и вряд ли появятся в обозримом будущем такие гении как Юрский, Папанов, Табаков. Мы впитывали эту культуру и на этом росли целые поколения.

Что происходит сегодня? Упрощение всего, всей культуры, которая сводится к низменным человеческим потребностям – жажде денег и наживы. Помните мультфильм "Золотая антилопа", где мальчик спасает антилопу и ради дружбы жертвует собой, а ведь мог набить карманы золотыми монетами? С такими идеалами росли целые поколения – дружба, любовь к ближнему, к женщине, к родине, к правде. Когда распалась наша страна, на телевидении стали показывать мультфильмы с другими идеалами. Например, мультфильм "Утиные истории" построен на том, что миллионер Скрудж Макдак постоянно копит деньги и периодически купается в своем хранилище в деньгах. Это же вещи, которые работают на ментальном уровне – ладно мы уже сформировались, но дети еще нет и они все впитывают на хромосомном уровне, а потом живут с идеей накопления.

Для неокрепшего сознания современная поп-культура, которая пропагандирует разрушение традиционных ценностей и любви, заменяя их мнимой личной свободой – губительна.

Руслан Золоев
© Sputnik / Анна Кабисова
Руслан Золоев

Хотелось бы, чтобы на телевидении, да и везде, присутствовала культура с более глубоким смыслом

– Мы говорим, что сейчас выросло другое поколение. Когда я учился в школе, ребята всегда дрались один на один, а сейчас толпа малолеток может забить старшего и это нормально. Исчезло понимание чести. Конечно, его уже не было и в мое время в том идеальном виде, с которым знакомишься в романтических книгах, когда люди стрелялись на дуэли за одно неуважительное слово, нескромный взгляд на девушку. Вот что было тогда мейнстримом – честь, подвиги, отголоски периода рыцарства, которым жила Европа.

Существовал кодекс чести, кодекс поведения, который тем более был присущ нам, осетинам, здесь на нашей земле. Мы все знаем, как это было, как знакомились через танец и нельзя было прикоснуться к девушке, потому что это могло оскорбить ее. Когда все это понимаешь, то по-другому смотришь на важность культуры и образования. Потому что это код и формула, по которой формируются целые поколения и будущее нашего народа, да и всего мира.

Что происходит сегодня с нашей культурой в Осетии? Включите местные каналы и вы увидите одних и тех же артистов, которые из года в год не меняются. Я не хочу никого обидеть, я говорю, исходя из того, как вижу и чувствую, и, наверно, это тоже имеет право на существование, но хотелось бы, чтобы на телевидении, да и везде, присутствовала культура с более глубоким смыслом.

Мы, как народ, всегда были открыты для проникновения других культур

- Наверно, я скажу банальные вещи, но одна из наших отличительных черт – это кодекс поведения, то, что включает в себя понятие агъдау. И каждому осетину понятно, что это: будь честным, благородным, мужественным и уважительным к старшим, детям, женщинам – это базовые вещи. Все это неписаные правила, и мы росли с пониманием этого.

Вопрос в том, а как жить с этим в новом времени, как адаптировать все это под завтрашний день. Мы не уйдем обратно в горы, жизнь стремительно меняется, ритм ее ускоряется. Некоторые предлагают уйти жить в горы, ходить в черкесках, но так не получится, потому что иначе у нашего народа не будет развития. Наши соседи не склонны к ассимиляции, у нас же всегда это было – известно, что наши предки-кочевники растворились в Европе, степях Китая и Монголии, Северной Африке, часть ушла в Венгрию, а в 19 веке в Турцию. Почему у нас, в отличие от соседей, так много межнациональных браков? С одной стороны, скажут некоторые, наверно это нехорошо – кровь размывается и чистых по крови осетин становится все меньше, но с другой стороны, межнациональные браки нас обогащают.

Возьмем, к примеру, великих личностей в культуре, спорте, военном деле, которых дала миру наша маленькая нация, и задумаемся, а почему так происходит? Я думаю, что причина в том, что развитие там, где есть взаимопроникновение культур. Это еще объясняется тем, что мы, как народ, всегда были открыты для других культур. Почему, как правило, высоких результатов достигают те представители нашего народа, которые отсюда уезжают? Махарбек Туганов учился в Мюнхене, Васо Абаев в Москве, Валерий Гергиев в Санкт-Петербурге – перечислять можно долго.

Нам присущ горский, сильный, мощный, стойкий характер (и сейчас что-то в нас осталось, я надеюсь), который закалялся в тяжелых условиях в те времена, и на него накладывалась иная культура, поэтому и формировались такие личности. Почему мы всегда стремились обучаться и для нас было очень важно получить высшее образование? Потому что мы всегда понимали, что только так будем развиваться как нация. Понятно, что сейчас высшее образование уже не то, что было раньше, но, тем не менее, у нас в Северной Осетии процент людей с высшим образованием до сих пор один из самых высоких на Северном Кавказе.

Стрит-арт – это язык, который понятен современной молодежи. Она говорит, понимает и мыслит этими образами

– Как-то мы организовали лекцию одного из самых известных осетинских художников, и когда пришло всего три человека, я подумал, а вообще это все кому-нибудь нужно? Видимо, человек так устроен, что в какой-то момент пресыщается всем, в том числе и хорошим. Можно написать замечательную книгу и ее прочитает сто человек, а миллион не прочитает. Тогда я понял, что к сердцу каждого нужно найти дорогу. И то, что работает для меня, не обязательно сработает для другого. Ведь все мы разные.

Эта ситуация в каком-то смысле тоже повлияла на то, чем я впоследствии стал заниматься как художник. Стрит-арт – это язык, который понятен современной молодежи. Она говорит и мыслит этими образами. И его невозможно спрятать. Когда я это понял, то стал больше об этом думать, постепенно двигаться в этом направлении и генерировать идеи, которые уже непосредственно связаны с урбанистической субкультурой.

Я не знаю, искусство это или нет – это спорный вопрос. Но я делаю то, что умею, как вижу, чувствую и понимаю

– Проблема Осетии, да и в целом страны, в том, что все живут в контексте своего географического пространства и мало интересуются тем, что происходит в мире. Недавно мимо граффити с Венесуэлой проходили знакомые и спросили меня, а что это?

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

Наверно, это нормально, что мои работы кто-то понимает, а кто-то нет. Это не их вина, а вина времени, в котором мы живем, и тех процессов, которые происходят. Я не знаю, искусство это или нет – это спорный вопрос. Но я делаю то, что умею, как вижу, чувствую и понимаю. Мои работы – это мой внутренний разговор с самим собой. Да, они разные, в них есть тема борьбы добра и зла, есть юмор, какие-то вещи из истории. Есть работы и с образовательным аспектом, своего рода художественные загадки. Например, я не знал, как выглядит художник Густав Климт, а когда увидел его фотографию, то мне захотелось, чтобы и другие с ним познакомились. Это же замечательно, когда ты узнаешь великого художника через его самую известную картину.

И мне было интересно показать это не прямо, а иносказательно – чтобы человек подумал, поразмышлял и пришел к этому сам, узнал что-то новое, и ему захотелось бы понять смысл его картин, почитать биографию художника, историю той эпохи, жизни его современников – о том же Эгоне Шилле, с которым Климт творил одновременно. Ведь все это очень интересно.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Я знаю, что вы не любите объяснять смысл своих работ, но давайте сделаем исключение для наших читателей и поговорим о ряде картин. Начнем с кукурузы.

- Если как-нибудь летом выехать за пределы Владикавказа, то взору откроются бескрайние поля с кукурузой и складывается ощущение, что кроме нее у нас в республике ничего не растет. Осетия – это сплошная кукуруза. Поэтому неудивительно, что в ассоциативном ряду при мысли об Осетии, в первом ряду возникает кукуруза. Из нее делают национальное блюдо – чурек, также из кукурузы гонят араку.

Есть у нас в народе и летучие выражения: кукурузные отношения, кукурузное мышление, кукурузный юмор. Думая об этом с таким юморным подтекстом, я представил осетинское общество как одну большую кукурузу, каждое зернышко которой это один из нас – Ахшар, Агунда, Арслан, Зарема и так далее. Есть и другое значение – объединение всех отдельных зернышек, то есть нас, в одну кукурузу. Вместе мы сила. Вопрос в том, кто как это осмысляет. В этом и состоит прелесть искусства – когда каждый находит в произведении свой смысл. Это заставляет людей размышлять.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- А что насчет молодых людей, которые смотрят на "Мону Лизу"?

- Образы в спортивных костюмах и кепках – это наши пацаны со двора, которые ходят рядом, – типичные представители нашей молодежи. Они сидят в привычной для себя позе на корточках и пытаются приобщиться к высокому искусству, глядя на Джоконду. Где в реальности они пересекутся с картиной Леонардо да Винчи? Может быть, глядя на эту работу, они откроют что-то новое или даже узнают в ней себя.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

Мне очень нравится работа, на которой Вероника Дударова дирижирует хором выдающихся осетин.

- Известно, что в нашей культуре хоровое пение занимает особое место. На этой работе изображены выдающиеся личности, которых уже нет – Коста Хетагуров, Исса Плиев, Махарбек Туганов, Юрий Кучиев, Васо Абаев и Вероника Дударова. Все они представляют разные сферы – литературу, военное дело, живопись, науку, музыку – и под руководством Вероники Дударовой поют хором. Эту работу можно прочитать в том смысле, что выдающиеся люди, которыми мы все гордимся, показывают нам, как мы можем объединиться, чтобы слышать и понимать друг друга. Наши уважаемые старшие подают нам пример.

А если говорить о роли женщины в нашей культуре, то достаточно открыть Нартский эпос и посмотреть, кто проходит красной нитью через весь эпос – это мать нартов Шатана.

Отец моего друга, который жил на Бородинской по соседству с матерью Иссы Плиева, рассказывал, что когда она проходила мимо сидевших во дворе мужчин, то они вставали. И тут дело не только в том, что она была матерью великого полководца. В нас изначально заложено уважение к женщине.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Видела негативный комментарий под работой с газетой "Растдзинад".

- Эту работу не поняли, посчитав ее неуважением к газете "Растдзинад". А ведь речь идет об идиллии, красивой картине молодой пары с новорожденным. Газета создает определенные смыслы и контекст – счастье этой семьи основывается в том числе и на традициях нашей родины. И что для нашей молодежи важно понимать, откуда они вышли.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Работы, посвященные Коста Хетагурову, очень трогательные и одновременно печальные.

- Когда я впервые увидел памятник Коста, который сделал Владимир Соскиев, он заставил меня задуматься. А если тебя какая-то вещь заставляет задуматься, то, наверно, это и есть настоящее искусство. Мне нравится эта работа, и я считаю, что это лучший памятник Коста, который есть у нас в городе. Каждый раз, когда я прохожу мимо этой скульптуры, то мне хочется остановиться. Я чувствую в этом образе, что Коста словно совесть нашего народа, мученик, который взял на себя наши грехи. Мне кажется, что Соскиев добился своего. Он не изобразил Коста с шашкой наголо, как многим бы хотелось. Возможно, что таким Коста тоже был. Прежде всего, он был человеком и, наверно, у каждого сильного человека есть слабости, ранимая душа с тонкими настройками, которые нам не видны.

Когда возникла идея с переносом памятника с проспекта и потом прошла акция в его защиту, мне тоже захотелось внести свой вклад и передать то, что чувствую я. И на эту тему у меня есть порядка десяти работ. Здесь абсолютно мокрый ребенок под проливным дождем укрывает зонтом нашего великого поэта. А применительно к той ситуации, мальчик – молодое сердце, будущее нашей нации, который понимает роль Коста для нашего народа, защищает памятник от нападок.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Невероятное впечатление производит и работа с Сосланбеком Едзиевым.

- Первый раз я услышал о Сосланбеке Едзиеве в 2010 году от Мадины Атаевой. Ее лекция, посвященная Едзиеву, стала для меня своего рода откровением. Важно, кто первый тебе открывает что-то, как доносит. Тогда у Мадины это получилось. Я проникся творчеством Сосланбека Едзиева, ведь оно очень трогательное – его образы наивно-добрые и простые. Мне кажется, что он был очень добрым и мудрым человеком с юмором. Такие гении рождаются раз в сто лет и, наверно, у нас такого другого не было – Сосланбек Едзиев оказал сильное влияние на следующие поколения осетинских художников. В какой-то момент мне захотелось сделать работу, посвященную Едзиеву. Я пошел в музей Туганова, чтобы посмотреть его произведения. И когда ты видишь эти деревянные посохи, то представляешь, как он сидел с ножом на скамейке перед домом и вырезал эти шедевры.

У Едзиева очень много персонажей с крылышками как у ангелов и мне пришла идея изобразить его самого с крыльями. Он работает, а за его спиной крылья, которые тогда не видели. И сейчас видят не все.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Не могу не спросить про ряд работ о заводе "Электроцинк".

- На тему завода “Электроцинк” у меня есть несколько работ. Невозможно не думать об “Электроцинке”, живя во Владикавказе. Сколько себя помню, разговоры о заводе были всегда, и когда кто-то умирал от онкологии, то для многих было очевидно, что это вред от него – в голове у людей уже есть установка, прямая связь заболеваний с деятельностью завода.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

Помню, что работа, в которой раки расползаются на фоне клинкера, возникла за несколько дней до пожара в октябре 2018 года (пожар на заводе “Электроцинк” стал поворотным пунктом в истории завода. В апреле 2019 года завод полностью прекратил свою деятельность – ред.). А работа с Фатимой (памятник “Фатима”, держащая солнце, расположен у вьезда во Владикавказ – ред.), которая вместо солнца держит логотип УГМК, более ранняя.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Как возникла идея с работой про Кима Суанова?

- Подсолнухи ассоциируются с солнцем. Они всегда смотрят на солнце, и когда оно появляется на востоке и двигается по небу, то подсолнухи следуют за ним, чтобы получать максимум света. Голос Кима Суанова называют золотым, а в образе подсолнухов и солнца тоже много золота. Возникла идея поместить Кима Суанова на поле с подсолнухами, но они смотрят не на солнце, а на Суанова и слушают, как он поет – он сам для них является солнцем. А подсолнухи – это мы с вами, слушатели, которые ловят каждое слово его песен.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

Сейчас активно обсуждают проблемы пластика и мне показалось, что работа с пакетами замечательно иллюстрирует это. Но наверняка в ней есть и иной смысл.

В этой работе больше юмора, чем смысла, хотя смысл тоже есть. Мне нравится художник Рене Магритт, и какие-то мои идеи резонируют с его картинами. В основе этой работы одна из самых известных картин Магритта – "Влюбленные", лица которых закрыты тканью. Я добавил местный колорит, одев им на головы фирменные пакеты местных торговых конкурирующих сетей. Эта работа в том числе и про умение договариваться.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- У вас есть целая серия картин с классиками русской литературы. Например, с Николаем Гоголем.

- Эта работа – отсылка к Гоголю и его творчеству. Известно, что он сжег один из томов романа “Мертвые души” и нехорошо закончил свою жизнь, мучаясь страшными фобиями. В круг, который чертил герой Куравлева в фильме “Вий”, пытаясь спастись от демонов, я поместил Гоголя – он сам пытается спастись от демонов, которые внутри и снаружи его.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- А что насчет Достоевского?

- Топор в руке Достоевского это отсылка к Раскольникову. Преступление – это начало, а Библия – то, к чему пришел главный герой романа в конце – к обретению Бога. Главная идея, которая пронизывает все творчество Достоевского – дорога к Богу. Понятно, что Достоевский писал и о себе самом, ведь он был глубоко верующим человеком.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Перейдем к международной политике. В частности к французскому президенту.

- Эта работа с президентом Франции Эмануэлем Макроном отсылает нас к известному эротическому фильму “Эмануэль” с Сильвией Кристель в главной роли. Это такой стеб, дискредитация западных ценностей, нравственного разложения и политики в лице их лидеров.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- А энергичный танец Трампа?

- В основе работы известный эпизод из фильма “Афоня”. Смысл работы понятен тем, кто знаком с биографией Трампа и многочисленными сексуальными скандалами с его участием. Танец Трампа с Терезой Мэй о взаимном заигрывании политических лидеров.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Работа с Машей тоже ведь на политическую тему?

- Как-то я увидел по телевидению сюжет, в котором официальное лицо Британии, связанное со спецслужбами, заявило, что российский мультфильм “Маша и медведь”, популярный на западе, – это элемент гибридной войны, которую ведет Россия с западом. Маша – такая же взбалмошная, как и Россия, а на западе все четко, по графику и они считают, что мультфильм разлагает традиционные устои Европы. Так у меня возник образ британских гвардейцев в красной униформе и медвежьих шапках – личная гвардия королевы, которая принимает парад. Гвардейцы настолько переволновались, увидев нашу Машу, что падают в обморок.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- Персонажи мультфильмов есть и в работе на тему бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.

- Персонаж американских мультфильмов Человек-паук спасает японских покемонов – это такой черный юмор, абсурд. Идея возникла, когда я прочитал, что 90 процентов японцев думают, что атомную бомбу на них сбросил Советский Союз.

Граффити проекта Люблю Осетию
© Sputnik / Анна Кабисова
Граффити проекта "Люблю Осетию"

- У вас около трехсот идей, которые уже нарисованы художником, и было бы, конечно, интересно поговорить о каждой, но оставим возможность зрителям самим искать и находить смыслы. Руслан, спасибо вам за беседу и успехов во всех начинаниях!

- Спасибо и вам.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik