18:33 14 Ноября 2018
Прямой эфир
  • EUR76.76
  • USD68.00
Журналист Василий Муравицкий

Муравицкий: Киеву нужна война - для оправдания репрессий

© Sputnik / Стрингер
В мире
Получить короткую ссылку
84 0 0

Журналист Муравицкий, которого в июне отпустили под домашний арест, рассказал о жизни в тюрьме и продолжении борьбы за свободу и правду

Журналиста Василия Муравицкого, которого на Украине обвиняют в государственной измене за статьи в СМИ, 27 июня отпустили под домашний арест. Муравицкий просидел в СИЗО 11 месяцев. Под домашний арест журналиста отправили до 25 августа. В интервью изданию Украина.Ру Василий Муравицкий рассказал о жизни в тюрьме, смерти журналистики на Украине и продолжении борьбы за свободу и правду.

—  Ваш выход под домашний арест — это победа или передышка?

— Безусловно, это передышка. Потому что это предварительная победа. По таким статьям никогда в Украине не отпускали под домашний арест. Отпускали, это единичные случаи, если человек просидел два-три-четыре года — по тем статьям, по которым меня обвиняли и обвиняют до сих пор.

Но дело в том, что дело было настолько грубо сфабриковано, настолько безумно, что судьи уже просто не могли слушать прокурора и отпустили меня под домашний арест. Потому что это дело шито такими белыми нитками, что они аж слепят глаза.

Предварительная победа, но победа. Полная победа у нас впереди. Борьба продолжается и, может быть, входит в самый острый конфликт.

—  Вы ожидали в этот день или раньше, что вас выпустят из СИЗО до вынесения приговора?

— Нет, не ожидал. Никто не ожидал. Это было маленькое чудо, удивительный факт. Я был настроен на долгую упорную борьбу до полной победы. Более того, я был настроен, что до приговора, а он еще ожидается, пройдет минимум год. А далее будет апелляционный суд, борьба там…

Но, к счастью, сейчас ситуация пока повернулась так. Но мы будем бороться, уничтожать это обвинение — камня на камне на нем не оставим.

Журналист Василий Муравицкий
© Sputnik / Стрингер
Журналист Василий Муравицкий

— После 11 месяцев в тюрьме что изменилось в вас и вашем восприятии окружающего мира? Считаете ли вы, что где-то были неправы? Что можно было бы написать или сделать что-то иначе, чтобы избежать заключения?

— По поводу неправды. Есть такое свойство порядочного человека, это такая обманка, которую, к сожалению, используют и СБУ. Человек совестливый, порядочный, когда к нему приходят люди в погонах и говорят, что ты в чем-то виноват, он начинает искать в своей совести эту вину. Мучиться, терзаться. Люди же пришли, они же все-таки не могут ошибаться! Это же государственная структура!

Нет, они могут ошибаться! И они не просто ошибаются, они фальсифицируют.

Более того, ни капли сожаления нет по совести. Потому что я понял, что я ни в чем не виноват. А виноваты эти люди, которые решили на журналисте, в угоду политической конъюнктуре, в угоду политическому моменту, заработать полковничьи или генеральские погоны.

Эти лица известны: это следователи Весельский, Федоренко, Трулий. Это в том числе начальник областного отделения СБУ, который пытался выдать меня за какого-то ужасного диверсанта, шпиона. Диверсант, который подписал трудовой договор с иностранным издательством?!

Изменилось ли мое отношение к людям? Безусловно и кардинально. Это проверило, кто настоящий друг, а кто так себе. С кем по жизни дальше идти нельзя. Более того, это заключение вскрыло гнойный нарыв стукачества в журналистской среде Житомира. Это мерзкие, подлые люди, которые не достойны ни капли уважения. Ладно, они меня оклеветали. Но они будут дальше клеветать, стучать на тех, с кем работают и живут. Я хотел бы передать привет мэру Сухомлину, ведь у вас пресс-секретарь — стукач СБУ.

Еще по изменениям: в том, что я в тюрьме среди некоторых разбойников, которые сидят по разбойным статьям, в том числе обвиненных в убийстве, встретил более порядочных и честных людей, чем среди части журналистов Житомира и среди некоторых офицеров СБУ Житомирской области. Вот такая ситуация.

Друзья и люди проверяются бедой — я знаю, кто у меня друзья.

— Известно ли вам, что одно из украинских СМИ — РИА Новости Украина, которое поддерживало вас все эти 11 месяцев, теперь не работает. А его главный редактор, Кирилл Вышинский, теперь находится в Херсонском СИЗО, куда его отправили под столь же надуманным предлогом, что и вас. Что бы вы могли посоветовать ему в этой ситуации?

— С Кириллом я не был знаком и до сих с ним лично не общался, но о его деле я, конечно же, знаю. (Один из адвокатов Кирилла Вышинского защищает Василия Муравицкого. — Прим. ред.) Это громкое дело, если убрать всю пену, которую выплеснула СБУ… А нужно четко понимать, что у СБУ есть контролируемые средства массовой информации и средства очернения в общественном пространстве. То, что она выпустила эту пену, волну против Кирилла Вышинского, это нужно убрать. То, что выплыло через СБУ в средства массовой информации, ни одного из этих фактов нет в самом обвинительном акте.

Вот простой пример: на Вышинского оказывается такое давление, какое, возможно, не оказывалось даже на Юлию Тимошенко и Юрия Луценко, когда их арестовывали (при Януковиче. — Прим. ред.)!

У 69 человек, так или иначе связанных с Кириллом Вышинским, проведены обыски или допросы. Ведь круг общения не может быть таким огромным! Зачем нужно столько людей в этом деле? Зачем они нужны? Очень просто: обыски и допросы проводятся не для того, чтобы выяснить какую-то информацию. А чтобы надавить на ближайший круг общения и личной жизни. Чтобы человек сломался. Это методика уничтожения, дискредитации, методика давления и подавления.

Дело Вышинского, безусловно, политическое, связанное с процессом обмена. И идеи Порошенко и правящей ныне порошенковской элиты — нет побед, так они хотя бы выменяют украинцев из России. Это, безусловно, победа, и я искренне рад освобождению каждого заключенного и тех, кто, возможно, сидит по надуманным обвинениям даже в России. Но это же не методика — сажать людей здесь по надуманным обвинениям, чтобы обменять на сидящих там по надуманным обвинениям. Это же элементарная торговля людьми!

— Как они к вам относились, сокамерники?

— Все относились спокойно, внимательно и уважительно. И все удивлялись, не понимали, за что? Статью написал? 12 лет? "Государственный терроризм" — за статью в интернете? Вдумайтесь! Терроризм — это взрывы, бомбы. Ощутите это безумие, оно ходит рядом с вами. И 12 следователей СБУ занимались этим безумием, получая зарплату по 12-15 тысяч гривен в месяц. Год и девять месяцев — из ваших денег!

Я сидел с разными людьми. В том числе с АТОшниками, добробатовцами. И со всеми мы находили общий язык. Хочу сказать, что АТОшники и добробатовцы полностью понимают лживость нынешнего военного конфликта и то, как на нем зарабатывают.

Ведь война в Украине — братоубийственная, оправдание репрессий в Украине, в том числе политических. Войну не хотят прекращать, она нужна для денег, для барыг, для торговцев.

— Как бы вы охарактеризовали современную журналистику в Украине?

— Журналистика в Украине уничтожена под корень. У нас есть система массовых коммуникаций, массовой информации, где одна и та же тема пережевывается и проходит все этапы этого пережевывания.

Журналистика — это служение, не работа. Журналистика — это творчество. Журналистика — это защита общественных интересов, в том числе и истины, бескорыстная.

Такой журналистикой в Украине сейчас невозможно заниматься по двум причинам: потому что трудно найти на это оплату, людей, заинтересованных в такой журналистике. И самое элементарное: она может быть просто преследуема силовыми органами, потому что какой смысл тягаться с журналистом? Вот он высказал какое-то свое мнение, нужно же с ним бороться — словесно. А его могут прийти и закрыть.

Или убить, как убили Бузину. Или как взорвали Шеремета. Где эта журналистика? Она уничтожена. Я думаю, журналистикой заниматься нужно, но это должны быть очень смелые и абсолютно честные люди, которые не боятся за свою судьбу, готовы пострадать.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik