21:17 16 Октября 2018
Прямой эфир
  • EUR75.92
  • USD65.53
Государственный ансамбль Симд

Признание в любви

© Sputnik / Лана Парастаева
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Лана Парастаева
1039190

Любовь к родному языку разливается сиянием по жилам нации, оздоравливая ее и сподвигая на действия. На действия, которые, я верю, приведут к сохранению пока, потом — развитию и процветанию.

Любовь к осетинскому, родному для меня, языку сравнима с потребностью в чистом воздухе — все эти странные гортанные звуки, трепетные дифтонги и ласкающие слух шипящие, необходимы как кислород. Люблю вдыхать алмазной чистоты воздух наших гор. Люблю возвращаться домой, чтобы надышаться осетинским языком. Чтобы все вокруг пело-звенело на нем. Чтобы информационный шум, освобождаясь от шелухи, переносил туда, где сердце. Чтобы, пробиваясь сквозь тьму времен, до меня доходили надписи Зеленчукского камня, где имена Христа и Уац Никала (Святой Николай) выведены на осетинском греческими буквами. Чтобы Сослан сходился в схватке с Тары фырт Мукара, не зная, что Колесо Балсага уже в пути. Чтобы прекрасная Дзерасса прилетала к сказочной яблоне нартов, а несчастный в своем хитроумии Сырдон выводил на хъиссын фандыр тоскливую песню будущей, не приносящей никакого утешения, но обязательной мести.

И душа, расширяясь от всей этой красоты, устремлялась бы в высь, туда, где вестница Бога — ласточка — только мечтает побывать, куда никогда не долетят стрелы Батрадза, где — вечная радость и Царство грядущее.

Любимый мой осетинский язык, по которому невозможно не скучать! Детектор мой отношения к людям! Я счастлива знать мою собственную систему определения "свой — чужой" — если хочу заговорить на осетинском с человеком, который им не владеет — это родная душа! А если и он, несмотря на 43 буквы, некоторые из которых практически непроизносимы, агглютинативный (в склонении) и флективный (в спряжении) грамматический строй, тоже, вдруг, совершенно внезапно проникается интересом к осетинскому языку, то это — начало прекрасной, как минимум, дружбы.

Язык, по которому нынче принято стенать и плакать, перевирая данные ЮНЕСКО, объявлять его умирающим, распинать его за неправильный говор носителей, штамповать о нем бездарные статьи, мечтать о нем не на нем.

Внося свой вклад в бездарность, второй раз пишу об осетинском языке для этой колонки, как продолжение предыдущей, которая еле-еле набрала две сотни просмотров, которую я специально не стала постить в своих соцсетях, и которая просто читателям нашего портала оказалась не такой интересной… "Язык как отражение"… Язык, как отражение пустоты, было бы правильнее. А мы, в отличии от пустоты, которая рано или поздно, начинает вглядываться в смотрящего, предпочитаем делать вид, что нет никакой пустоты, и отражаться есть чему.

Но, знаете, может быть, не все так плохо. Знаете, та колонка разошлась ВКонтакте лучше остальных моих колонок, даже тех, просмотр которых перевалил за тысячу на сайте, и, знаете, мне это внушает надежду — в этой соцсети в основном — молодежь. И осетиноговорящая часть этой молодежи энное количество лет назад, перевела весь интерфейс на осетинский. Перевела как могла. Перевела как умела. И постепенно доводила до ума. И эта же молодежь создает паблики на осетинском. И пользуется осетинским в повседневной жизни. Среди этой молодежи модно говорить на осетинском. Это их собственная система определения "свой — чужой". А если язык интересен молодежи, если молодежь говорит на нем, то значит он живет. Живет. Поет. Молчит. Кричит. Творит. Рыдает. Воодушевляет. И любит. Да, да! Любит! И эта любовь разливается сиянием по жилам нации, оздоравливая ее и сподвигая на действия. На действия, которые, я верю, приведут к сохранению пока, потом — развитию и процветанию. Язык, спасающий своих носителей. Язык, который я люблю!

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik