00:38 20 Ноября 2019
Прямой эфир
  • EUR70.63
  • USD63.77
Вадим Балаев

Вадим Балаев: Шерлок Холмс тоже играл на скрипке

Из личного архива Вадима Балаева
Северная Осетия
Получить короткую ссылку
Вдали от Осетии (28)
116373

Выходец из Осетии рассказал Sputnik о своем музыкальном детстве в Орджоникидзе, нынешней жизни в Германии и поделился взглядом "издалека" на сегодняшние события на родине

Молодой юрист из Северной Осетии Вадим Балаев живет между Москвой и Берлином. Активным пользователям социальной сети Facebook Вадим известен своими интересными, глубокими и интеллектуальными высказываниями на самые острые политические и культурные темы, волнующие общественность Осетии. По комментариям к фотографии Вадима Балаева на его личной странице, можно узнать, что его помнят "как утонченного мальчика со скрипкой".

О музыке, детстве в Орджоникидзе, работе в Берлине и отношении к тому, что происходит сегодня в Северной Осетии, Вадим Балаев любезно рассказал корреспонденту Sputnik Анне Кабисовой.

—  Как мальчик со скрипкой стал адвокатом?

— Стечение обстоятельств, влияние эпохи (1993 год) и врожденная склонность искать легкие пути, наверное. Но вполне мог бы стать и скрипачом, учитывая многолетние потуги моей мамы, возможное наличие каких-то способностей и организованное родственниками "покровительство" самого Валерия Гергиева при поступлении в питерское музыкальное училище имени Римского-Корсакова. В этом контексте еще вспоминается фраза моего бывшего учителя истории и завуча Лицея искусств того времени Дзандарова Альберта Михайловича, который, узнав о моих планах стать юристом, сказал что-то вроде: "Ну что же… Шерлок Холмс тоже играл на скрипке".

—  Расскажите немного о своей семье, чем еще занимались в детстве, кроме музыки?

— До четырех лет я воспитывался бабушкой и дедушкой со стороны отца. Родители работали на Сахалине, так как папа был гражданским моряком. После развода родителей какое-то время я жил, в основном, с мамой, которая была историком по образованию, но работала в отделе кадров строительной организации. Кроме музыки, немного занимался шахматами, очень немного — спортом, но после Лицея искусств преображался во дворе в гордого обладателя велосипеда "Cура", или просто в обыкновенного подростка с мелкими хулиганскими наклонностями.

—  В какой обстановке в Осетии вы росли? Rакая была политическая и культурная ситуация?

— Родившись в 1978 году и постоянно проживая в Осетии вплоть до окончания школы в 1995 году, мне довелось побывать и октябренком, и пионером, и школьником 90-х. Ну а ситуация известна и менялась она довольно быстро: застойные времена, которые сменились перестройкой, развалом СССР, событиями 1992 года в Осетии, войной в Чечне, всплеском преступности, появлением ларьков, новых слов и явлений, таких как "водочники", "крыша" и прочее. Пришлось взрослеть вместе с неожиданно появившейся новой страной и быть юным свидетелем масштабных политических, геополитических и культурных изменений на шестой части суши. Было интересно и живенько. В плане культуры, конечно же, тоже. Скрипичные концерты, или хор Ольги Джанаевой вдруг дополнились видеосалонами с боевиками и фильмами ужасов. Про секс на экране уже и не говорю.

Вадим Балаев
Из личного архива Вадима Балаева
Вадим Балаев

—  Можете вспомнить город своего детства? Каким он был? Какие сохранились самые яркие впечатления того периода?

— Поскольку учиться мне довелось в центре (сначала в здании бывшего НКВД на Бутырина, а затем в здании бывшего обкома на Пушкинской), то в самой красивой части города я был каждый день. И, наверное, знал досконально каждый уголок проспекта, близлежащих улиц или парка. А вот добраться до школы было временами не так просто. Особенно по утрам, когда мимо проносились редкие и забитые автобусы или троллейбусы, а ты понимал, что догнать его через сто метров после остановки и протиснуться туда вместе со скрипкой и портфелем означает быстроту, отвагу, а также риск поломки инструмента. И с надеждой на последнее, я бежал, иногда догонял и умудрялся пролезть в какую-то щель между телами и сумками. С появлением маршруток стало проще, но это было потом. Самыми яркими воспоминаниями, связанными с городом, были, наверное, приезд "Луна-Парка", переезд школы в здание обкома (общественных зданий с кинозалом, унитазами вместо дырки в полу и с зеркалами в лифте в то время я еще не видел), а также события 1992 года с канонадой, толпами людей у военкоматов, горящим танком или БТР, который проносился под окнами нашего дома на проспекте Коста…

—  За что вы благодарны своим родителям?

— О важности каких-то качеств судить не берусь, но маме благодарен за самостоятельность, наверное, хотя применительно к скрипке этого сказать нельзя. Покойному отцу благодарен за терпимость и некую широту взглядов. Боюсь, правда, что со временем я превзошел даже его ожидания, если они у него были. Очень благодарен своей бабушке с дедушкой за счастливое детство (несмотря на временное отсутствие родителей), хотя осетинскому языку они меня почему-то не научили.

—  Каким вспоминается время перестройки?

— Помню, что мне не нравилось само слово "перестройка" и я не любил передачу "Прожектор перестройки". Помню талоны на сахар и масло, поиски условной сметаны в пяти магазинах в разных районах, и речи Горбачева о мире и разоружении. А еще, почему-то, запомнил кадры падения Берлинской стены и исчезновение памятника Орджоникидзе. На глазах рушились многие неокрепшие мировоззренческие постулаты и, вдруг, не надо было больше быть пионером, или носить школьную форму, но, в силу возраста и еще гибкого мышления, все принималось к сведению просто, как некая данность (хотя и было осознание того, что перемены глобальны). "Ламбада", "Собачье сердце" и Томас Андерс с накрашенными губами в эфире утреннего и еще советского телевидения оставили, наверное, самое неизгладимое впечатление.

—  Какие книги вас формировали?

— Стандартный набор советского школьника: Жюль Верн, Александр Дюма, "Незнайка" Николая Носова, Кир Булычев, школьная программа, классика и все то, что было дома, вроде собрания сочинений Драйзера. Самое сильное впечатление осталось от книги Достоевского "Униженные и оскорбленные". Отец подсунул. Помню слезы. В более зрелом возрасте — Кафка, Шаламов, Бабель… Сейчас читаю Гарри Поттера вместе с дочкой.

—  Расскажите немного о вашей нынешней жизни.

— Так сложилось, что я являюсь членом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга и Берлина. Работа, так или иначе, связана с правом России и Германии: регистрация фирм, сопровождение коммерческой деятельности, бизнес-иммиграция в ЕС, представительство интересов немецких клиентов в РФ и прочее. С Латвией по работе меня тоже многое связывает. Какое-то время часто приходилось перемещаться и туда, но после Крыма, санкций и обвала рубля, работы стало заметно меньше и сейчас я нахожусь, в основном, в Берлине. Активный поиск клиентов в настоящее время не веду, в том числе и по личным обстоятельствам.

—  Как выглядит республика "издалека"?

— В общем и целом выглядит лучше, чем когда-либо на моей памяти, если не вдаваться в частности и в детали. Есть мнение, что в 70-х годах прошлого века какой-то минимальный достаток и сносный уровень жизни охватывал более широкие круги населения, но тех славных времен я не застал. Да и сомневаюсь я в верности подобных утверждений (опять же, если не вдаваться в какие-то отдельные аспекты). Ну а что касается "издалека", то вспоминается знаменитое есенинское: "Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии". В моем случае так было в 1995 году при переезде из Осетии в Питер, когда я впервые столкнулся с ролью наблюдателя "издалека". Так было и при учебе в Германии и взгляде издалека теперь уже на сам Питер. Так было и с Германией, которую мне тоже довелось наблюдать издалека во время короткого периода жизни в Лондоне.

—  Кого бы вы назвали из всех "фейсбучных" активистов здравомыслящими?

— Из тех "активистов", которых я вижу у себя в ленте, — все здравомыслящие, наверное. Насколько о здравомыслии вообще можно судить, учитывая зачастую сугубо праздное времяпрепровождение в фейсбуке, которым "грешат" многие, включая меня. Но человек 100, за почти два года нахождения в осетинском сегменте фейсбука, мне все же пришлось "забанить". Не знаю, много это или мало, но достаточно для того, чтобы на глаза не попадались опусы о величии Сталина, или никчемности какого-то из соседних народов. Комфортно себя чувствую на странице Алана Цхурбаева, например. Очень нравилась пользовательница по имени "Зарина Олеговна", но в фейсбуке ее больше нет. Вообще, страницы и комментарии некоторых пользователей женского пола читать одно удовольствие (и я имею в виду не профессиональных журналистов). Регулярно бываю на странице Заура Фарниева, хотя не всегда и не во всем с ним согласен. В группы стараюсь не вступать.

Вадим Балаев
Из личного архива Вадима Балаева
Вадим Балаев

—  Какие позитивные изменения за последние несколько лет вы видите в жизни Северной Осетии?

— Мне сложно говорить о периоде между 2007-м и 2015-м годами, но, с момента прихода к власти покойного Тамерлана Агузарова, который совпал с моей поездкой во Владикавказ после пятилетнего перерыва, я стал отслеживать местные новости и интересоваться ситуацией более активно. Позитивные изменения вижу в наличии людей с активной гражданской позицией, думающих людей и людей, которые не ждут помощи от государства, а действуют самостоятельно в меру своих сил. Кто-то на свои деньги ремонтирует и открывает сельский дом культуры, кто-то своими силами создает интересный и альтернативный проект в области современного искусства, кто-то пишет о произволе и безобразиях. Лично знаю состоявшегося во всем молодого человека, который становится директором школы с начальной зарплатой семь тысяч рублей, тратит на школу собственные деньги и делает это исключительно из желания и готовности брать на себя ответственность и делать общественно-значимые вещи.

—  Какие, на ваш взгляд, ошибки совершила новая власть?

— Это, наверное, тот вопрос, на который сложно отвечать человеку, живущему за тысячи километров от Осетии. Расстояние и взгляд "издалека" лишают, в данном случае, возможности давать комплексную и обоснованную оценку отдельным действиям власти. Но не могу считать правильной реакцию властей на акцию матерей Беслана с майками и позорное ночное судилище. Прискорбно, что в Осетии не нашлось ни одного политика или общественного деятеля, который бы открыто высказался на эту тему и в каком-то виде выразил бы если не поддержку, то хотя бы понимание обоснованным требованиям пострадавших. Недостаточное внимание властей к проблемам экологии (не только в связи с "Электроцинком") и недостаточные усилия власти по нормализации осетино-ингушских взаимоотношений также осмелюсь назвать стратегически неверными.

—  В чем, на ваш взгляд, есть потенциал для развития республики? И в культурной и социальной сферах?

— Не стану говорить о туристическом потенциале республики (который есть в отдаленной перспективе, наверное), так как об этом говорят многие при каждом удобном и неудобном случае. Думаю, что гораздо более важным потенциалом является молодежная политика и вопросы образования. Это тот потенциал, который даст отдачу с 99-процентной вероятностью, как показывает мировой опыт. Вложения в образование, науку, культуру, спорт и приоритет этих областей при принятии политических решений дадут республике не только условных Сохиевых или Гассиевых, но и долгосрочный фундамент для развития и благосостояния республики.

—  Как вы относитесь к росту национального самосознания?

— Осторожно и со смешанными чувствами. Приветствую, например, что вопросам осетинского языка уделяется гораздо больше внимания, чем в прошлые годы и десятилетия, но не берусь оценивать эффективность принимаемых мер, а о результатах говорить пока рано. При этом не считаю, что государству следует, например, тратить казенные средства на "симдообразные" хороводы вокруг Рощи Хетага, учитывая плачевную ситуацию с финансированием во многих социальных областях. И опять же: Вячеслав Зелимханович в папахе, хадоне и с кинжалом наперевес — это прекрасный портрет для хадзаров и кабинетов чиновников. Но, наверное, здоровому национальному самосознанию не помешал бы лидер (в черкеске, или без нее), который хотя бы на словах поддержал бы более 400 жителей республики, вынужденных искать справедливость и правосудие в Страсбурге после многолетнего и до сих пор незавершенного расследования массового детоубийства.

—  Как вы оцениваете первые шаги в работе нового руководителя Высшего совета осетин?

— Не следил внимательно за действиями господина Кучиева, но симпатию вызывает некая открытость, готовность обсуждать свои планы с широкой общественностью и отвечать на вопросы рядовых пользователей социальных сетей. Хотелось бы надеяться, что Высший совет осетин будет в своей дальнейшей деятельности оглядываться на свой устав, оставаться общественным движением с участием этнических осетин и соблюдать необходимую дистанцию от власти.

—  Как складывается ваша жизнь и работа за пределами республики? Чувствуете ли себя комфортно, часто ли приезжаете в Осетию, скучаете ли?

— Жизнь складывается по припеву песни Зацепина "Полосатая жизнь". В общем и целом, чувствую себя комфортно. Последняя поездка в Осетию состоялась в 2015 году, но жена с дочкой бывают там чаще. Надеюсь, что в обозримом будущем и сам буду чаще наведываться на любимую историческую родину. Особенно, если определенным планам будет суждено сбыться.

Вадим Балаев
Из личного архива Вадима Балаева
Вадим Балаев

—  Как вы воспитываете свою дочь, нравится ли ей приезжать в Осетию, как она любит проводить время? Как вы относитесь к методикам раннего развития детей?

— "Как воспитываете" — очень общий вопрос, наверное, и точный ответ на него мы узнаем после завершения процесса воспитания. Что же касается конкретных методик раннего развития, то мог бы назвать только методику Монтессори, так как дочка ходит в школу, которая использует ее основы. С остальными методиками тоже знакомы в общих чертах, но условная вальдорфская методика убедила нас лишь в отдельных аспектах. В остальном же стараемся с женой ориентироваться на здравый смысл, интуицию и ошибки наших родителей применительно к нашему воспитанию. Ну и общие рекомендации специалистов вроде Людмилы Петрановской, например. Очень благодарен своей жене в этом смысле, благодаря которой открыл для себя много полезных знаний и информации в области воспитания. И да, дочке нравится приезжать в Осетию. Мгновенно завела себе много друзей и подруг во дворе, любит природу и горы, внимание к своей персоне со стороны бабушки, дедушки и других родственников. 

Темы:
Вдали от Осетии (28)
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik