18:33 27 Мая 2017
Прямой эфир
Призывник во время прохождения военно-врачебной комиссии

Как откосить от армии и не попасться

© Sputnik / Виталий Аньков
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Сос Плиев
39535

Мой призывной возраст пришелся на то время, когда служить в армии еще не считалось полезным и престижным, поэтому, когда вы будете читать эту историю помните, пожалуйста, об этом.

Однажды меня не взяли в армию. Шел мне 21 год, и все было неплохо: красный диплом истфака, такой же юрфака и работа в крутом магазине "Седьмой континент" менеджером по рекламе. Еще я чего-то снимаю, чего-то пишу для КВНа.

Но скучно мне. Знаете, бывает такое состояние организма, когда ничего не радует. Что у тебя происходит, что будет завтра? Без разницы. Ты живешь в режиме "Стэнд бай". Депрессняк. Беспощадный.

И вдруг! Неожиданный поворот! И ты думаешь — "Вот оно! Вариант все поменять! Типа знак!" Почему-то я решил, что знак этот — повестка в военкомат.

И сказал я сам себе: "А пойду, послужу! Взбодрюсь! А что? Мужской долг, и все такое! Романтика!"

И пошел я в военкомат. Толпа немощных подростков в трусах и с бумагами сразу насторожила. Ну, они не совсем подростки, им по 18 лет. Но дохленькие. А мне — то 21 и весу 120 кг. О-го-го! Кровь с молоком! Раззудись плечо! Короче богатырь. И смутили богатыря разговоры немощных:

— Ты куда хочешь пойти?

— По любому в ВДВ! На крайняк в спецназ!

— А я на флот! В морпехи!

И тут же начинают на полном серьезе обсуждать, кто кого заборет: моряк десантника или наоборот!

Наивные дети. Видимо, их где-то обманули и сказали, что можно выбрать. Я-то понимал, что если не законопатят в стройбат или ЖД войска, уже хорошо. И как- то заранее начал тяготиться будущими условными однополчанами. И тут же наблюдаю, как какой-то человек в фуражке страшно и матом орет на шклевого подростка в зеленой форме. И представил богатырь, как на него орать так же будут…

Вдруг! О, чудо! Я с удовольствием начинаю понимать, что депрессняк из моего организма куда-то весело улетучивается! Так бывает: видишь, что кому-то хуже чем тебе, и начинаешь свою обыденность ценить. Очевидно, что тут всем было хуже, чем мне.

Сильно мне в армию расхотелось. Надо валить. Какого черта? У меня зреет фестиваль в Сочи! Надо писать концепт для зимней распродажи! Лежат два заказа на видеорекламу! В топку армию! Да здравствует свобода, творчество и фриланс!

Но плакат на военкоматской стенке строго напомнил: "Соскочишь — сядешь!"

Хм. Я уважаю лаконичные угрозы. Продолжаю рассматривать плакаты про то, как натягивать противогаз, резко разбирать АК и маршировать. В уголке замечаю небольшой стендик: "Лица, не подлежащие призыву в вооруженные силы РФ". Это же про меня. Начинаю читать — действительно про меня!

Статья 24 что ли, типа, если есть у призывника мама или папа пенсионного возраста, то Родина обойдется без тебя, сынок! Заботься о предках! Они ж у тебя на иждивении. А мама как раз вышла на пенсию. Но трудиться не перестала. И на иждевенку не тянет. Но по закону я ее кормилец. Мысленно попросив прощения у мамы, я, совсем веселый, выучиваю стендик наизусть.

В этот момент прокричали мою фамилию и завлекли на медосмотр. Все стандартно: "А до ветру часто ли ходите? А дети есть? А родители не сумашедши ли? А батюшка не пьющий ли?"

Причем добрая окулист сильно сокрушается, что у меня всего —1,5: "Вот если бы у вас было — 4, а лучше — 6, вас бы точно комиссовали!"

А хирург языком цокает и мечтает: "Ах, какое у вас плоскостопие слабое! Вот если бы третья степень…"

Закончился медосмотр и с папочкой, где личное дело, захожу в последний кабинет. Там стол. В центре сидит мужчина при форме и погонах (я потом только понял, что это военком и есть), по левую руку от него женщина в белом халате, а по правую ветеран. Ветеран читает какую-то книжку в мягкой обложке и время от времени неодобрительно качает головой. При ближайшем рассмотрении книжка оказывается Уголовным кодексом РФ. Причем, гадом буду, открыта на статье "Уклонение". Я, доброжелательно улыбаясь подхожу к столу, кладу папочку и говорю:

— Добрый день.

И тут военком как заорет!

— Назаааад! К стене!

Я реально испугался, что у них тут что-то случилось. Ведь не может человек просто так орать. Оказывается, может. Просто так. Ему так удобней. Тут так принято.

— Назааад!

— У вас что-то случилось?— причем команды не выполняю, надеюсь на программный сбой.

— Я сказал к стене!

Все ясно! Военком повредил крышу на службе и сейчас начнет за пистолет хвататься. Но смотрю, врачиха и ветеран никак на децибелы не реагируют. Значит тут так положено. И я окончательно понял, что в такую армию мне не хочется. И расслабился. Но на всякий случай к стене отошел.

— Вы не орите. Что случилось?

— К стене!

Я решил психа не злить. К стене так к стене. Утыкаюсь в стенку, раскидываю руки и раздвигаю ноги гораздо шире плеч. Искренне был убежден — будет шмон! Но бодрость духа не теряю, а тоже начинаю орать из этой унизительной позы.

— Что у вас тут происходит?!

И на всякий случай говорю несколько матерных слов, никак не связанных по смыслу, но имеющих мощный энергетический посыл.

Вот видимо как-то я на волну военкома попал. Пароль назвал! Он тут же успокаивается, хватает мое дело и почти спокойно говорит:

— Перестаньте паясничать! Повернитесь!

Поворачиваюсь. Рядом стоит стул. Сажусь. И видимо как-то снова военкома включил.

— Встать! К стене!

Но я уже открыл секрет ведения диалога с военным:

— Прекратите на меня орать! Нормально говорите!

Он опять возвращается в человеческий облик. Доктор Джекил и мистер Хайд.

Ветеран закрывает книжку. Докторша зевает. Военком, раздраженный и дерганный, листает мое личное дело:

— Вот… Призывник…. пошел… (в паузах отчетливо читается то самое нехорошее слово, которым называют падших женщин) Не ори на него… Ничего… Сейчас посмотрим…

Я уже понял, что мы с армией, параллельные миры. И нам нельзя быть вместе. И как-то расслабился. Но тут военком резко поднял голову, хищно вытянул палец с красивым желтым ногтем и, тыкая мне куда то в область паха, проорал:

— Что это?!

Господи! Сейчас-то что не так?

— Что именно?

— Вот! На поясе!

Я уже устал орать:

— Это пейджер.

— Ааааа… Пейджер… Ишь ты… Пейджер… Умные все стали? Записываешь нас?

Вот это "записываешь" сделало меня конченым пацифистом. А он, в очередной раз перелистнув страничку, вдруг начал радоваться:

— Ну, правильно! Пейджер! Так и должно быть! Тут так и написано — "Рекомендован в войска связи!"

Понравилась ему эта запись в моем деле, сделанная когда я еще учился в школе. Военком захлопнул папочку. Улыбнулся по отечески:

— Ну что, Плиев! Послужим Родине?

— Никак нет!

Ветеран снова открыл книжку. Врачиха бросила зевать.

— Это почему?

— Согласно статье 24…. Часть вторая…. Лица…. На иждивении… Не подлежат…

Военком потерял ко мне интерес:

— Умный? Ладно. Идите. Пока.

И я ушел. В коридоре подростки азартно обсуждали, кто сильнее: стройбат или ВДВ…

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

  • Последний звонок в Южной Осетии: смех сквозь слезы

    Выпускники Южной Осетии прощались со школой – в этом году во взрослую жизнь вступили 453 вчерашних школьников. Смотрите на видео кадры торжеств в школах

    423
  • Девушка

    Гуляя по Цхинвалу или Владикавказу, любой мужчина может ослепнуть от сияния женской красоты, может получить инфаркт от резко участившегося биения влюбленного сердца, может онеметь, проглотив от восторга язык

    565
  • Фотозона Sputnik вызвала ажиотаж в Кремлевском Дворце

    26 мая на финале шоу "Ты супер!" в Государственном Кремлевском дворце Sputnik провёл акцию для зрителей концерта. В Центральном фойе была установлена фотозона с микрофоном – символ, объединяющий вокальный конкурс и радио Sputnik. Каждый участник акции получил фирменный значок с логотипом агентства

    51

Орбита Sputnik

  • Вильнюсский университет, архивное фото

    Вильнюсский вуз через свой аккаунт в Фейсбуке предупредил студентов о том, что в учреждении замечен офицер российской разведки.

  • Канадский премьер-министр Джастин Трюдо на саммите НАТО в Брюсселе

    Президент Латвии, премьер Эстонии, и даже канцлер Германии, были удивлены носками главы кабинета министров Канады на саммите НАТО.

  • Мэр Кишинева Дорин Киртоакэ

    Задержанному мэру Кишинева либералу Дорин Киртоакэ грозит до семи лет лишения свободы за использование служебного положения в личных целях.