07:08 24 Октября 2017
Прямой эфир
Сотрудник ДПС на Зубовском бульваре

Особенности национального общения с ГАИ

© Sputnik / Александр Вильф
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Сос Плиев
1359142

Когда я написал этот текст и повесил его у себя в блоге, ко мне приезжали сотрудники ГИБДД и сильно интересовались настоящей фамилией инспекторов, но я их, конечно, не выдал

Когда я написал этот текст и повесил его у себя в блоге, ко мне приезжали сотрудники ГИБДД и сильно интересовались настоящей фамилией инспекторов, но я их, конечно, не выдал.

Однажды я разрушил мозг гаишнику. А дело было так. Я только-только влился в стройные ряды автолюбителей. И вот еду я по улице Ленина к площади имени легендарного и славного чекиста Штыба. Время позднее (во Владике "поздно" — это уже в 9 вечера), машин нет. Один я практически еду. И препираюсь по телефону с супругой. Не то, что ругаюсь. Так… Доказываю сам себе "ху из зе мастер оф зэ хаус". Ну, и в пылу страсти проезжаю на красный возле серого дома правительства.

А надо заметить, что иногда ГИБДД проводит рейды. Рейд — это когда собирается много инспекторов, и они коллективно начинают наводить порядок. Польза от такого стояния толпой очевидна. Сотрудников много, друг с другом знакомы плохо, и вариант, что кто-то из коллег стуканет, если что, велик. Посему служба несется бдительно и согласно наставлению. Ну и, конечно, когда толпой — не страшно. И вот стоят они, родимые, по обе стороны от дороги и всех нарушителей ловят. А машин мало. Но рейд — дело такое.

Сказала Родина ТУТ стоять — и стоят. А им скучно, потому как применить навыки по пресечению не на ком!

И тут я — весь такой на нервах, с телефоном, не пристегнутый и на красный. Инспектор, задрав голову и поблагодарив Главного Гаишного Бога, метнулся мне наперерез. Он свистел и махал, махал и свистел. Я остановился. Окошко открыл. Инспектор подбежал и, выплюнув свисток, невнятно представился:

— Инспектор ГИБДД Дж…..ев!

— Здравствуйте, инспектор.

— Вы по телефону говорили! И не пристегнуты! И на красный проехали!

— На красный тоже проехал? Блин. Неприятно.

— И че будем делать?

Столько участия и заботы бывает в глазах у мамы, когда она смотрит на то, как вы занозили руку. Такими глазами смотрят на брошенных котят чувственные девушки. Инспектор смотрел на меня нежно и томно.

— В каком смысле "че делать", инспектор?
Инспектор аккуратно сглотнул.

— Три серьезных правонарушения Вы допустили! Телефон — это у нас штраф 300 рублей, ремень — 500 и красный свет — 700!

— Ужас какой! Ну что ж делать?! Нарушил. Виноват.
Инспектор с неразборчивой фамилией быстро стрельнул глазами по сторонам. В воздухе вечернего Владикавказа повеяло провокацией.

— В смысле?
Как я понял, "в смысле" — это такое слово-код. Оно позволяет получить необходимый передых и собраться с мыслями в нестандартной ситуации. Ну и зацепиться за реальность.

— В прямом смысле, инспектор. Виноват. Готов понести суровое, но справедливое наказание.

— Я, в смысле, щас протокол составлю!!!

— Три.

— Кого?

— Инспектор, "три" в данном случае не глагол, а числительное. Вам надо составить три протокола.

Инспектор уже не отрывал от меня хищного взгляда. В глазах картинками братьев Люмьер мелькали растерянность, злоба и жалость к сумасшедшему водителю.

— Ты пил?— Он добавил интима, перейдя на «ты».
Был маленький шанс, что я не совсем больной. Я огорчил его.

— Нет. Дыхнуть?
Видимо забоявшись, что безумие может передаться и ему, инспектор замахал руками, как подстреленная синяя чайка:

— Не-не! Я верю! — но на всякий случай отступил на шаг. — Так я пишу?

— Ну, если хотите — пишите.

— Светофор — 700, ремень — 500, телефон — 300! Это вместе… 1500 рублей!
Сумма поразила инспектора. И он шепотом повторил:

— Тыща пятьсот рублей!

— Ну, да.

— Подожди! Светофор — 700! Телефон — 500! Ремень — 300! Это же все вместе полторы тысячи???!!!

— Наоборот. Ремень — 500, а телефон — 300.

— А светофор??!!

— 700.

— Но вместе же 1500??!!

— Инспектор, Вы все правильно считаете.
Он смотрел сквозь меня и шевелил губами. Цифры складывались в какую-то монстрообразную сумму. В минуты стресса все переходят на родной язык:

— Фæлæуу-ма! 500 ремень, 300 телефон, 700 светофор!

— О! Все вместе — 1500 рублей. Инспектор, давайте уже что-нибудь делать начнем! Я домой хочу.

— Торопишься?— у инспектора появилась надежда.

— Да нет…

— Ну, тогда пошли в патрульную машину!

В бело-синем "пепелаце" пахло инспектором и "Дошираком". Оказавшись в знакомой обстановке, гаишник чуть-чуть оправился. Устроив на коленях планшетку с протоколами, он снова ринулся в бой!

— Так я пишу? И за светофор, и за телефон, и за ремень?

— Ага.
Он снова начал считать. Он тасовал эти магические цифры — 300, 500, 700, и все равно получалось 1500 рублей. Наконец он не выдержал:

— Может на месте оплатишь? Половину!
Мне прям захотелось его обрадовать! Но я патологически жаден до заработанных денег. Тем более, что после похода в «Стейтон» в кармане сиротливо лежали 128 рублей.

— Не-е… Давайте как договорились! У меня все равно всего 128 рублей. Это ж мало?

— 128? Не-е-е… там 300 за телефон, 500 за ремень и 700 светофор. Это 1500. Пополам — 750.
Он вздохнул и начал писать, тихо повторяя мантру:

— Ну, как так? 300 — телефон, 700 — светофор, 500 — ремень. Как так? Все вместе же 1500? Да, правильно… А пополам — 750. Гъа, уæдæ, 700… но 128… Ну, как так?
Он бурчал и вздыхал, иногда с тоской глядел на пролетающие мимо нас машины, в которых сидели нормальные, не пристегнутые и говорящие по телефону водители. Потом он смотрел на меня — черствого и жестокого, опять выдыхал:

— Полторы тысячи же? Правильно? Как так?— и возвращался к протоколу.

В патрульную шестерку вдруг ворвался свежий воздух и усатое лицо с капитанскими звездочками.

— Э! У вас все в порядке? Вы сначала там 20 минут разговаривали, теперь в машине полчаса сидите. Что случилось?

Мы вылезли из машины. Остальные гаишники смотрели на моего инспектора с завистью. Капитан продолжал ждать ответов:

— Ну?

— Товарищ капитан, вот он на красный проехал…

— Тааак! — произнес капитан.

— Потом по телефону говорил!

— Тааак! — капитан посмотрел на меня уважительно.

— И не пристегнутый!!!

С козырей зашел, гад. Капитан уже не скрывал восторга от меня:

— Серьезно?!?!

Я покивал. Скорбно.

— Ну и?— брызгал азартом капитан, стуча копытами, как маленький трудолюбивый пони.

— Светофор — 700. Так?

— Так!

— Телефон — 300. Так?

— Так!

— Ремень — 500. Все вместе — 1500?

— Да. 1500. И что?

— А у него 120 рублей!

Это наглое передергивание возмутило меня!

— Сто двадцать ВОСЕМЬ!

Капитан внимательно посмотрел на меня. Для порядку поинтересовался:

— Бухал?

— Нет. Я вообще не пью.
Видимо, это как-то успокоило капитана. Он вернулся к подчиненному:

— Понятно. Ты все это время что делал?

— Ну как так, 1500 рублей, а он говорит "протокол пиши"!

— Ну и писал бы!

— КАК?!? Светофор — 700…

Капитан прервал его взмахом жезла. И снова поинтересовался у меня:

— Ты себя нормально чувствуешь?

— Да. Просто был хреновый день, а вы стали хреновым финалом хренового дня.

— C кем по телефону говорил?

— С женой.
Капитан вздохнул.

— Где твои 120 рублей?
Я достал из кармана стольник и 28 рублей железом. Капитан повернулся к инспектору и веско произнес:

— Отдай ему права, возьми у него 100 рублей, пожелай: "Уастырджи де 'мбал!" и марш работать!
Инспектор шмыгнул носом:

— Товарищ капитан! А как же протокол? Я ж его уже заполнил… Почти…

— Выпишешь ему штраф. Pазметку. Вот у тебя 100 рублей. Счастливо!
На том и расстались.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Председатель Российско-Абхазского делового совета Андрей Сергеев

    Абхазское государство должно защищать российские инвестиции, без которых невозможно развитие торговли и инфраструктуры, считает эксперт.

  • Кадр из фильма Матильда

    В Баку покажут скандально известный российский фильм об истории любви цесаревича Николая Александровича и балерины Матильды.

  • Стенд государственной корпорации по атомной энергии Росатом

    Корпорация «Росатом» проведет в Армении Олимпиаду для школьников с целью выявления одаренных детей, которые в будущем смогут работать в сфере атомной энергетики.

  • Архивное фото автокрана

    Полиция Казахстана задержала мужчину, использовавшего при совершении кражи автомобиля один из методов Юрия Деточкина – героя фильма «Берегись автомобиля».

  • Здание Жогорку Кенеша в Бишкеке. Архивное фото

    Комитет парламента Кыргызстана по бюджету и финансам одобрил проект закона о денонсации соглашения о помощи Казахстана в 100 миллионов долларов.

  • На БелАЭС привезли корпус для второго реактора

    На строительную площадку Белорусской атомной электростанции доставлен корпус реактора для второго энергоблока. Первый уже установлен и смонтирован.

  • Юозас Статкявичюс

    Известный литовский модельер Юозас Статкявичюс в эксклюзивном интервью Sputnik рассказал о массовой эмиграции из страны.

  • Латвийский козий сыр

    Евродепутат от Латвии Андрей Мамыкин заявил, что Латвия из-за российских контрсанкций теряет «как минимум миллиард евро в год».

  • Александр Рар

    Политолог-международник Александр Рар рассказал, чем напуганы власти Молдовы и почему республика не имеет перспектив вступить в Евросоюз.

  • Председатель Российско-Абхазского делового совета Андрей Сергеев

    Абхазское государство должно защищать российские инвестиции, без которых невозможно развитие торговли и инфраструктуры, считает эксперт.

  • Кадр из фильма Матильда

    В Баку покажут скандально известный российский фильм об истории любви цесаревича Николая Александровича и балерины Матильды.

  • Стенд государственной корпорации по атомной энергии Росатом

    Корпорация «Росатом» проведет в Армении Олимпиаду для школьников с целью выявления одаренных детей, которые в будущем смогут работать в сфере атомной энергетики.