18:30 18 Ноября 2017
Прямой эфир
Сергей Маркедонов

Девять лет признания Южной Осетии: пора перейти к развитию

Facebook
Аналитика и Интервью
Получить короткую ссылку
Девятая годовщина признания независимости РЮО (29)
28420

Признав независимость Абхазии и Южной Осетии, Россия продемонстрировала свою готовность менять правила игры, если они ее более не устраивают, замечает Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ – для Sputnik 

Девять лет назад, 26 августа 2008 года, Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Тогда это решение Москвы произвело ошеломляющий политический эффект. Впервые после распада СССР под сомнение была поставлена неприкосновенность "беловежских принципов" о границах между союзными республиками как константе. Автономные образования получили пускай и ограниченное, но международное признание. Россия, которая ранее действовала как держава-статус-кво, продемонстрировала свою готовность менять правила игры, если они ее не устраивают и ее интересам более не соответствует. 

Самоопределение или территориальная экспансия? 

Весьма показательной реакцией на признание абхазской и югоосетинской независимости была в то время оценка известного американского дипломата и эксперта Строуба Тэлботта (он занимал в администрации Билла Клинтона пост заместителя госсекретаря, курировавшего вопросы постсоветского пространства): "Может быть, с официальной точки зрения России Абхазия и Южная Осетия являются независимыми государствами, но в глазах всего мира это – расширение российской территории. И это произошло в первый раз с момента окончания советской эпохи". 

Оставим на совести автора его риторический прием – отождествление позиции Вашингтона с мнением "всего прогрессивного человечества". Между тем, сам этот подход весьма показателен. В нем во многом и кроется разгадка того, почему две бывших автономии после долгих лет колебаний и сложной эволюции подходов Москвы получили, в конце концов, признание со стороны России.

Известный историк, профессор Джорджтаунского университета Чарльз Кинг в своей  книге "Призрак свободы: история Кавказа" пришел к важному выводу: "Постсоветский порядок в Кавказском регионе был не естественным итогом стремления отдельных наций к независимости, но, скорее, отражением способности мирового сообщества терпеть один вид сецессии, но отвергать другой. В конце концов, история успешной сецессии в случае с Арменией, Азербайджаном и Грузией стала легитимной посредством международного признания и членства в многосторонних организациях. Сецессия же непризнанных режимов Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии рассматривалась лишь, как бесперспективные попытки рационализировать капризы сепаратистов".

Однако распад единого государства – это всегда сложный процесс. Те же Штаты, прошедшие через подобный опыт, прекрасно знают, что попытка отделения одной части от общего целого не гарантирует автоматически неделимость отделяемого образования. Пример с Вирджинией, отделившейся от федерального центра и Западной Вирджинии, не пожелавшей существовать в рамках Конфедерации, – прекрасное тому свидетельство. Если же говорить о закавказской истории рубежа 20 и 21 веков, то упорное отождествление интересов бывших автономий с происками Москвы, нежелание видеть в них самостоятельных субъектов со своими собственными устремлениями, в итоге и привело ситуацию к тому, что Россия стала гарантом самоопределения и экономического восстановления Абхазии и Южной Осетии. 

Для кого-то это стало демонстрацией растущих амбиций Москвы, а для кого-то — ее заявкой на превращение в самостоятельный центр международной политической гравитации.

Кавказ в тени Крыма и Донбасса

Между тем, сегодня признание двух бывших автономий Грузинской ССР оказалось  в тени событий вокруг Крыма и Донбасса. Решение российской власти в 2008 году многие авторы в США и странах ЕС рассматривают как некую увертюру к крымской и донбасской истории. 

По словам вашингтонского кавказоведа Кори Вэлта, "если мы рассматриваем войну 2008 года в качестве прелюдии к аннексии Крыма и к гораздо более разрушительному конфликту на Украине, мы будем вынуждены признать, что та война принесла большие геополитические издержки, чем официальные лица США определили в свое время". Как следствие, привязка "августовской темы" к украинскому контексту.

 Однако, проводя подобные параллели, следует иметь  в виду, что даже после "пятидневной войны" в Закавказье, когда третий украинский президент Виктор Ющенко поддержал своего грузинского коллегу Михаила Саакашвили в его действиях в Южной Осетии, официальная позиция Кремля на украинском направлении не претерпела существенных изменений. Так, 30 августа 2008 года Владимир Путин  заявил в интервью немецкой телекомпании ARD: "Крым не является никакой спорной территорией". Более того, в октябре 2008 года российско-украинский межгосударственный договор был продлен еще на десять лет. 

Все решения по Крыму в 2014 году принимались  не в политическом вакууме. И уж тем более они не являлись неким продолжением абхазских и югоосетинских событий. Они имели свою собственную природу и логику. Во многом действия Кремля в Крыму стали реакцией на события "второго Майдана" в Киеве и попытку изменить статус-кво в интересующем Россию регионе без учета ее интересов. Можно спорить о том, создавали ли эти решения дополнительные риски для Москвы (понятное дело, повышение ставок их всегда создает). Но почва для самого ответа имелась более чем солидная. 

Президент РФ Владимир Путин на церемонии совместного фотографирования глав делегаций государств-участников Группы двадцати
© Sputnik / Михаил Климентьев

Единственное, что объединяет случаи 2008 и 2014 года, это то, что Россия готова к изменениям правил игры, если у нее не остается возможностей для дипломатического диалога (и если угодно торга) вокруг интересующих ее проблем. И если "окончательная победа" Тбилиси над "сепаратистами" в Южной Осетии была чревата обострением осетино-ингушского конфликта внутри самой РФ и дестабилизацией всего Северного Кавказа, потеря главной базы Черноморского флота фактически возвращала страну к условиям Парижского мира 1856 года. Отсюда и готовность рисковать, и кажущаяся иррациональность российских действий. Это для тех, кто не готов анализировать (пусть не принимать, но хотя бы понимать) резоны Москвы.

Абхазия и Южная Осетия: новый запрос

После 26 августа 2008 года Абхазия и Южная Осетия стали жить в иных условиях. Не как конфликтные территории, где угроза "разморозки" противостояния существует ежеминутно, и не как образования, чьи отношения с той же Россией не определены и зависят от широких контекстов ее взаимодействия с Грузией и Западом. Конечно, статусные споры с Тбилиси не разрешены, но гарантии стабильности и восстановления со стороны Москвы имеются. Укрепление же евроатлантического выбора Тбилиси по факту (хотя и без фиксации этого де-юре) сопрягается с отдельным существованием Грузии и ее двух бывших автономий. 

Для Сухума и Цхинвала на первый план вышел вопрос о том, как перейти от состояния "осажденной крепости" к развитию. Этот переход сегодня кажется затянувшимся, а постоянные ссылки на конфликты прошлого уже не обеспечивают гарантированной поддержки. Люди в массе своей хотят перевернуть эту страницу и начать новую главу истории. 

Нет никаких гарантий, что это будет история сплошных успехов, но сам запрос на эту перспективу сформулирован. Можно рассматривать это лишь как бесплатное приложение к российской внешней политике в Закавказье, а можно (и это было бы более продуктивно) постараться вникнуть в содержание этого запроса.

Темы:
Девятая годовщина признания независимости РЮО (29)
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Художник-визажист Марк Кульер

    Британский гример, обладатель премии "Оскар" Марк Кульер приглашен для съемок очередного фильма киноэпопеи "Путь лидера" о Нурсултане Назарбаеве.

  • Архивное фото президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и премьер-министра Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова

    Глава Казахстана Нурсултан Назарбаев поздравил с днем рождения избранного президента КР Сооронбая Жээнбекова.

  • Научный сотрудник Института США и Канады РАН Геворг Мирзаян

    Колумнист Sputnik Геворг Мирзаян о ключевых приоритетах официального Минска, резолюции ООН по Крыму и миротворцах в Донбассе.

  • Слева направо: Арсен Аваков, Эка Згуладзе, президент Петр Порошенко и  Михаил Саакашвили  в Одессе, архивное фото

    Отчего у Литвы есть повод задумать о дружбе с такими "демократическими" странами, как Украина, Грузия и Молдавия?

  • Командующий НВС Латвии генерал-майор Леонид Калниньш

    Действия России свидетельствуют о стремлении повысить свою обороноспособность, а не о желании укреплять экономические связи, считает командующий НВС Латвии.

  • Президент Игорь Додон

    Референдум по отставке мэра Кишинева – это шанс, чтобы положить конец хаосу в столице, считает президент Молдовы Игорь Додон.